ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Павлюк Быковский: «Не нужно продаваться и писать заказные статьи»

В фокусе

В самом разгаре очередная кампания по выборам президента – и это закономерным образом оказывается наиболее активно освещаемым политическим событием года. Президентская кампания – это всегда горячая пора для политических журналистов и обозревателей. Горячая и опасная, если вспомнить, какими драматическими событиями сопровождались все выборы президента в истории Беларуси.

О том, какие существуют правила освещения выборов, и каковы особенности освещения именно этой избирательной кампании, мы решили поинтересоваться у тех, кто погружается в эти вопросы глубже других – у белорусских политических журналистов и обозревателей. Сегодня о своих профессиональных подходах рассказывает политический обозреватель ряда белорусских и зарубежных СМИ Павлюк Быковский.

- С точки зрения работы политического журналиста, политического обозревателя, чем нынешние президентские выборы отличаются от выборов 2010 года?

- На мой взгляд, главное отличие состоит в том, что в 2010 году первоначально не была понятна цена вопроса, не было ясно, возникнет единый кандидат или не возникнет. Это прояснилось уже ближе к сбору подписей, когда стало понятно, что все штабы играют свою игру. Теперь же кампания точно проходит без единого кандидата, то есть в совершенно другом формате. Сейчас была целая волна фриков, на которых в 2010 году не обращали никакого внимания. Тогда был все-таки больше интерес к политикам, а не фрикам, – сейчас же на первом этапе основное внимание было приковано именно к фрикам. А сегодня люди, которые пишут об этой кампании, вынуждены писать о каких-то заявлениях, пусть громких, но за которыми не стоит ничего. Журналисту приходится скорее развлекать публику, чем писать о существенных вещах.

- Какие-то явно выраженные отличительные особенности у этих выборов есть?

- Самое главное я назвал. Я не думаю, что на остальное следует обращать внимание, поскольку и в 2010-м году не было настоящей конкуренции идей, и сейчас ее нет. Если сравнивать с 2006 годом, то там был более интересный политический расклад, там был единый кандидат Милинкевич и еще оппозиционный кандидат Козулин, который был еще более оппозиционный, чем Милинкевич. Тогда можно было обсуждать какие-то существенные вещи – с чем идет оппозиция, какую альтернативу она предлагает главе государства. Ни в 2010 году, ни сейчас такие вещи обсуждать не получается. В 2010-м альтернатив было слишком много, но из-за этого они девальвировались.

Сейчас альтернатива как бы одна, но она не представляет более-менее значительные слои оппозиции. И пока каких-то существенных вещей кандидат не сказала, поэтому приходится писать о несущественных вещах.

- Вы сами для себя сформулировали какие-то правила, которых следует придерживаться при освещении этих выборов?

- Я придерживаюсь правил обычной журналистики: писать отстраненно, писать, не становясь на сторону кого-то из кандидатов или власти. Но, с другой стороны, я не говорю, что этот рецепт должен подходить всем. Вполне возможна партийная журналистика, возможно, когда журналист или публицист становится на чью-то позицию. Может быть много разных подходов для освещения избирательной кампании.

- После всех событий, сопровождавших избирательную кампанию 2010 года, какие выводы, уроки вы для себя сделали?

- Сложно сказать, поскольку та кампания на самом деле еще не завершилась. Поэтому с выводами и уроками я бы пока не спешил. Уроки и выводы обычно делаются на собственных ошибках, а я пока не могу сказать, что наделал много серьезных ошибок, поэтому говорить об этом рано.

- Как Вам кажется, в этом году в ходе выборов масс-медиа легче или сложнее коммуницировать с представителями власти?

- Тональность действительно очень сильно изменилась. Я вижу определенную открытость в государственных структурах, которой, в общем-то, не было в предыдущие годы. Но отчасти она присутствовала в 2010 году, в период агитации. Тогда тональность была во многом похожая.

Если же говорить, легко или тяжело журналистам, то сложность есть в том, что «цена» выборов не очень высока. То есть цена вопроса – «что могут изменить в моей жизни эти выборы?» – во многом нулевая. Поскольку нет веры в то, что эти выборы могут что-либо изменить. И это заставляет журналистов искусственно драматизировать некоторые вещи, обращать внимание на вещи, которые могут быть интересны или веселить публику. С другой стороны, на самом деле за этим горизонтом событий находится и другой момент: в экономике сейчас ситуация очень сложная. Политические игроки – ни с одной, ни с другой стороны, – практически не используют проблемы в экономике. И не исключено, что журналистам придется обратить внимание на эти проблемы самостоятельно, заставлять политических игроков отвечать на серьезные вопросы. Это могут быть вопросы, связанные с занятостью, или прочие вещи, которые действительно беспокоят массовую аудиторию.

- Что в этой ситуации могли бы сделать белорусские СМИ, чтобы выборы прошли хотя бы более честно?

- Для этого белорусским СМИ нужно всерьез относиться к тому, что происходит. А это как раз и не получается. Потому что есть журналисты, которые считают: «от этих выборов ничего не зависит, поэтому я просто отбываю свой номер, служу». А есть журналисты, которые освещают эту избирательную кампанию, как будто это обычная ситуация в стране, а не нечто особенное. Вместе с тем, можно попытаться артикулировать те вопросы, которые не подняты сейчас на политическом уровне, и навязать их как повестку дня всем, кто присутствует на политическом поле.

- Есть ли что-то, чего категорически не стоит делать политическому журналисту на этих выборах?

- На любых выборах журналисту не нужно продаваться и писать заказные статьи. Я могу понять, когда журналист становится на ту или иную позицию и пишет в чью-то пользу. Так как он думает, он сопереживает какой-то из сторон. Но всегда, в ходе всех избирательных кампаний, возникает предложение: «А давайте вы напишете так-то, а мы вас отблагодарим таким-то образом». Вот этого делать совсем нельзя, поскольку репутация достаточно быстро теряется. Аудитория почти всегда замечает искусственность позиции, редакционная политика страдает от таких публикаций, и в результате теряется авторитетность того или иного издания.

Но каждая избирательная кампания демонстрирует примеры подобного подхода. Сейчас этого пока особо не заметно, но уже на уровне слухов, конечно, такие вопросы подымаются.

- Какие рекомендации вы бы дали коллегам – другим политическим журналистам?

- Для меня невозможно давать такие рекомендации по той простой причине, что у каждого из журналистов есть своя редакционная политика, и общие принципы журналистики, как мне кажется, в данном случае не меняются. Я не думаю, что тут корректно давать какие-то советы или рекомендации.

Фото: Геннадий Веретинский

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: