ОБ АВТОРЕ

Журналист, блогер.

Окончила журфак БГУ в 2011 году.

Журналист. Работает в команде портала мнений KYKY.org, автор Mediakritika.by.

Работала обозревателем по культуре БелаПАН, главным редактором Holiday.by.

Ведет блог

Вы здесь

Учитесь писать новости в твиттере

Шеф-редактор глянцевого журнала «Город женщин» Мария Столярова на страницах своего издания играет в «Алфавит». Приглашает интересных героев, раскладывает пасьянс из букв и предлагает им поразмышлять над первыми пришедшими в голову словами.

Выходят неожиданные интервью, раскрывающие, казалось бы, хорошо нам известных людей с новых сторон. Во время игры в «Ассоциации» Мария оказалась по ту сторону букв и призналась, что это не так-то просто: объяснять, почему в голову пришло именно то, а не иное слово.

Сенсация. Это она из моих любимых форм подачи сообщений для СМИ. Но у нас, к сожалению, мало кто умеет с ней работать, хотя это выгодный формат. И для компаний, о которых пишут, с точки зрения пиара, и для изданий тоже с точки зрения пиара и тиражности.

Какая последняя крупная сенсация у нас произошла? Конечно, это Нобелевская премия Светланы Алексиевич. Однозначно громкое сообщение. И нулевая реакция на нее наших государственных СМИ мне очень не понравилась. Это позорище! Даже не позор, а именно позорище! Думаю, в следующем году Нобелевку получит все же Харуки Мураками как второй претендент в этом году. Уверена в этом процентов на 80. И японцы сделают его героем: все СМИ о нем напишут, снимут репортажи и фильмы. А то, что произошло у нас…

Сейчас многие слова, такие как «уникальный», «сенсационный» благодаря интернету, блогам и тому, что каждый может быть журналистом, утратили свою значимость. Поэтому когда мы слышим, что заявление «сенсационное», скорее всего, это ничем не выдающееся из ряда других сообщение. А если компания «уникальная», она такая же, как остальные.

Юмор. Это основа нашей жизни (смеется). Я обожаю людей с юмором, а себя считаю человеком со специфическим чувством юмора. Это помогает мне взаимодействовать с авторами и читателями журнала, в целом выстраивать коммуникацию с людьми, ко всему относиться более легко. Юмор – это универсальный способ спасения человека от депрессии, от сурового урагана Даниэлла, да от всего! 

Один из моих любимых видов текста – юмористическая колонка. У нас их практически никто не умеет писать. Уровня Жванецкого в Беларуси не родился человек. Но у нас есть Станислав Сулковский, и если он напишет о том, как меняет лампочку в подъезде, это будет очень смешно. Стас пишет только в своем фейсбуке и имеет особый дар облегчать тяжесть восприятия жизни (смеется). Можно ли развивать в себе чувство юмора?.. Юмор – это умение посмеяться над собой. Если ты можешь посмеяться над своими огрехами, то можешь по-доброму посмеяться и над другими. Это отличает юмор от сатиры и сарказма. Я рекомендую всем пишущим людям очень много читать. Тэффи, Шукшина, Зощенко, Пруткова, Ильфа и Петрова. Это юмор со вкусом, который обогатит и кругозор, и словарный запас.

Тексты. Их подготовка для издания – моя больная тема. Иногда читаешь тексты в СМИ и просто горькими слезами обливаешься. Журналист написал плохой текст. Окей, может, он неопытный, начинающий. А редактор, который выпустил это, тоже неопытный? Беда у многих журналистов со словарным запасом, с объективностью (в новостях почему-то появляется личное мнение журналиста, что недопустимо).

Я бескомпромиссна в тех случаях, когда мне присылают плохие тексты, рублю просто насмерть. Недавно одну девочку зарубила так, что самой жалко стало. Своим авторам тет-а-тет говорю, что текст – никуда не годный. Причем, не просто: «Мне не понравилось, перепишите», а беру на себя труд, разбираю ошибки и показываю, где повторы, где несогласованности и так далее. Бывает, разбираю вплоть до орфографических ошибок. Удивительно, но никто на меня не обижается, благодарят за рекомендации.

Я сама не ангел, могу допускать ошибки. Когда много работаешь с текстами, глаз замыливается. Но самые вопиющие орфографические ошибки я показываю. Для меня вообще такой человек умирает. Если ты пришел в журналистику, грамотность – один из твоих столпов.

Новости. Две составляющие, без которых они не могут состояться: информационный повод и объективность. Инфоповод должен быть не только социально значимым, но и интересным, должен затрагивать интересы разных групп людей, иначе выйдет никому не нужная новость. Например, текст об очередном дне рождения банка интересен только самому банку. А если он в честь своего дня рождения своим вкладчикам добавляет 50 процентов от вкладов, это не просто интересная новость, а сенсация (смеется).

Новости – оперативный жанр. Их нужно писать быстро, кратко и понятно для всех. А писать кратко и ясно – самое сложное. Я считаю, что каждый журналист должен учиться на новостях, поработать в начале карьеры в новостном агентстве, где от него будут требовать по 10 заметок в сутки. Твиттер всем в помощь! Попробуй рассказать в 140 символах о главном. Всем рекомендую учиться писать новости в твиттере (улыбается).

Шум информационный. Его очень много вокруг. И нужно быть достаточно стойким человеком, чтобы не сходить с ума, оставаться при своей точке зрения, цельной личностью. При том количестве информации, которая поступает к нам ежедневно, сложно не разорваться и не потеряться. Именно поэтому в моем доме уже лет восемь нет телевизора. Я выбрала фейсбук в качестве своего основного информационного канала и сама его настроила, читая ресурсы и людей, которые мне интересны. В этом кайф соцсетей: ты сам хозяин своей информационной реальности, несмотря на то, что вокруг происходит.

Х**. Вот честно, первое, что пришло в голову. Мат бывает уместен. Я иногда не стесняюсь на своей странице в фейсбуке выражаться. Как ни странно, меня за это никто не отфрендил. Я не считаю, что это вредит мне как редактору глянцевого женского журнала и самому изданию. Наоборот: добавляет шарма. Мне не плевать, что думают о моем журнале, но что думает большинство людей обо мне – все равно. Это классная защита от троллинга и хамства в социальных сетях. Но, слава богу, откровенно хамских отзывов на сайте журнала, которому уже почти год, не было.

Мат – это пласт русского языка, и я уважаю людей, который умело с ним работают. Все мы читали Веллера, Сорокина, Пелевина… Это ответ на лицемерие. Я никогда не говорила, что белая пушистая девочка. Я и не белая, и не пушистая, и не девочка. Во мне сидит редактор с яйцами (смеется). Просто так меня в окопе не закопаешь, я всегда найду, что ответить. Многие меня поэтому даже боятся.

В «Городе женщин» нецензурной лексики нет. Журнал такого формата и мат, на мой взгляд, вещи несовместимые. Но никто же не мешает поставить многоточие, если это нужно, «запикать». Были у меня такие случаи. Жизнь не глянцевая, иногда иначе и не опишешь.

Фантазия. Вообще людей без фантазии, как показала жизнь… бывает. Если некрасивых людей нет, то с фантазией проблемы. Даже у журналистов. Я так понимаю, что на журфак часто идут потому, что математику сдавать не нужно, а не по призванию. Журналист – человек любознательный, интересующийся. Если ему собеседник скажет: «Я - нацист», журналист должен ответить не «ая-яй», а предложить поговорить об этом подробнее. Этому стоит учить на журфаке. И фантазию развивать тоже. Она позволяет интересно подходить к форматам текстов, к составлению вопросов. А чтобы у человека была развита фантазия, в детстве ему нужно читать много сказок.

Увлеченность. Человек должен быть увлечен тем, что делает, журналист особенно! Иначе будут не репортажи, а отписки. Это мое искреннее убеждение. Когда приходишь в журналистику, думаешь, что года через два получишь Пулитцеровскую премию, но вместо сенсационных расследований и глубоких интервью тебе приходится писать грустные репортажи о надоях. Увлеченность куда-то улетучивается и со временем журналист по накатанной пишет какую-то фигню. Если так произошло - уходите из профессии, либо что-то меняйте.

Ум нужно тренировать. Постоянно. Не думать, что ты достиг каких-то высот и пора остановиться. Такого не бывает. Нужно интересоваться всем, что происходит, не бояться критики, встречаться с умными коллегами и больше впитывать в себя.

Яд. Пропаганда – это яд для неокрепших умов. Интересная штука, которая удивительным образом меняет реальность, влияет на людей, которые не любят задумываться, по привычке потребляют новости и передачи типа «Дом-2». Такие программы разъедают мозги, их вообще нужно запретить и по телевизору показывать только фильмы Тарковского (смеется) и новости, которые снимают обычные люди, а не журналисты, ангажированные разными госструктурами. Но это, конечно, утопия.

Большинство информации, которая нас окружает – это яд. Надеюсь, что в моем журнале – не яд, а бальзам. Я очень трепетно отношусь к темам и героям, которые попадают на страницы, стараюсь всякий шлак не пропускать.

Цеслер. Он почему-то первым пришел в голову. Я делала с ним «Алфавит» для журнала, и это была самая неформатная статья в этой рубрике. Он как художник мыслит не словами, а образами. Достает букву «П», долго на нее смотрит и говорит: «П – это ворота в рай». И ты думаешь: о чем он вообще?

У Владимира Яковлевича есть удивительная способность завораживать своими образами. Теперь для меня «П» - это не «перспектива», а ворота в рай (смеется). Он совершенно коммерческий дизайнер и у него классное чувство юмора.

Текст с ним стал одним из самых популярных на сайте. Для меня читаемость статей – большая загадка. Все время пытаюсь понять, как формируется читательский интерес. Кроме таких общечеловеческих тем, как любовь и здоровье, я почти никогда не угадываю, какая тема выстрелит. Однозначно угадываю с героями, но с темами не всегда. В том плане, что материал, который мне кажется пустяковым, вдруг бьет рекорды по просмотрам на сайте, а весомый текст из области психологии, к примеру, вообще в нулях. Что тут не так? Написали о том, что не актуально или читатель не хочет заморачиваться и потребляет исключительно лайтовый контент? Я думаю, и то, и другое. И не перестаю учиться.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: