ОБ АВТОРЕ

Окончил факультет журналистики БГУ.

Работал в специализированных изданиях «Отдых и путешествия» и «Мобила», был штатным корреспондентом портала Open.by.

Внештатно сотрудничает с интернет-порталами TUT.by и CityDog.by, газетой «Аргументы и факты» и журналом «OnAir».

Автор и соавтор нескольких энциклопедий и путеводителей.

Активный блогер и краевед. 

Вы здесь

"А давайте заблокируем мессенджеры!.."

В фокусе

В России снова вспыхнули разговоры о том, что некоторые интернет-мессенджеры надо бы запретить или заблокировать на территории страны. Тенденция не нова, но любопытно то, что в Беларуси тоже существуют похожие планы. Зачем вообще это нужно – блокировать мессенджеры? И будет ли от этого польза?

Российская газета "Ведомости" сообщила, что Роскомнадзор по инициативе Кремля разработал законопроект, регулирующий работу интернет-мессенджеров. Разработчики сервиса якобы должны заключать договор с операторами связи и уведомлять Роскомнадзор о своей работе. А обмен сообщений посредством мессенджера может происходить только между идентифицированными пользователями. Поскольку у большинства популярных мессенджеров нет представительства в России, то регулятору сложно на них воздействовать. Новый закон поможет их блокировать (как, например, совсем недавно два раза навечно заблокировали торрент-сайт RuTracker.org).

Чуть позже пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков опроверг информацию о введении ограничений и о том, что в деле замешан Кремль. Также от инициативы открестились: Госдума, Роскомнадзор и Минкомсвязи.

Оставим пока что вопрос – планируют или не планируют, и попробуем разобраться: зачем это надо и возможно ли в принципе.

Но сначала переключимся на Беларусь.

В феврале этого года Министр связи и информатизации Сергей Попков рассказал, что разрабатывается вопрос взимания платежей с пользователей мессенджеров вроде Skype и Viber. Мол, пользователи используют операторский канал передачи данных и ничего за это не платят. При этом всего 1% пользователей отбирает около половины всей "ширины" канала: это как раз-таки Skype, "танчики", видео и всякий пиратский контент. Из-за любителей мессенджеров операторская прибыль упала на 10-15% и поэтому ведомство "будет серьезно с этим вопросом работать".

То есть, мобильные абоненты вместо того, чтобы звонить друг другу напрямую, переписываются и перезваниваются через интернет. Трафик мобильных операторов проходит через государственного телеком-гиганта "Белтелеком", так что в итоге именно государство недополучает прибыль. Вот и неплохо было бы, чтобы пользователи раскошелились.

Можно ли это сделать технически? Да, можно: отследить трафик через отдельные программы технически не так и сложно. Но можно ли отследить вообще все мессенджеры? Ведь таких программ огромное число. Даже если взять хотя бы те, которыми пользуются несколько десятков миллионов человек, - и то наберется этак с два десятка. Что уж говорить про менее популярные. Интересно, что белорусский министр считает, будто "таких сервисов в мире около 11 – они не вкладывают ни цента в развитие технологий".

Некоторые мессенджеры получали взрывную популярность после каких-либо событий. Например, японский Line и корейский KakaoTalk "взлетели" после землетрясения в Тохоку. Если начать взимать плату за бывший бесплатным сервис – люди запросто могут переметнуться на другой, благо что выбор немалый. Эдвард Сноуден, например, предпочитает защищенный Signal. Неужто власти озаботятся тем, чтобы то и дело выявлять популярные клиенты обмена сообщениями и взимать за них отдельную плату? Не будет ли это более затратным, чем упущенная выгода операторов?

Не лишним будет вспомнить, что тот же "Белтелеком" два года назад, в декабре 2013-го, выпустил своего "убийцу" Skype и Viber: мессенджер под названием "Максифон". Многие ли белорусы согласны платить за звонки через интернет посредством этого "Максифона"? Неизвестно. Но нельзя исключать и то, что инициатива по взиманию дополнительных денег с пользователей популярных интернет-мессенджеров – это в том числе и попытка "пересадить" их на отечественную разработку.

С февраля свежих новостей об ограничении "скайпо-вайберского" трафика не поступало. Но сотовые операторы стали предлагать тарифные планы с отдельным трафиком, который используется только для общения в некоторых мессенджерах.

А теперь давайте снова переключимся на Россию.

Еще осенью 2014-го глава Чечни Рамзан Кадыров сказал, что нужно "отрезать" Россию от иностранных мессенджеров, потому что они наносят ущерб безопасности страны. Летом года нынешнего аналитики подсчитали, что из-за популярных интернет-мессенджеров российские сотовые операторы не досчитались 15-20 миллиардов рублей доходов (280-370 миллионов долларов, или около 2% годового дохода).

Впрочем, все эти стенания белорусских и российских маркетологов разбиваются о такую простую истину: чтобы пользоваться мессенджером, абонент вынужден приобретать интернет-трафик, что само по себе является статьей расходов. А уж на что абонент тратит свой трафик – его личное дело.

Почти сразу же после опубликования этих данных глава Роскомнадзора Александр Жаров предложил создать национальный мессенджер. Мол, он нужен для отражения национальной идентичности, и импортозамещение сейчас в ходу.

Кстати, той же осенью 2014-го сообщалось, что "Ростелеком" создаст свой сервис интернет-телефонии и что он заработает уже 2 октября 2015-го. И до этого были уже попытки внедрить такие сервисы – скажем, тот же российский SIPNET, который начал работу в ноябре 2005-го. Однако попытки "импортозаместить" что-нибудь такого масштаба не приносили российским компаниям успеха: вместо национальной операционной системы до сих пор создали лишь несколько Linux-дистрибутивов, а вместо национальной мобильной платформы для смартфонов взялись адаптировать корейский Tizen.

Впрочем, что касается мессенджеров, то здесь у России есть относительно успешный проект: Mail.Ru Агент, месячная аудитория которого составляет 18,8 миллионов человек. А вот разрабатываемый Павлом Дуровым популярный мессенджер Telegram российским не считается: компания зарегистрирована в Великобритании и США и имеет штаб-квартиру в Германии. А вот самая свежая новость: мобильный оператор МТС разработал свой собственный мессенджер MTS Connect, который сначала протестируют на московских абонентах. Очередной "убийца", и WhatsApp уже "напрягся".

В июле 2015-го уже и глава "Мегафона" Иван Таврин предложил регулировать рынок интернет-мессенджеров. И вот теперь, в декабре, пошли уже разговоры о разработке законопроекта. Но теперь риторика обоснований сменилась: если раньше говорили об упущенной выгоде, то теперь "виноваты" спам и террористы.

Спам в мессенджерах был отродясь (он стал и одной из основных причин упадка популярности ICQ), а вот террористы полюбили современные мессенджеры за их зашифрованные протоколы передачи данных: взломать их очень сложно. Разработчики мессенджеров устраивают специальные соревнования и объявляют награду за успешную попытку взлома протокола.

Поскольку компании-разработчики зарегистрированы за пределами России, то очень сложно, вплоть до невозможнсти, заставить их раскрыть личности пользователей. Против лома нет приема, но тут можно решить проблему с помощью обычной сделки: мол, вы нам предоставляете шифровальный ключ (бэкдор), а мы вас не блокируем на территории России. Согласятся ли на это разработчики или предпочтут пожертвовать десятками миллионов русских пользователей – сложный вопрос.

Но весьма вероятно, что пока стороны будут договариваться об условиях существования и работы, пользователи "пересядут" на другие мессенджеры, до которых у Роскомнадзора и прочих органов руки пока не дошли. Все-таки заставить операторов отслеживать и блокировать трафик от более чем полусотни мессенджеров – дело если не гиблое, то очень длительное и затратное. И пока власти будут бороться с одними мессенджерами, программисты успеют создать новые. Создают же вот всякие "Куку-Ау" и им подобные.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: