ОБ АВТОРЕ

Журналист-международник.

Магистр Школы журналистики Колумбийского университета (Нью-Йорк), специализация "политическая журналистика".  (2011).

Выпускница факультета журналистики Белорусского государственного университета (2003).

Редактор приложения "Европейский вектор" еженедельника "Белорусы и рынок". Сотрудничала с Европейским радио для Беларуси (Еврорадио).

Ментор в программе "Медиасоседство", реализованной конcорциумом под управлением BBC Media Action

Член Белорусской ассоциации журналистов.

Вы здесь

Комментарии: от цензуры до прокуратуры

Тренды

В польском городе Познань на прошлой неделе 18-летний поляк избил 31-летнего сирийца, выкрикивая нецензурные слова в адрес мигрантов. Сириец, проживающий в Польше уже три года, надеялся купить подарки в центре города перед поездкой к родным.

В настоящее время он находится в больнице, где его навестили патриарх Мелькитской католической церкви Григорий III Лахам и познаньский митрополит, архиепископ Станислав Гондецкий.

Публикация об этом появилась в ведущей польской ежедневной газете Gazeta Wyborcza с особым условием. Вместо поля для комментариев издание опубликовало обращение к читателям: «В связи с чрезвычайно агрессивным содержанием некоторых комментариев, пропагандирующих насилие и противоречащих праву, разжигающих ненависть на расовой, этнической и религиозной почве мы закрываем комментарии под нашими текстами о беженцах. Судя по всему, Запад – а значит, и Польша – не знает, как помочь жертвам войны в Сирии. Мы не понимаем, что там происходит, и боимся исламских террористов. Однако беженцев становится все больше, и их проблема сама по себе не решится. Европа утверждает, что примет 100 или 200 тысяч. Сколько может и должна принять Польша? Как им помочь? Как их принять таким образом, чтобы они могли адаптироваться к нашей жизни? Ждем ваши письма, подписанные именем и фамилией, по адресу listy@wyborcza.pl. Самые интересные мнения будут опубликованы в бумажной версии газеты и на сайте wyborcza.pl».

Другие польские издания примеру Gazeta Wyborcza пока не последовали. На сайте общественного телевидения TVP под новостью об избитом иностранце можно прочитать мнения о том, что «подобные ситуации будут повторяться», «мультикульти – это изобретение левых» и вопрос о том, «почему высокие чины не посещают наших раненых солдат и полицейских» и «что будет, если он умрет – похоронят с государственными почестями?» На сайте журнала Newsweek – призывы «гнать из страны черномазых» и «нанять на них киллера».

Как поступать с такими комментариями: достаточно ли их только модерирования после публикации либо следует не допускать их появления, лишая всех читателей возможности оставлять любые комментарии на странице? В последнем случае лишаются возможности выразить свои вгляды те, кто не согласен с мнением расистов и ксенофобов.

В то же время, в Facebook и других социальных сетях запретить комментарии к статье нельзя, а значит, дискуссия просто перенесется на другую площадку и, возможно, будет менее инклюзивной.

Немецкая газета Bild решила вместо игнорирования ксенофобских и разжигающих ненависть комментариев посвятить им целый разворот под заголовком «Позорный столб». На газетных страницах были опубликованы скриншоты записей и комментариев в Facebook без ретуширования имен и фамилий их авторов. Газета попросила прокуратуру «принять меры».

Данная публикация была частью кампании, призывающая модераторов социальной сети более тщательно отслеживать публикации пользователей и удалять подобные комментарии. Среди других акций в немецкой прессе — кампания фотографа Олли Вальдхауэра #nippelstatthetze. Фотограф разместил в соцсетях изображение мужчины с призывающим к ненависти слоганом и стоящей рядом с ним женщины с обнаженной грудью.

«Один из людей на этом снимке нарушает правила Facebook», говорится в подписи к снимку. Тем самым автор обращает внимание на то, как легко Facebook цензурирует топлесс-снимки и как редко — расистские высказывания.

Через два часа после публикации снимок Вальдхауэра был удален «за нарушение правил и размещение изображения обнаженного тела», но никак не за расистский лозунг. В результате пользователи соцсетей подхватили тег #nippelstatthetze.

Один из участников акции опубликовал фотомонтаж, соединив голову Адольфа Гитлера с обнаженным женским телом, но при этом заретушировав соски логотипом SS. «Мы знаем, что Facebook больше волнуют соски, чем расизм. Я аккуратно замазал соски: все в порядке?» — гласила подпись. Об акции написали ведущие мировые СМИ, в том числе – информагентство AFP, газета Washington Post, сайт The Verge.

Facebook пообещал активнее включиться в борьбу с языком ненависти — как минимум, в Германии. В сентябре представители социальной сети заявили, что совместно с немецкой полицией и прокуратурой компания создаст специальную группу, которая будет отслеживать сообщения, разжигающие ненависть. Кроме того, Facebook заявила о намерении профинансировать частные компании и общественные организации, проводящие мониторинг языка ненависти.

Между тем, немецкая радиостанция Deutsche Welle проанализировала, насколько верны утверждения сторонников праворадикальных движений о том, что немецкие СМИ также виноваты в разжигании ненависти. Как оказалось, пресса действительно часто позволяет себе оценочные суждения и предпочитает навешивание ярлыков.

В качестве примера DW приводит историю из городка Себниц в Саксонии, где право-радикалы часто попадают в заголовки газет. В городке утонул сын немецко-иранской пары. Заголовок в местной газете гласил «Неонацисты утопили ребенка».

Затем оказалось, что ребенок утонул из-за сердечного приступа. Газета опубликовала эту информацию и добавила: «Учитывая настроения в Себнице, это вполне могли бы сделать неонацисты».

Еще один пример, приводимый Deutsche Welle, касается подбора слов. Одно и то же событие британская BBC озаглавила следующим образом: «Голландский политик Герт Вилдерс, обвиненный в использовании языка ненависти, оправдан гаагским судом». В телевизионном выпуске новостей Tagesschau сюжет начинался следующими словами: «Исламофоб правого толка, Герт Вилдерс…».

Между тем, Сеть этической журналистики напоминает про пять маркеров языка ненависти и призывает журналистов и редакторов помнить о контексте, статусе говорящего, потенциальном охвате аудитории и форме и содержании слов, прежде чем публиковать чье-то заявление либо использовать оценочную лексику.  

Оценить материал:
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: