Вы здесь

Мнение: Про Шнобеля, Нобеля и голоса на БТ

Нобелевская премия у белоруски. Ее «Чернобыльская молитва» и «Цинковые мальчики», ее «У войны не женское лицо», кажется, не оставили равнодушными ни одного читателя.

Но и когда только-только Нобелевский комитет объявил имя лауреата этого года по литературе, и спустя неделю, когда новость подостыла, за Светлану Алексиевич, за нашу литературу, за страну в целом радуются и те, кто читал, и те, кто «никогда не слышал о такой писательнице».

При этом, судя по социальным сетям, взрыв радости буквально через несколько секунд после того, как имя нашей писательницы произнесли в Стокгольме, быстро сменился традиционными «душевными терзаниями» белорусов, точно сформулированными заместителем редактора «Комсомольской правды» в Белоруссии» Ульяной Бобоед: «…а поздравил ли ее министр культуры? А что сейчас думает Союз писателей? А президент? А как прокомментировал Нобелевскую премию пресс-секретарь Путина Песков? И что там пишут иностранные СМИ? О, «Нью-Йорк Таймс» опубликовал статью. Можно выдохнуть и радоваться?»

Но если интернавты вольны терзаться, мучаться, задаваться вопросами, радоваться и тут же сомневаться, сколько и когда им только заблагорассудится, то с медиа все немного сложнее. Во всяком случае, c белорусскими.

Наблюдая онлайн за встречей Алексиевич с коллегами-журналистами, отчего-то подумала, где же там камеры белорусского телевидения? Сидят в ньюсрумах и ждут команды, или все-таки приехали на свой страх и риск к редакции оппозиционной «Нашей Нивы»?

Судя по кадрам в вечерних новостях, все-таки приехали, хотя с таким же успехом могли бы и остаться. Чуть больше 30 секунд в эфире о том, что первая в истории страны писательница получила Нобелевскую премию? Серьезно? Это все, на что вы способны?

Разумеется, в ваши планы такой успех белоруски не входил. Вы уже которую неделю готовились к совершенном другому «триумфу». Хвалили на все лады главного «героя» главного политического шоу страны. И в вашем сценарии нет и быть не могло никого другого, кем Беларусь может так гордиться.

Потому – всего 30 секунд в дневных новостях. Потому – чуть больше минуты в вечерних (да и то, потому что кто-то наверху встрепенулся и официально поздравил, подписавшись инициалами АГЛ). Потому дальше только словами президента о «посмотрим» сможет ли Алексиевич обратить премию на пользу Беларуси, словно она должна что-то этой стране и лично Лукашенко.

Потому на следующий день после объявления Алексиевич лауреатом Министр информации Лилия Ананич нехотя, вынужденно изрекает: «Если этот вопрос волнует весь мир, то, конечно, Министерство информации не может не поздравить нашего нобелевского лауреата Светлану Алексиевич».

Не вовремя, ой как не вовремя вы, Светлана Александровна, со своей премией.

Впрочем, раз уж все так вышло, то БТ пришлось крутиться, даром что ли приехали на пресс-конференцию? И хотя Нобелевский лауреат позволяла себе далеко не самые лестные высказывания в адрес Шнобелевского лауреата-2013, монтаж – штука потрясающая, в буквальном смысле творящая чудеса.

В довольно большом сюжете о первой пресс-конференции Алексиевич телеканала ОНТ, героине дают слово и… аккуратно перебивают видео картинками с книжной ярмарки как раз в тот момент, когда писательница говорит о том, что в мире Беларусь знают по именам «Лукашенко, Домрачева». В сюжете СТВ на той же фразе кадры с Алексиевич сменяются кадрами с фотокоррами, щелкающими затворами…

Что же такого сказала Светлана Алексиевич на ступеньках «Нашей Нивы», которую телеканалы назвали «небольшим пресс-центром»?

Ее слова без купюр приводит «Народная воля». Алексиевич гордится Домрачевой и говорит «спасибо» своим героям. Ничего настолько крамольного, чтобы вырезать. Для всех здравомыслящих, но для БТ. У этих свои правила игры. И свой мир…

Всего-то пара слов – минус, и вот уже Светлана Алексиевич «на одной волне» с президентом. Разумеется, признаний в манипуляциях от коллег с БТ ждать не приходится. Скорей всего оправдаются «нерезиновым» эфирным временем. Но, как говорится, осадочек остался…

Светлана Александровна, кстати, премию получила за необычную полифоничность своих романов. Как журналист она давала возможность своим героям говорить. И умела, и умеет слушать. Ее коллеги с БТ, кажется, считают такие навыки излишними. О чем вообще можно говорить с Нобелевским лауреатом по литературе?.. Тридцати секунд прямой речи – более, чем достаточно.

Ольга Криницына

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: