ОБ АВТОРЕ

Постоянный корреспондент Mediakritika.by.

Журналист-фрилансер. SMM'щик.

Экс-редактор ныне замороженного проекта 'Belarusian News Photos'.

В 2014 году окончил Институт журналистики БГУ.

Член БАЖ

Вы здесь

Игорь Яковенко: Медиафрения и диагноз российской журналистики

В фокусе

В январе 2016 года Игорь Яковенко встретился с белорусскими журналистами и рассказал о медиафрении как о диагнозе происходящего в российских медиа.

Игорь Александрович Яковенко — российский журналист, бывший секретарь Союза журналистов России, бывший депутат Государственной думы. Генеральный директор Национальной тиражной службы. Председатель профсоюза журналистов «Журналистская солидарность», популярный блогер, публицист.

Mediakritika.by предлагает конспект лекции российского коллеги:

«Пусть не удивит, но я буду использовать термин, который лет десять назад ввел в оборот — медиафрения. Дело в том, что происходящее с постсоветской журналистикой совершенно невозможно оценивать в привычной системе координат. Происходящее в российской журналистике принципиально отличается от того, чем является журналистика вообще, принципиально отличается от пропаганды, имеет мало общего с информационной войной. Я буду говорить в основном о России, но в какой-то степени это касается постсоветских стран и, в частности, Беларуси.

 

МЕТОД ДИАГНОСТИКИ

Что такое качество в нашей профессии? Возьмем за основу четырехслойную структуру качества журналистики:

1. Профессионализм. Это знания в той сфере, которую журналист освещает -  экономике, политике и др. Хороший экономический обозреватель должен быть в первую очередь хорошим экономистом.

2. Ремесло. Это знания, умения и навыки собственно журналистского производства. Журналист должен понимать, что такое лид, должен правильно расставить акцент и так далее. 

3. Талант. Можно, конечно, на ремесленном уровне, зная тему, что-то излагать, но тогда аудитория вас не воспримет.  Журналистский талант бывает двух видов: литературный или актерско-режиссерский.

4. Набор ценностей. Это вершина айсберга нашей структуры. Потому что можно быть талантливым журналистом. Но если вы изначально не принимаете, что журналиста делают не только талант, ремесло и профессия, но и признание того, что журналист должен говорить правду, не должен служить никому кроме профессии и своей аудитории, что не должен заниматься сливом компромата, то вы не журналист.

Когда я пытаюсь оценивать, что происходит в российском информационном пространстве, то я каждое явление помещаю в эту четырехосную систему координат. Например, возьмем талантливого Сергея Доренко. Безусловно, он профессионал, владеет ремеслом, очень талантлив. Но это человек, который полностью лишен набора ценностей. И это всё. Это обнуление. Если любые величины множить на ноль — получится ноль. Вывод: человек журналистом не является.

 

МЕДИАФРЕНИЯ

Медиафрения — это порождения хаоса в головах прежде всего своих граждан, культ алогичности, снижение болевого порога граждан. В отличие от пропаганды, которая формирует в головах людей определенную картину мира и систему ценностей. И классической информационной войны — воздействия на население и армию другого государства путем распространения информации.

Являясь порождением государства и его функцией, медиафрения обладает, тем не менее, высоким уровнем автономности и преследует собственные интересы российской медиаиндустрии. Медиафрения может оказывать обратное воздействие на политику страны. Да, медиа коррелируются, медийные генералы ходят к Суркову и Володину в Администрацию президента и получают инструктаж. Но преследуются и самостоятельные интересы. Это медийный хвост, который виляет политической собакой.

Самостоятельность интересов основных генералов этой нашей информационной войны заключается в том, что для них медиафреническое состояние общества является очень важным инструментом повышения своей капитализации.

Для примера перейду на личности. Такое явление как Владимир Соловьев. Это №1 в российской системе медиафренических координат. Человек невероятно обеспеченный. Человек, имеющий в неделю несколько часов федерального эфира в прайм-тайм. 3,5 часа ведет «Воскресный вечер». А бывает, «Воскресный вечер» крутят каждый день начиная со вторника по воскресенье. По четвергам Соловьев ведет передачу «Поединок». Скажите пожалуйста, если у России будут нормальные отношения с Украиной и Западом, если перестанем искать и уничтожать «пятую колонну» в стране - нужен будет кому-нибудь этот бесконечный «Воскресный вечер» начиная со вторника и заканчивая воскресеньем? Конечно нет! Все прекрасно понимают, что как только в обществе снизится градус истерии и ненависти, тут же вместо этих программ поставят какого-нибудь Петросяна или Аллу Пугачеву.

Да и само общество теперь все время требует разжигания. Эта ненависть — наркотик. Когда значительная часть населения России приходит с работы, открывает пиво и задается вопросом «А чё там у хохлов?», значит, это состояние, которое нужно поддерживать. Медиа должны показать, 'какой ужас творится в Украине'.

 

КУЛЬТ АЛОГИЧНОСТИ

Для того, чтобы совершить с нашей страной то, что произошло с ней за последние 16 лет, в сознании людей нужно было провести очень много разных операций. Одна из этих операций - тотальное устранение логического мышления. Примеров, как это делается, как прививаются ментальные стандарты, которые разрушают логическое мышление, можно приводить тысячи.

Самый свежий: в минувший выходной Дмитрий Киселев примерно 40 минут рассказывал о том, как Голландия собирается проводить референдум против ассоциации Украины с ЕС. Там выступали люди, которые говорили: «Ну зачем нам, голландцам, это? По этому контракту мы должны будем миллиарды направлять в Украинскую экономику». И Киселев сочувственно машет головой... Слушайте! В течение двух последних лет условный «киселев» говорил о том, что ассоциация Украины с ЕС бессмысленна для Украины! Потому что, во-первых, Украине никто денег не даст. Во-вторых, ни один Украинский товар не пересечет границу Евросоюза. И вообще эти жадные, хищные европейцы хотят Украину ограбить. Это было два года. А в минувшие выходные говорится прямо противоположное!

Я думаю, что у какой-то части российской аудитории есть амнезия. Они не помнят, что говорилось вчера и сегодня им можно говорить прямо противоположное. Вы же знаете, один из основных законов логики, который был открыт Аристотелем, - закон тождества. Который гласит: если вы говорите, например, что в этой бутылке негазированная вода, то вы не можете сказать в ту же секунду, что в этой бутылке квас. Очень важно, чтобы в СМИ не нарушали законы логики. А медиафрения предусматривает полное, тотальное разрушение логики. Полное разрушение всех норм, которые существуют.

 

ТЕПЕРЬ НАСИЛИЕ ПРИКРЫВАЕТ ЛОЖЬ

Невозможно сравнивать ситуацию в сегодняшней России с другими тоталитарными системами. Если при классическом тоталитаризме, как говорил Солженицын, «ложь прикрывает насилие», то сегодня насилие прикрывает ложь. В последние 16 лет произошел так называемый Коперниканский переворот. Ложь и насилие поменялась местами. Фундаментом в России теперь является ложь. Она более разнообразна, изощренна, институционализирована и инструментализирована.

Почему еще глубочайшей ошибкой будет сравнивать происходящее сегодня в России с какими-то аналогиями из прошлого? Везде и всегда пропаганда являлась средством распространения какой-то идеологии. В России нет идеологии. Но это и сила, и слабость. С одной стороны, непонятно, чего мы хотим, какой альтернативный образ мира мы хотим предъявить. С другой стороны, это сила, потому что медиафрения как пылесос втягивает в себя все. Главное — верность режиму, восхваление президента и ругать Запад. А уж под каким соусом - не важно. И здесь уже может быть востребован и либерализм, и евразийство, и сталинская идеология.

 

КАК МЕДИАФРЕНИЯ НАЗНАЧАЕТ В ЭКСПЕРТЫ

Есть знаменитая двухступенчатая модель коммуникации, описывающая распространение информационного сигнала в обществе. Согласно ей, сначала в чем-то нужно убедить лидеров общественного мнения (ЛОМов), а уж ЛОМы объяснят это все населению.

Графика: Збрицкая Л.Г.

Медиафрения поступает проще. Она не обрабатывает ЛОМов, а самая назначает в 'эксперты' и 'лидеры общественного мнения' в прямом эфире. Когда в прямом эфире федерального телеканала замечательного режиссера Карена Шахназарова представляют как 'великого русского мыслителя' и тот говорит, что «шииты в исламе как протестанты в христианстве» - это уже чересчур. Несколько востоковедов, которые все же были в студии, чуть не упали в обморок после этих слов. Потом Шахназаров говорит, что «из мира исчезла мораль, а мораль была только в СССР». Я бы хотел, чтобы этот мыслитель рассказал об этом моему дедушке, который 18 лет просидел в сталинских лагерях, или нескольким миллионам людей, погибшим из-за голодомора.

Медиатизация «экспертов» выступает механизмом разрушения качественного экспертного поля и поля гуманитарной науки. Потому в России происходит целенаправленная деградация экспертного сообщества.

Я постоянно ругаю происходящее в России. Но у нас по-прежнему осталось очень много сильных ученых. В том числе, в общественных науках. Например, есть замечательный политолог Александр Кынев. Он досконально знает весь политический расклад в России. Но его никогда не бывает на телевидении. Почему?

И вместо этого какие-то безумцы есть. Был у Соловьева недавно один 'выдающийся экономист', рассказавший о том, почему падает нефть. Оказывается, он знает лично «четырех (а может быть 8) брокеров, которые сидят за одним столом и решают, какие будут котировки на нефть в мире. А затем вместе идут пить пиво». Понимаете? Это транслируется на многомиллионную аудиторию!

Это игра на понижение, которая идет целенаправленно. Это разрушение ментальности людей, нравственности. Это желание разрушить все основные связи в человеческом обществе, которые позволяют этому обществу функционировать как государству.

 

МЕДИАФРЕНИЯ И ВОЙНА

Война и медиафрения — сообщающийся сосуд. Война — главный групповой интерес руководителей медиафрении. Потому что это тот наркотик, на который аудитория подсаживается. И когда мы задаем себе вопрос, что произошло в Украине, становится понятно, откуда взялись те примерно 50 тысяч российских граждан, которые поехали на Донбасс убивать и умирать. Единственной причиной, по которой туда поехали воевать россияне, являются передачи российского телевидения.

Чтобы это установить нужно просто спросить тех, кто оттуда вернулся. Существует очень много видеосвидетельств, где их спрашивают: «А почему поехали?» Вернувшиеся отвечают: «А как же, по телевизору показывали, что там наших граждан убивают! Там же мальчика распяли! Там же детей наших убивают!».

Существует мировая практика доказательства вины журналистов. Вспомним известный геноцид народа тутси, когда было убито более миллиона человек. Когда в 1994 году международный трибунал по Руанде расследовал эти преступления, то в качестве подсудимых сидели, в том числе, наши коллеги. Руководители и сотрудники знаменитого «Радио тысячи холмов» были осуждены за свою деятельность. Было установлено, что они являются соучастниками событий. Как? Руанда — она холмистая. Было установлено, что в тех местах, где радио достигает аудитории, было на порядок больше убийств. А контент-анализ показал, что радио призывало убивать «тараканов» - представителей народа тутси. Вот причинно-следственная связь.

Воспроизводство войны, безусловно, является функцией и условием самовоспроизводства медиафрении. Очевидно, что разжигание ненависти является средством воспроизводства и средством капитализации для людей, которые эту ненависть разжигают. Поэтому когда товарищи убитого Бориса Немцова говорили, что его убило телевидение — это правда. Немцова убила ненависть. Потому что когда с утра до вечера по телевидению с утра до вечера говорится «пятая колонна — враги народа» и показывают фильмы с лицом Немцова, создается обстановка, когда убить такого человека — это 'правильно'. Вот связь медиафрении и войны.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Я думаю, что неизбежен какой-то международный общественный трибунал по фактам разжигания ненависти и организации войны. Я думаю, что когда наши товарищи с федеральных каналов говорят: «Ну как же так? Нас блокируют, нас не пускают на медиарынок той страны!», нужно понимать демаркационную линию между журналистикой и тем, что у нас обычно называется пропагандой и информационной войной.

Я не думаю, что Дмитрий Киселев должен обижаться, что его не впускают в Европу. Я думаю, что к журналистике эти люди не имеют никакого отношения. Это другая специальность. Я думаю, что блокировка каналов ненависти и войны, санкции по отношению к генералам отечественной медиафрении являются оправданными. Потому что это война не против журналистов, а санкции к представителям некой другой профессии».

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: