ОБ АВТОРЕ

Родилась в 1973 г. в Литве, в городе Игналина.

Закончила журфакт БГУ.

После первой неудачной попытки поступить в университет год проработала в районной газете Могилевского района "За камунистычную працу". 

Дальше были "Толока",  "Могилевская правда", "Белорусский университет", "Добрый вечер", "Знамя Юности", "БелГазета", в которой работала специальным корреспондентом, обозревателем, заместителем главного редактора, главным редактором приложения Sexus.    

Вы здесь

«Если бы я сняла полную фигню, то не было бы такой реакции»

Интервью

Фильм белоруской журналистки Катерины Борушко о нынешней ситации в Польше «Poles Apart» для телеканала AlJazeera England вызвал очень бурную реакцию в польских социальных сетях.

Глава «Белсата» (для которого Борушко делает программы, М.Г.) Агнешка Ромашевска написала на странице Катерины в fb, что «количество лжи и манипуляций в материале потрясающее», а также назвала фильм «барахлом», поскольку в нем не представлена альтернативная точка зрения.

Mediakritika.by поговорила  с Катериной Борушко и выяснила, что думает сама Катерина о своем фильме.

- Давайте начнем с самого начала – как создавался фильм?

- Еще в прошлом году я начала сотрудничество с британским журналистом, документалистом Гленном Эллисом. У него 30-летний опыт сотрудничества с различными СМИ, в т.ч. с BBC. Первой нашей совместной работой стал фильм о Беларуси для AlJazeera England. В том проекте я начинала как фиксер: искала телефоны, договаривалась на интервью. Но я была очень активным и заинтересованным фиксером – фильм ведь снимался про Беларусь. И потому Гленн предложил мне продолжить работу в этом фильме в качестве соавтора. У меня получилось. Нам понравилось работать вместе, и когда Гленн предложил сделать фильм о сегодняшней ситуации в Польше, я согласилась. На момент создания фильма, 57% поляков считало, что в Польше есть проблемы с демократией. Структура фильма была довольно простой – показать тех, кто считает, что в Польше есть проблемы с демократией и представить точку зрения власти, которая имеет или не имеет к этому отношение.

- Вас как раз обвиняют в том, что альтернативной точки зрения в фильме не представлено вообще.

-  Десять недель я пыталась связаться с тремя польскими министерствами,  канцеляриями премьер-министра и президента, пресс-службой правящей партии «Право и Справедливость», (PiS, М.Г.). Было отправлено множество писем, сделана куча звонков – мне все отказали. Я разговаривала с пресс-секретарями, которые подтверждали, что получили мои обращения и что «они ищут возможность для организации интервью». Нужно только подождать неделю, две, месяц. Но ведь у нас были конкретные временные рамки, и мы не могли ждать полгода согласия на интервью. Но мне кажется, три месяца – это достаточный срок, чтобы польские власти смогли найти кого-то, чтобы дать интервью. У нас была записана одна дама-чиновник, курирующая социальные программы. Но на большинство вопросов она отказалась отвечать, заявив, что это не в ее компетенции.

- В итоге, в вашем фильме нет ни одного представителя власти.

- Это фильм не про всю Польшу, не о политической борьбе «левицы» с «правицей» в стране. Наш фильм о людях, которых непосредственно касаются какие-то проблемы – евреи, арабы, беженцы. Они главные герои! В качестве комментаторов у нас есть, например, представитель Европейской Ассоциации журналистов. Хотя меня упрекали за то, что я не поговорила с представителями польских объединений журналистов. Но, если вы знакомы с ситуацией в Польше, то знаете, что творческие объединения журналистов находятся под влиянием тех или иных политических взглядов. И потому хотелось представить точку зрения более нейтрального эксперта европейского уровня.

- Довольно известный польский аналитический ресурс natemat.pl так оценил фильм так: Польша в нем представлена как страна, которая не извлекла уроки из своего прошлого.

- Но это одно из мнений на тему фильма. А вы видели фильм?

- Видела. И если говорить хотя бы о названии фильма Poles Apart (поляки по разные стороны, англ.), то оно себя не оправдывает. В фильме показана только одна сторона.

- Потому что другая сторона отказалась говорить! Еще раз повторю: мы не делали фильм о противостоянии правых и левых политических сил в Польше. Если бы я делала фильм о глобальных проблемах польской политической жизни, тогда да – нужно было снять журналистов, активистов с разными точками зрения. Но у меня была очень простая задача: вот люди, у которых есть проблемы, и они считают, что в этих проблемах виновата власть.

Должна сказать, что сначала я думала, что мне будет очень трудно найти человека, который сталкивается с ксенофобией в Польше. И вообще, когда Гленн предложил мне сделать фильм, я сказала: «Слушай, в Польше все нормально! Это просто ваши западные СМИ подняли бучу! Я живу в центре Варшавы и здесь все хорошо». Но Гленн сказал, что, мол, сейчас на Западе все обеспокоены ситуацией в Польше, что там ужас какой творится - демократия под угрозой. Давай разберемся: так ли это на самом деле? Если не так, сделаем об этом фильм, что, на самом деле, вся эта истерика не имеет под собой никаких оснований, что западные СМИ все представляют односторонне. И я согласилась и в том числе потому, что действительно была уверена, что это не так. Я хотела показать миру: вот какие поверхностные западные СМИ! А я расскажу настоящую правду. Хотя сейчас мне кажется, что нет никакой правды, но это уже другая история.

Но оказалось все иначе. Во-первых, я столкнулсь с абсолютным «игнором» представителей польских властей. Даже в Беларуси такого не было! Просто тотальный игнор! Во-вторых, я поняла, что мои представления о жизни в Польше – это представления человека с белой кожей, который живет в центре Варшавы. Людям же, которые выглядят иначе, действительно стало сложнее жить за последние полгода.

Достаточно было поговорить только с одним человеком, у которого были проблемы из-за цвета кожи, как через несколько дней ко мне выстроилась просто очередь из желающих рассказать о том, с чем они сегодня сталкиваются. При том, что наш первый собеседник вообще был настроен очень позитивно. Он говорил, что произошедшее с ним – это только его личный опыт, который не нужно обобщать. И я тогда еще подумала: «Вот класс! То, что нужно! Этот человек опровергнет всю эту истерику насчет растущего национализма!» Но когда мы с ним встретились, он был куда более критичен. Как рассказывали мне самые разные люди, сегодня активизировались маргинальные группы, которые демонстрируют откровенные ксенофобские настроения. И эти группы сегодня чувствуют себя увереннее, чем полгода назад.

Конечно, мы не могли все эти рассказы вместить в 25-минутный фильм. Но если бы стояла задача сделать фильм о растущей ксенофобии в Польше, то можно было бы сделать его легко. И все эти люди говорили бы одно и то же: полгода назад таких проблем не было, и сегодня им страшно жить. Я лично была просто в глубоком шоке.

- Вы сказали, что изменили свое отношение к правде – что это значит?

- Наверное, что нет одной общей правды. За последние две недели куча народу обсудило и продолжает обсуждать мой фильм. К счастью, меня окружают очень интересные люди. И должна сказать, что каждый из них по-своему прав. Часто их мнения противоречат другу другу, но, в принципе, каждый по-своему прав.

Митинг в Польше против мигрантов

 

- Как вы отнеслись к достаточно жестким обвинениям в свой адрес со стороны руководителя Белсата Агнешки Ромашевской? Она назвала ваш фильм «барахлом».

- Я воспринимаю эту критику, как проявление свободы слова. Мне не доставляло удовольствия читать ее оценку моей работы, но Агнешка высказывала свою точку зрения, и это совершенно естественно, если мы говорим о реальной свободе слова. На мой взгляд, в этом и выражается свобода слова, когда каждый может высказать свою точку зрения и покритиковать тебя. Когда подчиненный может критиковать своего начальника, а начальник – подчиненного, и при этом подчиненый не чувствует себя полным г...

- У вас был личный разговор с Агнешкой?

- Да. Ее позиция, даже если ты с ней не согласен, всегда очень аргументирована. Вообще, с Агнешкой всегда очень интересно разговаривать.

Но если говорить о моем фильме, ведь любой журналистский материал имеет недостатки...

 – Какие недостатки в вашем фильме?

- Фильм получил очень полярные оценки. Мои зарубежные коллеги считают, что это просто шедевр. Некоторые польские коллеги считают, что это пропаганда и ужас. Что касается польских коллег, мне кажется, здесь возникает вот какая ситуация. В качестве примера можно привести такую метафору, чисто женскую. Скажем, сегодня, вы надели вместо нового любимого лифчика, который в стирке, старый. О том, что он старый, знаете только вы. Но вы-то это знаете! И вам кажется, что весь мир об том тоже догадывается! И мне кажется, похожие вещи происходят на уровне страны. Я много раз слышала, что поляки обижаются на иностранцев, которые считают, что в Польше были концлагеря. Я лично не встречала ни одного иностранца, который так считает! Это какой-то  исключительно польский загон! Мы, поляки, считаем, что иностранцы считают, что у нас были польские концлагеря! И вот меня обвиняют в том, что я использовала в фильме сюжет о концлагере в Аушвице – и что, мол, «снова все будут думать, что поляки – это фашисты». Но так думают только сами поляки! Иностранный зритель, когда смотрит фильм, понимает, что Польша прошла очень сложный исторический путь. И что, в том числе поэтому, поляки достаточно агрессивно сегодня относятся к ксенофобам, и они понимают, что маргинальные ксенофобские группировки – это зло. Именно потому, что был Аушвиц и много других страшных вещей. Вот как это видит зарубежный зритель. Для него этот фильм про великую страну, которая развивается в экономическом и культурном плане. Но есть определенные проблемы, и мы на них сконцентрировались – конфликт вокруг Конституционного трибунала, свобода слова и ксенофобия.

Некоторые мои зарубежные коллеги, которым я рассказывала, что меня обвиняют в том, что я не представила другую точку зрения, даже не могли понять сути этой претензии. Подожди, говорили они, какая другая точка зрения?.. Ты показала людей, которые сталкиваются с конкретными проблемами, и они обвиняют в этом правительство. Ты пыталась получить комментарий власти, но тебе не ответили, о чем очень четко заявлено в фильме – так какие могут быть претензии?.. Более того, почему-то этот фильм воспринимается как антипольский, хотя мне кажется, что он очень позитивно представляет Польшу. Фильм сконцентрирован лишь на некоторых проблемах! Кто я такая, чтобы делать фильм обо всем, что сегодня происходит в Польше - о том, как жить полякам?!

- И все-таки, если говорить о недостатках фидьмах - они есть?

- Каждый публицистический материал имеет недостатки. Всего ведь не покажешь. Может, надо было бы акцентировать внимание на том, что описанные в фильме проблемы – это отдельные проблемы, которые сегодня есть в стране. В каждой стране есть проблемы, правда? И мы об этом говорим в фильме. Может, надо было бы подчеркнуть, что эти проблемы на данный момент носят маргинальный характер, но могут привести к глобальному ухудшению. Наверняка другие журналисты сделали бы иначе. В этом и есть та недосягаемость правды.

- Учитывая, что вы сотрудничаете с каналом «Белсат», возникли ли у вас какие-то профессиональные проблемы?

- Я так не считаю. И потом, сейчас я в основном занята другими проектами. Вот что действительно для меня стало сюрпризом, так это то, как польские СМИ стали использовать фильм против «Белсата». Вот это для меня на самом деле было неожиданностью. На каких-то сайтах появились статьи, что «Белсат» с Альджазирой снял антипольский фильм! И это, кстати, к вопросу о правде – ведь кто-то же считает это правдой!

И еще один удивительный момент: когда мы сняли фильм о Беларуси, то у беларусов была совсем другая реакция на фильм: мол, ну да, у нас действительно такие проблемы. А в Польше... Они считают, что я сделала антипольский фильм, и словно не хотят видеть проблем. Более того, мне на почту, на странице в fb приходили всякие сообщения...

- Какие?

- С предложением меня повесить, например. С угрозами. А какой хейт на YouTube…

- Вы ожидали, что будет такая реакция на фильм?

- Для меня очень важна оценка Гленна. А он все-таки больше 30 лет работает, снял сотни фильмов для самых разных каналов. И вот он мне сказал так: уровень дискуссии вокруг фильма подчеркивает степень важности поднятых  в нем проблем. Если бы я действительно сняла «барахло», какую-то полную фигню, то не было бы такой реакции. Если реакция есть, то, значит, мы действительно затронули что-то очень важное. Хочется в это верить.

Оценить материал:
0
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: