ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

«Кто-то должен писать на табуированные темы»

Интервью

Три журналистки из Армении, Азербайджана и Грузии взяли на себя нелегкий и в их странах опасный труд: говорить о том, о чем подавляющее большинство их аудиторий не просто молчат, а принципиально не желают узнать. Каково это, нарушать табу и разрушать стереотипы?

Mediakritika.by поговорила с коллегой Гюнель Мовлуд, одной из авторов серии материалов «Табуированные темы Кавказа».

Мы сидим в одном из многочисленных пражских кафе недалеко от исторического центра города. За столиком напротив – вдохновенно целуется юная парочка. Говорят, Прага не меньше, чем Париж, создана для любви. Тем более – на улице весна. Самое время поддаться чувствам. Если, конечно, тебе повезло родиться в стране, где любовь со всеми ее проявлениями – личное дело каждого. В Азербайджане, где родилась и до вынужденной эмиграции жила моя собеседница, все «несколько иначе».

Гюнель Мовлуд – азербайджанская поэтесса, публицист, журналист, диссидент. Сотрудничала с «Радио Свобода», работает редакторов блогов на Meydan TV (азербайджанский интернет-портал, созданный диссидентами в Берлине).

Весной прошлого года Гюнель вместе с двумя коллегами-журналистками из Армении и Грузии начала работу над проектом, цель которого – публичный рассказ о том, о чем в кавказских странах принято молчать.

«Табуированные темы Кавказа касаются, в первую очередь, женщин и их прав. Начиная с образования девочек заканчивая полным контролем ее личной жизни», - говорит Гюнель Мовлуд.

И признается, что сама не раз на себе испытывала последствия запретов, которые объясняются в кавказских обществах попытками противостоять «излишкам свободы». К «излишкам» в ее родном Азербайджане относят не только право женщины на личную никому не подконтрольную жизнь, но и права на такую же частную жизнь представителям ЛГБТ-сообществ, право вступать в брак с представителями иных культур, религий, представителями враждующих сторон.

«Журналисты не хотят писать ни о правах женщин, ни о национальной и религиозной розни, потому что таким образом они могут подставить себя под удар», - говорит Гюнель Мовлуд.

Понятно, что таким положением вещей пользуются и власти. Как, в случае, к примеру, с известной азербайджанской журналисткой, политической заключенной Хадиджей Исмаиловой, чья личная и интимная жизнь была использована властями страны для создания негативного общественного мнения.

«Снятые скрытой камерой видео встреч двух совершеннолетних людей, которые имеют право на любовь и желания, нередко демонстрируются местными телеканалами. Эти видео используются как средство расправы над оппонентами, они – беспроигрышный вариант унизить и оскорбить человека», - говорить Гюнель Мовлуд.

Многие герои этих видео, в том числе, и журналисты, после их демонстрации не находили в себе сил вернуться к нормальной жизни. Были раздавлены и унижены не только общественным мнением, но и отношением к ним в собственных семьях.

Восток и Кавказ – это мир совершенно других нравов, поясняет журналистка. И если человек, который еще вчера тебя уважал, увидит, что ты каким-то образом замешан в этих сложных темах, он может не просто отвернуться, но и «очень агрессивно отреагировать», потому что каждая такая тема «оскорбляет чьи-то чувства».

«Агрессия на Кавказе из-за того, что у нас такие пылкие народы, обычно проявляется в прямом насилии», - подчеркивает Гюнель Мовлуд.

И приводит пример первых азербайджанских мыслителей, журналистов и карикатуристов, которые могли активно критиковать религиозный фанатизм и национальный менталитет, только потому, что жили за пределами страны, в основном в Тбилиси. Но даже там они не избегали покушений.

«Очень часто журналисты, которые пишут про религию или другие чувствительные темы, сталкиваются с насилием со стороны даже не властей, а публики», - говорит журналистка.

По словам Гюнель, ни ее саму, ни ее коллег из Грузии и Армении, такое положение вещей не пугает, хотя виртуальные угрозы им поступают регулярно. По мнению журналистки – писать на табуированные темы важно и нужно, потому что «кто-то должен сделать это».

«Исключительность нашего проекта в том, что до нашей встречи каждый в своей стране (Эдита – в Грузии, Нона – в Армении, я – в Азербайджане) понемногу этим занимался. Но это были не журналистские материалы, а колонки мнений. Почти незаметные, и не раскрывающие проблему со всех сторон. Объединившись, мы приняли решение, что мы будем делать настоящие расследования. Мы найдем экспертов, мы найдем жертв табу, мы оставим свои личные мнения и взгляды в стороне, дав возможность читателям встретиться с реальностью», - рассказывает Гюнель Мовлуд.

Самым сложным для трех журналисток было не просто найти общие для их стран табу, но и найти и разговорить своих героинь, которые никогда не позволяли себе говорить на такие темы, как личная и интимная жизнь, насилие со стороны мужчин и т.д. Не проще было найти и экспертов.

«Срабатывал обычный кавказский стыд. Как тебе вообще не стыдно, выучиться в высшем учебном заведении, добиться чего-то в жизни, а потом комментировать журналистам вопросы сексуальности?» - Гюнель вспоминает причины, по которым ей отказывали в комментариях эксперты.

И все-таки, несмотря на все сложности, первый материал серии, который поднимал тему гименопластики (восстановления девственности) и коррупцию в этой сфере в странах Южного Кавказа, вышел на сайте Азербайджанской службы радио Би-Би-Си, и почти сразу был опубликован Русской и Украинскими службами.

«Причина в том, что мы нашли на самом деле больную точку для многих стран кавказского региона. Гименопластика у нас превратилась не просто в индустрию, она стала предметом давления и шантажа», - говорит Гюнель Мовлуд.

 По мнению журналистки, то, что женщин в кавказском регионе вынуждают лгать, бояться, что у нее никогда не состоится личная жизнь, не будет семьи и детей, если она вступала в добрачные связи, порождает настоящие коррупционные схемы, которые и пытались раскрыть три автора из Азербайджана, Армении и Грузии.

Второй темой, которую решились поднять смелые женщины, стала тема одиноких матерей на Кавказе.

«Для Кавказа существование матерей-одиночек, их решимость родить и воспитать ребенка, не будучи в браке, – стыд и позор для семьи. И самая реальная угроза для таких женщин – смерть», - говорит Гюнель Мовлуд.

И подобные случаи убийств женщин и их детей (при чем убийств ее близкими родственниками – братьями, отцом) до сих пор не редкость. Особенно в селах.

«Это только на первый взгляд, национальные традиции и культура – модный тренд. Нередко за их высокой стеной прячутся человеческие трагедии», - подчеркивает Гюнель Мовлуд.

На первый взгляд, самой «простой» табуированной темой Кавказа, про которую написали журналистки трех стран, стала тема секс-шопов.  Но это далеко не так. Достаточно упомянуть, что даже в Грузии (казалось бы, наиболее свободной и раскрепощенной из трех стран) случались погромы магазинов, предлагающих интимные товары.

В конце концов, в двух из трех стран (Армении и Грузии) купить взрослые игрушки можно только онлайн, в Азербайджане же все они считаются пропагандой порнографии, то есть за их продажу можно реально оказаться за решеткой.

«Причина тех проблем, о которых мы с коллегами говорим, тех табу, которые есть, лежит не в плоскости политики или законов, а, в первую очередь, в плоскости менталитета. Но я уверена, что это можно изменить. У нас есть пример, как сто лет назад наши азербайджанские просветители, критиковавшие религиозный фанатизм, смогли повлиять на ситуацию с некоторыми традициями и обычаями, Советский Союз смог что-то изменить, к примеру, девочек стали отпускать учиться (хотя бы до пятого класса). Уверена, если об этом говорить, постоянно твердить, то перемены будут. Нужны последовательность, упорность, искренность, ну и самопожертвование», - убеждена Гюнель Мовлуд.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (2 оценок)
распечатать Обсудить в: