ОБ АВТОРЕ

Выпускник Белорусского государственного университета транспорта.

Редактор направления мобильных приложений интерактивного IT life-style журнала «iТоги» 

В прошлом главный редактор Stroyka.by

Вы здесь

Why so BIG? Размер имеет значение

Несмотря на засилье интернет-СМИ, полистать в руках увесистый, пахнущий типографской краской журнал по-прежнему приятно. Особенно — в местах ожидания: автосалонах, кафе и ресторанах, ювелирных магазинах, парикмахерских...

Но среди бесплатно распространяемых изданий все труднее становится отыскать то, которое предложит читателям не только рекламу, но и по-настоящему полезные, умные материалы. К счастью, есть на этом рынке игроки, которые «держат марку» годами. О том, чем сегодня живет самый «матовый» глянец Минска, мы поговорили с главным редактором журнала «Большой» Дмитрием Новицким.

- Дмитрий, добрый день. Почему журнал называется «Большой»?

- Название выбирали предыдущие владельцы, поэтому есть ли в выборе названия некая философская подоплека мне неизвестно. Лет 10 назад был журнал «Доберман» и в нем работали интересные, умные люди. Для тех времен это был просто «космос», журнал сильно опережал свое время. Это его в итоге и сгубило – проект получился слишком «артовым», рынок и люди не были готовы тогда к такому «неформату». «Доберман» закрыли. Но команда журнала не распалась, этим людям хотелось делать что-то и дальше. Поэтому на «руинах» «Добермана» вырос журнал «Большой», у руля тогда стояли Виктор Радьков и Анна Пресс, они нашли новых инвесторов и проект стартовал.

- А как вы стали главным редактором новой команды?

- В 2013-м году из-за внутренних разногласий у журнала сменились собственники и команда. Я все время был «рядом» с проектом, даже когда мотался между Минском и Москвой, вел свою колонку в журнале «Доберман», а затем — и в «Большом». Дружил со всеми ребятами, все у нас складывало хорошо. И на каком-то этапе просто возникла ситуация, что кому-то нужно было встать у руля. Вот так и стал.

- В медиа-ките вы себя называете самым «матовым» журналом. Это просто юмор или осознанное противопоставление себя глянцу?

- И то и другое. Мы действительно выделяемся среди классического глянца тем, что больше говорим о сути, о предназначении, а не о внешнем. Мы не пропагандируем культ вещей – «купи что-то, чтобы стать красивее, лучше, престижнее». Если, допустим, об автомобиле Rolls Royce рассказывает глянец, то они позиционируют его как некий статусный предмет. Нас же больше интересует автомобиль как предмет искусства, в который вкладывали силы и эмоции десятки людей, нам важно понять характер этого автомобиля, расшифровать его «ДНК». И это касается всего, о чем мы пишем — музыки, литературы, всего. Разумеется, при этом читателю должно быть интересно, он не должен скучать.

- А кого в таком случае вы считаете своими конкурентами?

- Если говорить о конкуренции в сфере рекламных площадей, то с нами конкурирует любое печатное издание, которое распространяется в тех же местах, что и «Большой». Если же вопрос в идеологическом соперничестве, то я не вижу таких конкурентов. Они были, но в силу разных причин все закрылись. В большинстве случаев — из-за кризиса.

- Обложки для журнала рисуют настоящие художники. Почему так решили, и кто эти люди?

- Мы так решили просто из любви к искусству. А потом вдруг выяснилось, что это еще и «фишка» издания. Четких критериев по выбору художников у нас тоже нет. Иногда кого-то выбираем, приглашаем поработать над обложкой, иногда — мастера приходят к нам сами. Мы только стараемся, чтобы всегда это были разные люди, с разными стилями. Есть в этом и некий азартный элемент, всегда ждем с тревогой — угадает человек или не угадает нашу эмоцию, посыл. То, как художник нарисует человека — всегда лотерея. Но лотерея беспроигрышная, мы гордимся своими обложками.

- Ваши спецпроекты – для чего и для кого они?

- У нас есть отдел спецпроектов, который занимается только ими, и диапазон того, что они делают, весьма широк. Мы можем сделать и «корпоратив» и провести пресс-конференцию, и оказать PR-поддержку. Мы делали и социальные конкурсы «Расскажи историю — выиграй поездку в Шотландию», да и сам я сделал интересный проект, когда проехал на автомобиле Geely белорусской сборки из Минска в Магадан и обратно. Объединяет все проекты идея. Любой наш спецпроект начинается с классной идеи и не менее классно завершается, поэтому я бы назвал нас креативным агентством, к этому все пришло.

Плохо другое: рынок еще не готов к интересным спецпроектам. И это вопрос даже не денег, а ментальности. Наши люди привыкли рекламировать «по старинке» — баннерами, билбордами, макетной рекламой и т.д. В той же Литве, населения в которой существенно меньше, количество спецпроектов исчисляется тысячами, люди уже поняли влияние креатива на бизнес, и активно это используют. Белорусам потребуется еще несколько лет, чтобы к этому прийти.

- У вашего издания бесплатная модель распространения. Но при этом есть и подписка. Если не секрет, сколько сегодня подписчиков у журнала?

- Подписчики, конечно, есть, хотя цифры и не очень впечатляющие. Скорее – это опция, возможность для тех, кто хочет получать и читать наше издание регулярно, у себя дома. Основная часть доходов поступает от рекламы и отдела спецпроектов. Мы не делаем из этого секрета.

- Кого вы считаете своим читателем?

- Умных, образованных, ищущих людей. Мы как-то вывели даже такую формулу «обеспеченный и умный». Иногда, правда, это или обеспеченный или умный (улыбается. – прим. автора), но в целом формула работает.

- Как вы выбираете темы? Разброс тематик в журнале достаточно широк, но нельзя не заметить, что вы любите автомобили — это касается и спецпроектов, и обзоров. Почему именно автомобили, а не, допустим, электроника?

- Отчасти связано с тем, что я большую часть жизни работал в «автомобильной» журналистике. Поэтому определенное влечение есть, как и связи, и опыт.

- Как к вам приходят авторы? Остался ли кто-то из старой команды?

- Да, остались, но немногие. А люди к нам попадают по-разному, но чаще совершенно случайно. Хотя были случаи, что и по объявлениям набирали людей, но это не показатель. Многое зависит от того, сможет ли человек влиться в команду, эффективно работать со всеми в единой «связке». Вот это действительно важно.

- С внештатниками тоже работаете?

- Разумеется, мы абсолютно открыты любым формам сотрудничества с внештатными авторами. Если у кого-то есть что-то интересное — приносите. Если душа горит и жаждет самовыражения — пишите, посмотрим, чем мы можем быть друг другу полезны.

- А выпускнику факультета журналистики может найтись место в стенах вашей редакции? Какими конкурентными преимуществами обладает ваш журнал перед другими работодателями?

- Любое ежемесячное издание дает время подумать над тем, что ты делаешь. В итоге это позволяет выпустить более качественный продукт, и неважно о чем идет речь — о статье или фотосете. У тебя просто больше времени на то, чтобы уйти «в глубину», достичь сути вещей. Ежедневные новостные издания (газеты, сайты) не дают такого права на глубину. Если идти туда – можно стать профессионалом, который будет обладать нюхом, сможет создавать максимум заметок в единицу времени, делать все быстро и четко. Это тоже один из сценариев развития журналиста. Но если мы говорим о выработке авторского стиля, умении глубоко анализировать информацию и скрупулезно ее обрабатывать – это ежемесячный журнал. Не важно, какой.

- Какими качествами должен обладать современный журналист?

- Лично я разделяю журналистов на две категории. Первые — это «оперативники», репортеры. Они умеют сходу подхватить тему, знают, где достать факты, как опросить, кого опросить, как и когда лучше нажать на кнопку фотоаппарата… Это такие ищейки от мира журналистики. И есть люди искусства — своего рода творческая богема, которые думают и действуют медленнее, но отдают больше себя, больше своих эмоций. И там и там есть много настоящих журналистов. Поэтому трудно грести всех под одну гребенку. Важно в любой ситуации оставаться человеком, «Нужно быть добрым, черт побери!», как говорил Курт Воннегут, и это касается всех, не только журналистов.

- В своем журнале вы зачастую приводите выдержки из художественной литературы или цитируете известных писателей. Считаете ли вы, что настоящий журналист должен быть начитан?

- Очень хотелось бы. Ведь мы работаем со словом. Чем больше ты себе в подсознание загружаешь слов, образов, схем и конструкций  — тем больше ты можешь выплеснуть на бумагу, тем более вариативным становится твой стиль. Это очень помогает в работе. Мы можем этого не осознавать и не ощущать, но это работает. О начитанности человека можно судить даже по тому, как он говорит, как строит предложения, какой лексикон использует. И в том, как он пишет, можно заметить ту же закономерность. Даже на этапе редактуры статьи литературный багаж помогает выбрать лучшие синонимы, умело сократить текст, заменив его более функциональной конструкцией, и т.д.

- Как вы относитесь к журналистам без профильного образования?

- Замечательно. Я даже считаю, что лучше бы у журналиста вообще не было профильного образования. Я — за профессионалов своего дела, которые прошли курсы журналистики, или практическую школу. Сначала — профильное образование, физика, программирование, языкознание, музыка, а потом — курсы журналистики. Люди с глубокими познаниями в одной сфере выгодно отличаются от выпускников «журфака», которые знают все обо всем, но по чуть-чуть. Учить журналистике 5 лет — это бред. Система берет свои корни из времен, когда государству нужны были свои глашатаи, свои пропагандисты, и их просто выращивали в этих «журфаках», как в инкубаторах. Сегодня нечему там учить 5 лет. Год, максимум.

- Как вы считаете, а является ли журналистом блогер?

- Да. И думаю, что мы доживем до того момента, когда блог приравняют к СМИ, со всеми вытекающими. Это лишь вопрос времени.

- Да, но при этом блоги являются конкурентами традиционным СМИ, в том числе – и вашему изданию. Противоречий никаких не испытываете по этому поводу?

- Если честно — не видел ни одного бумажного глянцевого блога. (улыбается. — прим. автора). У каждого формата свои прелести. В любом случае, даже если такие издания и появятся — я только «за». Конкуренция — это всегда хорошо, с «зубастыми», талантливыми конкурентами жить куда интереснее. Более того, если журналистов и СМИ люди не читают, а читают блогеров — это причина первым задуматься: а так ли хорошо СМИ делают свое дело? Рекламодатели, к слову, тоже все чаще начинают обращать внимание на блогеров, а это о чем-то да говорит.

- В 2013-м году в одном из интервью вы утверждали, что глянец переживает бурный рост. Прошло три года, что поменялось?

- Действительно, поменялось многое. Сейчас глянец переживает бурный спад, поскольку сильно зависит от рекламных бюджетов, а они «обмелели». Для многих достойных изданий, увы, кризис обернулся «надгробным камнем». Но тенденция к улучшению все же прослеживается. В 2015-м лично нам было даже сложнее жить, чем сегодня: мы оказались в условиях, к которым не привыкли. Сейчас наступило некое «плато»: есть понимание сегодняшних реалий, возможностей и бюджетов, и работать в этих тесных, но четко очерченных рамках стало немного легче.

- В вашем журнале присутствует эротический фото-контент. Для Беларуси это все еще довольно смело. Планируете ли вы продолжать эту практику?

- Конечно. Возможно, еще и мужчин подтянем.

- А есть ли шанс у фотографа попасть к вам? Или тут тоже сложилась своя команда?

- Конечно, шансы есть. Если человек умеет снимать и у него есть интересные работы — пусть присылает на электронную почту. Придутся фотографии «ко двору» — опубликуем без проблем.

- Считаете ли вы, что качественный контент умирает, уступая место более простым  и коротким вещам?

 - Спрос на качественный контент будет всегда. Вот, к примеру, журнал «Главный бухгалтер». О чем они пишут — я не понимаю, там сам черт ногу сломит. Но они отлично себя чувствуют, потому что там работают профессионалы и они делают продукт, который востребован их целевой аудиторией.

- У вас случаются и материалы с политической окраской — про того же Саакашвили, или интервью с Короткевич. Как соотносятся «Большой» и политика?

- Мы придерживаемся нейтральной позиции. И мне кажется, если мы займем позицию одной из сторон, ни к чему хорошему журнал это не приведет. Короткевич была интересна читателям как женщина-политик, поскольку в Беларуси власть сосредоточена преимущественно в руках мужчин. Если же говорить о политике в целом, тот тут лучше всех высказался Чарльз Буковски «Политика – это как попытка надругаться над котом».

- Есть ли журналисты, которых вы считаете образцом для подражания?

- Да, мне очень нравится Познер, я был под огромным впечатлением от посещения его творческого вечера в Минске. В его годы сохранить такую ясность ума… По этому показателю он даст фору миллионам значительно более молодых людей. К тому же он отличный интервьюер. И мне очень жаль, что у нас в Беларуси не появляются (или не приживаются) столь же яркие личности. Хотя… может быть, просто время еще не пришло?

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: