ОБ АВТОРЕ

Журналист, блогер.

Окончила журфак БГУ в 2011 году.

Журналист. Работает в команде портала мнений KYKY.org, автор Mediakritika.by.

Работала обозревателем по культуре БелаПАН, главным редактором Holiday.by.

Ведет блог

Вы здесь

Людей с неограниченными возможностями нет

Интервью

Как белорусские СМИ пишут про людей с инвалидностью, одну из дискриминируемых в Беларуси групп населения? Корректно ли использование слова «инвалид» в журналистских материалах? А «человек с ограниченными возможностями»? Почему не всегда уместно указывать, что человек имеет инвалидность?

Об этом Mediakritika.by побеседовала с Сергеем Дроздовским, руководителем Офиса по правам людей с инвалидностью.

 

Статус «инвалид» заменил человека

- Сергей, какое определение корректное: инвалиды, люди с инвалидностью, люди с органиченными, особенными возможностями? В СМИ употребляются все эти термины…

- На самом деле, единого верного определения нет. Все они достаточно условны и принимаются обществом. Главное, чтобы оно отвечало сути. Зачем мы вообще каким-то образом определяем этих людей? Все завязано на проблеме инвалидности. К ней претензий нет. Все мы понимаем, что есть такой феномен, когда человек в связи с нарушениями здоровья и окружающими его барьерами не может полноценно включаться в жизнь. То есть, ему частично либо в полной мере не доступны права человека. Этот феномен назван инвалидностью. Для таких людей придуман статус инвалида, который по сути признает человека постоянно дискриминируемым.

И здесь начинаются очень интересные вещи. Главное, понять, что речь идет в первую очередь о человеке. В чем проблема слова «инвалид»? Не в том, что оно как-то некрасиво звучит. Это слово совершенно экспансивное, не имеющее корни в славянских языках, оно заимствовано и приобрело дополнительный негативный оттенок уже здесь.

Но в какой-то момент этот статус заменил собой человека, произошла стигматизация. Вместо человека люди начали видеть образ инвалида. Причем не реальный, а тот искусственный, который у них нарисован в сознании. Это жалкая, беспомощная личность, не имеющая доступ к образованию, поэтому слабо образованная, не имеющая доступ к хорошей профессии, поэтому малообеспеченная и просящая милостыню, постоянно болеющая… Этот образ превалирует над всем остальным. В результате одни отстраняются, другие – жалеют таких людей.

Разумные люди поняли, что нужно от этого избавляться. Социологи попытались влиять на общество, убирая сложившуюся стигму. В результате появилось много разных определений вместо слова «инвалид». В том числе «люди с ограниченными возможностями». Но это определение некорректное. В Конвенции о правах инвалидов, которая была подписана в 2006 году, закреплено понятие «people with disability» – люди с инвалидностью. Именно так принято говорить в мире.

Когда мы говорим про «ограниченные возможности», возникает вопрос: каким образом мы этих людей идентифицируем? Только по коляске? А если это неочевидное что-то, никак не читаемое?.. И хочется найти человека с неограниченными возможностями – нет таких. Социологи установили, что понятие «человек с ограниченными возможностями» еще больше стигматизирует общество, чем слово «инвалид», ведь тогда общество начинает ограничивать этого человека во всем! Меня однажды спросили: «А голосовать ты можешь?..» Вот такой результат логики людей, которые слышат эти некорректные термины.

Сегодня феномен инвалидности четко описан и мы понимаем, кого можем отнести к людям с инвалидностью. Определение статуса помогает обществу понимать, кому мы можем помочь, а кому помощь не нужна. Таким образом, корректное определение – люди с инвалидностью. Мы говорим «люди» и употребляем «с инвалидностью» только в тех случаях, когда это действительно необходимо. По большому счету, это нужно врачам и юристам. Вот мы с вами сидим за столом. Моя инвалидность играет роль в нашем разговоре?

- Нет.

- Когда я подошел к столу, официант спросил у меня, нужно ли убрать стул. Для него моя инвалидность имеет значение, потому что мне может понадобиться помощь. Но когда мне принесут счет, никто не спросит, есть у меня инвалидность или нет.

- Но в СМИ другая картина...

- Да, они отображают стигматизацию понятия «инвалид», которая происходит в обществе. Не могу сказать, что это большая проблема, но иногда появляются статьи, где инвалидность выносится на первый план там, где это неуместно. В 2011 году во многих СМИ вышла статья «Женщина-инвалид заказала киллеру отца за 5 тысяч долларов». Девушка, имеющая странные моральные устои, попыталась убить отца ради квартиры. То, что у нее инвалидность, роли, по большому счету, не играет. Но в заголовке это, конечно, звучит. Люди ведь часто дальше заголовков не читают. И вот человек думает: «О Боже, инвалиды заказывают своих родителей!..»

 

Качественная попытка понимания, что такое инвалидность, не сильно продвинулась

- Как освещалась эта деликатная тема в белорусских СМИ в начале нулевых и как это происходит сейчас? Есть ли подвижки?

- В трендах белорусского общественного сознания люди с инвалидностью появились даже не в нулевых, а позже, лет семь назад. Несмотря на государственные программы в поддержку этих людей, которые были и раньше, эта проблема почти не попадала на экран и на страницы газет. Сейчас эта тема актуальна. Причем о ней говорят не только те, кто относится к данной социальной группе, но и люди, которые, казалось бы, не имеют к ним никакого отношения.

В прессе затрагиваются темы, которые еще недавно были табуированными. Не более трех лет назад появились репортажи из интернатов для людей с инвалидностью. Журналисты начали писать о том, как живут люди за забором. Причем если раньше такие редкие тексты показывали людей как героев или как нечто диковинное, то в последнее время выходят материалы, которые описывают обычную жизнь обычных людей. Раньше такого не было. Причем такие репортажи писали не только те журналисты, которые были на наших семинарах, но и люди, которых я не знаю. Возможно, это результат подвижки всего общества.

С одной стороны такой интерес СМИ к теме вызывает у некоторых ревностное отношение: мол, какого черта они лезут не в свое дел? С другой стороны, это показатель того, что общество начинает понимать: это проблема не только людей с инвалидностью, но и всего общества. Позитивная тенденция наблюдается. В бытовом плане белорусы отзывчивые, в них нет прагматизма. Мне сегодня пока я шел сюда, шесть человек предложили помощь, хотя я не выглядел нуждающимся в ней. Но соучастие исчезает без следа, как только появляется малейшая конкуренция.

- А как же качество текстов?

- Если спектр тем расширился, то качественная попытка понимания, что такое инвалидность, не сильно продвинулась. Мы это фиксируем только у тех журналистов, которые неоднократно были на наших курсах и семинарах. Они погрузились в тему и поняли, что инвалидность – это не проблема здоровья, а вопрос прав человека.

- Восприятия обществом этих людей…

- Да, именно таким образом. Понимание журналистами темы прослеживается не в лозунгах, отнюдь, а в построении фраз, в тоне, в выводах материалов, в выборе экспертов и сторон. Если раньше журналисты обращались в соцзащиту и слышали там какую-нибудь очередную формальность, то сейчас они чаще видят в первую очередь человека и описывают конфликт как обычную житейскую проблему, но с учетом инвалидности. К сожалению, по моим личным наблюдение, такое отношение к тематике в прессе пока не доминирует. Побеждает ретрансляция бытового отношения к «больному» человеку.

- Что насчет корректности в освещении тематики?

- Никакой системы, это совершенно непредсказуемо. Причем, в одной и той же газете может появиться и хороший текст, и материал с языком вражды. Редкий главный редактор отслеживает такие вещи.

Есть несколько типов журналистов. Одни действительно думают о том, что и заем они пишут, пытаются вникнуть в проблему и осмыслить ее. Другие хватают из книг политкорректные фразы, не понимая, что они значат. В результате сначала он пишет «инвалид», потом - «человек с ограниченными возможностями», а затем и «люди с инвалидностью» употребляет. Понятно, что таким людям все равно, как и что писать. А есть те, кто считает себя правым. Он пишет «инвалид». Почему? «Так юристы говорят, а все остальное - ахинея». Есть и такие. А есть те, кто вообще об этом не думает. Где-то увидел, прочитал и просто повторяет…

В Беларуси, к сожалению, нет практики взыскивать с журналистов и СМИ компенсацию за моральный ущерб. Я вставал и заявлял: тот, кто еще раз скажет «человек с ограниченными возможностями», оскорбит меня лично и пускай готовится к суду. Это действовало. Журналисты, как правило, одними из самых первых меняли тон, самыми последними были чиновники. Им вообще все равно.

В самой среде людей с инвалидностью существуют свои стереотипы. Кто-то, например, не согласен применять к себе это определение и вообще не хочет говорить на эту тему, не желает, чтобы про его инвалидность писали в прессе. А кто-то согласен, чтобы про него писали как про человека с «ограниченными возможностями».

- То есть, журналистам, чтобы не задеть чувства человека, стоит работать адресно.

- Да. Он может столкнуться со внутренними стереотипами героя, которые не будут передовыми. Но никто не мешает журналисту написать, что именно этот человек захотел называться именно так, поэтому о нем я пишу таким образом.

 

Резюме: как правильно писать про людей с инвалидностью

- Давайте подсуммируем вышесказанное и выведем несколько практических рекомендаций для журналистов, которые освещают проблемы людей с инвалидностью.

- Нужно думать, интересоваться. У нас на сайте есть «Этикет инвалидности», в котором доступно написано, как писать о людях с разными формами инвалидности.

Журналисты, которые пишут на эту тему, должны четко понимать, что это сфера дискриминации (значит, есть жертвы) и стигматизации (замена человека неким образом). Это проблема не отдельного человека, а всего общества, в котором человек с инвалидностью ограничивается в своих правах. Журналисту стоит занять очень осторожную позицию, как на минном поле, лишний раз перепроверить информацию и пообщаться с экспертами.

Создавая текст на эту тематику, необходимо помнить, что вы пишете в первую очередь о человеке. Иногда инвалидность, феномен, который усугубляет остальные проблемы, не обязательно упоминать в материале. Не нужно выносить ее на первый план, как часто делают журналисты.

Думать о каждом конкретном герое, узнать, как бы он хотел звучать в тексте. Я, например, категорически отказываюсь считать себя человеком с ограниченными возможностями и всячески буду противиться такому определению себя в СМИ. Если вы пишете про безбарьерную среду и хотите показать, что бордюры мешают человеку передвигаться, можно написать, что человек пользуется коляской. С его согласия, конечно.

Нежелательно высказывать мнение о людях с инвалидность без их участия. Голос этих людей гораздо слабее звучит, чем голоса других групп населения. Поэтому коль у тебя есть возможность его усилить, следует это сделать.

Не прятаться от специалистов, людей, которые ежедневно занимаются этой проблемой и достигают успехов. И читайте, читайте литературу, приходите на наши курсы и семинары. 

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: