ОБ АВТОРЕ

Выпускник Белорусского государственного университета транспорта.

Редактор направления мобильных приложений интерактивного IT life-style журнала «iТоги» 

В прошлом главный редактор Stroyka.by

Вы здесь

«Кукушкины дети». О том, кого ждут в теплом гнезде KYKY.ORG

Интервью

КУКУ.ORG сумел влюбить в себя сотни тысяч минчан, и не последнюю роль в этом процессе сыграло амплуа дерзкого, откровенного и непредвзятого онлайн-журнала. Когда эти же качества опрокинули сайт в список «неугодных», это лишь пошло ему на пользу: интернет запестрил хэштегами #кукуживи и картинками, с приложенным к логотипу листом подорожника…

Сегодня КУКУ живее всех живых и продолжает гнуть свою линию. О том, кто и как продолжает вкладываться в портал сегодня, мы поговорили с главным редактором Сашей Романовой.

- Саша, в своих интервью вы утверждаете: «не я нашла журналистику, журналистика нашла меня». При этом в журфак все же поступили, хотели писать книги. Потом был сайт о клубной жизни, затем — «Доберман», блог в ЖЖ, период работы в PR… Как после всего этого вы оказались в KYKY?

- Я рассказывала об этом сотню раз, и вы в самом вопросе кратко передали основные вехи. Других не было. Когда я говорила, о том, что журналистика нашла меня сама, я имела в виду счастливый случай, для которого не нужно было шевелить плавником самостоятельно. Главредом я была дважды, сейчас второй, я им и остаюсь. С первого раза началась прекрасная эпоха «Добермана». Все случилось после того, как меня подцепил на выставке во Дворце искусства Денис Давыдов. Он в то время зарабатывал на финансовых операциях и считал, что потратить все на печать мужского журнала - не самая дурная идея. Когда мы увидели друг друга, я была в чёрной кожаной куртке с журналом «Esquire» под мышкой. Давыдов посмотрел своими прозрачными голубыми глазами мне в душу, и я ввязалась в его авантюру с выпуском нахального глянца, где мы печатали интервью с Некрошюсом, Дибровым и Никасом Сафроновым, из которых даже не вырезали матерных слов — как из песни. В случае с Kyky.org тоже имела место встреча на улице с тогдашними его создательницами Дашей Матявиной и Ольгой Мжельской. Мы пошли в «TNT club» и решили там за миской супа мою судьбу: я снова стала главредом, в меру отчаянным и нахальным. Почему я согласилась на предложение незнакомых тогда девочек взять на свою голову проект? Я была пиар-менеджером в концертном агентстве, и уже перевидала все типы заезжих звёзд — от «Би-2» с «Океаном Ельзи» до «Скорпионз». Музыканты пошли по кругу, для меня работа превращалась в день сурка. Я приняла Kyky.org как перемену к лучшему. Вот и все. На самом деле, сайт или журнал — это не один человек, это команда и совладелец бизнеса, который вручает тебе свободу, верит в то, что ты отвечаешь за базар, умеешь работать и растить трафик. Как только мне дают такой пакет задач вкупе со свободой, я начинаю лезть из кожи вон, чтобы сделать хорошо. Поскольку человек я не бездарный и начитанный, получается, как минимум, забавно.

«KYKY» название многослойное. С одной стороны тут явный намек на птицу, которая славится не только тем, что «отбивает» время, но и тем, что подкидывает свои яйца в чужие гнезда (как тут не вспомнить способность портала «набрасывать» темы, вызывающие бурные диспуты?). А еще этой птице приписывают дар предвидения: «Кукушка, кукушка, сколько мне жить осталось?» Ну, и не стоит забывать о другом смысле выражения «ку-ку»: когда крутят пальцем у виска. Скажите как родилось название сайта, и что оно в себе скрывает на самом деле?

- Очень милый концепт у вас в голове — про яйца в чужие гнезда, я бы сама до такого не додумалась. Вы так хорошо все за меня придумали, что даже грех разочаровывать. Слово «KYKY» не значит ровным счетом ничего. Его придумала Даша Матявина в своём 19-летнем возрасте, когда захотела замутить культурно-хипстерский стартап, в тот 2008 год, когда навернулся мой «Доберман». Знакомы мы с Дашей тогда не были, её сайт я не читала, а потому никаких ассоциаций с кукушкой или чем-то ещё нет. После ребрендинга, когда я стала собирать в KYKY свою команду, мы долго спорили, менять ли название на нормальное, или оставить слово KYKY с его явным полудетским звучанием. Поскольку на KYKY стабильно приходило 1,5 тысяча хипстеров в день, а на какую-нибудь «Муку», в которую мы его могли переименовать, не пришёл бы никто, решили оставить как есть. В конце концов, есть Слон и Медуза — тоже не самые высокоинтеллектуальные названия, что не мешает этим медиа делать первоклассный контент.

Давайте более точно позиционируем ваше издание с точки зрения людей, его делающих. Около года назад вы называли сайт то интеллектуальным таблоидом, то онлайн-журналом (порталом) мнений. Если по сути KYKY.ORG ближе к первому определению все еще более-менее ясно. Если ко второму то чьи мнения продвигает портал сегодня?

- За определением «сайт мнений» легко спрятаться нерадивому журналисту. Мнения бывают разные, мы даём высказаться всем. Сегодня огненную колонку пишет парень, который точит зуб на ментов, а завтра высказывается жена мента — звучит голос с обратной стороны Луны, некая концентрированная доза эмоций. Классические журналисты сведут два мнения в одном репортаже, чтобы читатель видел несколько точек зрения. А у нас нет времени, мы не еженедельник Коммерсант, а потому херачим сегодня статью про мента, а завтра — «операцию «антимент». Мы всем даём право сказать то, что они думают. Иногда сталкиваем лбами. Здесь важен человек и его личная боль здесь и сейчас. Журналисты порой уродуют картину, мы — освещаем ситуацию из первых уст.

В одном из интервью Вы сформулировали 5 тезисов журналистики, среди которых: «Не бояться выглядеть смешно и непрофессионально». А что для вас профессионализм в журналистике?

- Это было сказано так давно, и я с тех пор сама столько раз выглядела смешно и непрофессионально, что готова взять свои слова обратно. Бояться непрофессионализма как раз надо. И чтобы он был не так заметен, следует тщательно готовиться перед тем, как сделать первый шаг: задать человеку вопрос или начать писать статью. Но журналист, к сожалению, рождён ленивой тварью, самое естественное состояние для нас — оставаться в покое, объевшись картошкой и читая новости о том, как все в стране хорошо. Профессионализма из состояния комы, увы, не родишь. Тебе лень лишний раз сделать звонок и проверить информацию. Ты хочешь быть пушистым белым котиком, который не перенапрягается, и которого все любят. А это путь в никуда. Нужно давать себе пинка и выводить из зоны комфорта как можно чаще, нужно делать людям неудобно вопросами, совать свой нос, куда не стоит, и не бояться ненависти со стороны окружающих. Ненависть — симптом славы. Страх — признак уважения. Если вам всего этого не нужно, меняйте профессию.

-  В разное время вы отзывались о своем читателе так: «Нужно каждый день задевать за живое и ждать взорвется он или нет.». «Писать обо всем, что выбивает табуретку из-под зада». Но при этом: «Идеальный журналист в первую очередь думает о читателе». Означает ли это, что читатель сидит и ждет, чтобы его как следует встряхнули?

- Я не знаю, откуда вы вырвали эти две фразы, ежу понятно, что из контекста, а вот из какого — уже не помню. Если бы я сама у себя брала интервью, я бы спрашивала о другом. Могу прямо сейчас подкинуть пару свежих идей. Если вы читаете сайт kyky.org, то не могли не заметить в рубрике «секс» прекрасный текст «К каким извращениям вы склонны». Самый распространённый результат у тех, кто проходит тест — введение очищенного корня имбиря в анальное отверстие. Вы могли спросить, кто придумал эту ересь, и правда ли, что ты, Романова — извращенка? У меня бы бровь поползла вверх, я бы рассказала историю о том, как наш специалист по рекламе Илона нагуглила этот имбирь, как мы надрывали животы двое суток, а потом решили непременно сделать тест, чтобы и читателю стало весело, как Паша Свердлов вёз этот имбирь бильд-редактору Насте Рогатко прямо из Львова, как мы сфотографировали имбирь и обложку с Киркоровым, после чего на нас, видимо, обиделась редакция журнала «Большой». Вот в чем сок, понимаете? В реальной жизни, а не в розовых соплях, вроде: что для вас является профессионализмом и надо ли думать о читателе. Надо думать о том, как его удивить, как вывести из состояния сна и скуки и выдернуть ту самую табуретку из-под зада, которую вы вспомнили. Но рассуждениями об идеальном журналисте мы с вами только вгоним его назад в тоску.

Вот два ваших высказывания. Первое: «Когда ты начинаешь писать, перед тобой белый лист. Ты не думаешь заранее о том, что скажет комментатор». И второе: «Если тема вызывает бурное количество комментариев, пусть даже негативных, ты не имеешь права выставлять затронутую тему как нечто прекрасное или нейтральное». Вы не видите противоречий между этими тезисами? Как вы вообще относитесь к своим комментаторам?

-  Комментаторов я замечаю, порой у них даже получается меня задеть. Но поскольку мы все логинимся через Facebook, я непременно захожу на страницы самых ядовитых критиков. Если это страшная как смерть баба, которая пишет гадости лично мне — сразу становится спокойно и весело. Facebook в принципе — великая вещь. Можно посмотреть, чем человек живёт, где работает, какие события считает важными. И после этого делать вывод, стоит ли обращать внимание на его уничижительные комментарии, или это из серии «обнять и заплакать».

Я знаю, что вас уже замучили вопросами про похожесть, отличие или отношение к Citydog, но я бы хотел поговорить о другом. Об отношении к авторам. Citydog проповедует закрытую политику они продвигают свой бренд, себя. Даже если вы прочитали статью и она вам понравилась не всегда понятно, кто ее написал имени автора нет. У вас все с точностью до наоборот. К вам может прийти любой человек с улицы, и вы не посмотрите ни на его образование, ни на портфолио. Если вас устроит тема и качество текста вы опубликуете статью, указав имя автора крупными буквами в начале. Вы считаете это правильным? Это проявление философии издания, или расчетливое конкурентное преимущество на рынке СМИ?

- Это хорошее замечание. Я когда-то сама испытала то, что сегодня испытывают эти авторы, чьих имен не помнит не только читатель, но и редактор. Когда навернулся журнал «Доберман», я считала, что уже настолько крута как профи — меня непременно разорвут на части. Хотя бы писать колонки в тот же глянец всегда смогу (ещё пять лет назад он не находился в таком предсмертном состоянии, как сейчас). И что вы думаете? Я была нафиг никому не нужна. Никто из людей, с которыми мы сотрудничали в «Добермане», не предложил мне писать в их новые издания. Я просто исчезла, залегла на дно, растворилась. Будто бы меня и не было — ни одного из тех прекрасных моих интервью, после которых люди узнавали чуть ли не на улице. Уверена, если сейчас что-то случится с Kyky.org, ситуация повторится. Никому в Беларуси нет ни до кого дела, звезды в журналистике здесь не нужны. Так вот я как редактор хочу быть исключением. Если может существовать площадка, способная прославить школьного учителя Андрея Григорьева, которому после публикации у нас пишут письма люди со всего земного шара, я буду такую площадку делать. Да, я хочу, чтобы мне писали звезды. Их имя всегда будет прописано большими буквами, иногда — прямо в заголовке. Кстати, Александр Кнырович — отличный пример. Он и до нас был публичным бизнес-ангелом, но посмотрите, что происходит сейчас, в том числе из-за его смелых высказываний на KYKY — лидер мнений вообще на всех порталах, умница, интеллектуал, эксперт. Я обожаю, когда люди используют свой потенциал по полной. Мне нравятся СМИ, которые бегут по направлению к человеку, а не убегают от него, идя на поводу у толпы. Той самой толпы, которая не считает дурным тоном писать в комментах: «Алексиевич? А кто это?».

-  Мы уже знаем, что вы не считаете для журналиста обязательным наличие профильного образования. А как по-вашему — стоит ли вообще тем, кто хочет писать, идти учиться на журфак и тратить на это 5 лет жизни?

- Нет. Летняя школа журналистики имени Тимченко и два семинара в течение года, плюс аккуратное посещение планёрок Kyky.org сделают журналиста, наверное, и из йорширского терьера. Не надо уродовать все это Мининформом и журфаком, ради бога, это все пропаганда, а не журналистика.

-  Саша, по вашему мнению должен ли быть журналист начитанным? И может ли вообще человек, прочитавший за жизнь 3-5 книг стать хорошим журналистом?

- Есть люди, которым дано от рождения сочинять складно и писать без ошибок. Если они поленятся и пропустят пласт истории, философии и мировой литературы, выйдет пустышка — человек, который складно пишет тексты ни о чем. Я — за начитанность. В юном возрасте литературные тексты нужно потреблять запоем. Помню, моей нормой было 400 страниц в день, прямо дорогу переходила с раскрытой книгой «Братья Карамазовы», и водители сигналили как идиотке. Оторваться не могла — ну, а как иначе? Если говорить про образование, то сначала идут тексты, потом — люди. Все. Другого пути и других университетов в нашей стране просто нет.

-  Предположим, что выпускник журфака, блогер или вольный «стрелок»-фрилансер имеет желание начать писать для KYKY. Что у него для этого должно быть?

-  Нам пишут блогеры и вольные стрелки. В чем подвох? Писать на самом деле не так сложно. Если не боишься ляпнуть лишнего, есть воля и желание сказать что-то дельное. Я всегда советую журналистам плясать от сути. Сначала придумать, ради какой великой цели стоит отвлечь вечно занятого читателя от семьи, обеда и работы, а потом уже писать. Отвлекать, конечно, нужно не заголовком «Бред Питт умер» — за такое журналисты горят в аду. Простите, о чем был вопрос? А, блогеры. Да у нас два блогера практически в штате — Ася Поплавская и Ольга Родионова, давайте о другом спрашивайте!

-  Большая часть вашей команды девушки. Это простое совпадение или вам комфортнее работать в атмосфере, свободной от излишков тестостерона?

- Мне по барабану, абсолютно. Гендер и стиль писанины — никак не связаны. Сколько раз на наши женские статьи в комментах пишут «мужик написал», и наоборот. Единственное: в журналистике не такие большие заработки, а потому большого количества тестостерона здесь не будет. Мужчинам нужно код писать, покрышки продавать и дома строить — увы, им я релевантных доходов просто не предложу. А потому чаще всего и не настаиваю.

-  Блогеры являются вашими конкурентами, так как имеют возможность цепануть горячую тему быстрее, раскрутить ее оперативнее и подать раньше, пускай и в укороченном виде. Как вы сегодня относитесь к блогерам, которые «сами себе СМИ» и журналист, и редактор и издатель в одном флаконе?

- Прекрасно отношусь. Мы иногда у них посты просим с активной ссылкой на блог — выходит и нам трафик, и им дополнительный пиар и новые читатели — все в плюсе. Но если, например, Денис Блищ ушёл из успешных редакторов в блогеры, то я сделала наоборот — возвращаться назад в уютную норку ЖЖ совсем не хочется.

Вы один из немногих порталов, который открыто пишет про секс. И пишет довольно откровенно. Скажите, чем вы руководствовались при выборе этой темы? Тем, что считаете секс неотъемлемой частью жизни, или просто желанием занять нишу, в которой не так много игроков? Или вообще другими соображениями?

- Секс — неотъемлемая часть нашей жизни, улучшающая кровообращение, повышающая тонус и питание нижних слоёв эпидермиса. Дима, о чем вы? Какое желание занять нишу, в которой мало игроков? Игроков в сексе в принципе должно быть мало, иначе это простите, групповуха! У меня такое чувство, что вы за всем видите редакторский коварный расчёт. А жизнь — она намного проще. Рассказать, как формируется рубрика «секс» KYKY.ORG? Вот пишет мне в почту девушка-лесбиянка, анонимно, о проблемах, с которыми сталкивается в Беларуси — я принимаю решение о том, что текст идёт в печать. Он живой, видно, что девочка правду писала, про себя. Или делает Алена Шпак интервью с трансвеститом — в печать. Я читаю ответы этого трансвестита и понимаю, что он — девушка по мозгам абсолютная, просто природа ошиблась! Какие другие игроки? Если все остальные СМИ молчат в тряпочку, боятся сказать слово «оргазм» и хотят быть умными, а не живыми, раскрепощёнными и непосредственными, то я тут причём? Надо принимать жизнь такой, какая она есть. Вот 34mag.net молодцы — они тоже не боятся написать слово «порно» в заголовке. Хорошо, ребята перезапустились недавно и делают сайт с новыми силами.

Был момент, когда вас заблокировали кое-кому не понравился ряд статей. Сами вы утверждали в прошлом, что «если за неделю никто не захотел подать на нас в суд значит, хреновая была неделя». Скажите, элемент вызова кому-то (правительству, общественности, конкретным лицам или структурам) это непременный атрибут редакционной политики? Или просто вы выражаете свое мнение, а дальше будь что будет?

- Да, просто выражаю мнение, в большинстве случаев даже не своё. Должна быть свобода выражения мнений, иначе легче застрелиться, эмигрировать или уйти в монастырь.

-  У какого типа журналистов больше шансов задержаться в команде KYKY — у «гончих», оперативно вынюхивающих свежее и выдающих готовые заметки со скоростью станкового пулемета, или у неспешных интеллектуалов, предпочитающих допиливать избранную тему до консистенции «лакшери»?

-  У гончих. Неспешные великолепны, если они гении, или вдруг, пока они тормозили, у них внезапно случилось подключение к ноосфере Вернадского, и на свет родился шедевр. Но как показывает практика, чаще рождается занудство. И читатель закрывает вкладку в расстроенных чувствах, как девушка, которую мурыжили два часа, она устала как собака, а оргазма умственного так и не получила.

Вы неоднократно упоминали, что против «убийства» эмоций в тексте, что стерильные, мертвые, выхолощенные тексты вам неугодны. Однако, есть и обратная сторона излишне эмоциональные памфлеты, за «буйством красок» которых сложно разобрать, что именно хотел сказать автор. Как словить ту саму грань, где еще информативно, но уже душевно?

- Исключительно на интуитивном эмоциональном уровне, который люди моей профессии называют просто: чуйка. Если под коленками защекотало — крутой текст. Если нет — в утиль.

Нередко на сайте появляются посты определенных людей из Facebook. Сами вы называете таких людей «лидерами мнений». Скажите по какому принципу вы считаете ту или иную персону лидером мнений?

-Нет принципа. Тут не от персоны зависит, а от высказанного мнения. Если Свете Ивановой сегодня пришла гениальная мысль, она — лидер мнений. Но только сегодня. Завтра Света запостит какую-нибудь чушь и уйдёт в «публикации, которые видеть в ленте нежелательно». Как показывает практика, умные люди вроде Виктора Мартиновича, Георгия Плащинского, Сергея Грибановского, Юрия Гурского чаще выдают крутые посты и становятся, таким образом, «лидерами мнений», если они конечно не против, чтобы KYKY.ORG подтырил их мысль себе в контент.

В публикуемых у вас материалах вы иногда пропускаете матерные выражения (даже если «запикиваете» их). Это проявление той самой «таблоидности», стремление подчеркнуть эмоцию или вы искренне считаете мат неотъемлемой частью русского языка?

- На самом деле, мат мы заменяем на более приличные, но подходящие по накалу страстей аналоги. А если он не заменяется, с удовольствием пользуемся ноу-хау российских либеральных СМИ: оригинал подаётся в звездочках по количеству букв, а в скобках — примечание, что имел в виду автор. Например, ******* (состояние острой тоски, вызываемое длительным тягомотным действием, не приносящим результата, синоним слова «достало»).

Исследования показывают, что читатели сегодня уходят в соцсети: привлекательность классических web-порталов слабеет с каждым днем. Если все уйдут в Facebook и не захотят из него выходить — что предпримете вы, как главный редактор?

-  Как можно уйти в Facebook и не переходить по ссылкам, которые шерят френды? Когда я читала книгу на «Ночи библиотек», ведущий этой ночи, Уладзь Лянкевич, задавал странные вопросы про срач, секс и скандалы, искренне полагая, что из всего этого состоит контент KYKY.ORG. Я ему говорю: а главу из новой книги Татьяны Замировской вы у нас не читали? Он говорит: «Я, видимо, только в Facebook на вас натыкаюсь» — то есть, в его ленте видны лишь репосты каких-то скандалов. Кто-то репостит исключительно наши заметки про архитектуру, кто-то — про музыку, и все его френды считают, что Kyky.org — филиал почившего Ultra-music. Наверное, в этом проблема: от личных вкусов пользователя соцсетей зависит то, что о сайте думают его друзья. С другой стороны, разве мы можем назвать именно это проблемой, а не, к примеру, угрозу мирового терроризма или душные условия для бизнеса в Беларуси?

-  Какие сайты читает главред KYKY? Есть ли такие издания, на которые вы ровняетесь — не по охвату, а по сути?

-  Честно говоря, Антон Чехов всегда был и остаётся моим героем. Циничный сукин сын, вообще не щадил людей. И когда ему было нечем кормить сестёр, он заключил контракт с журналом «Стрекоза», если я не ошибаюсь, чтобы раз в неделю публиковать там рассказ. Мы эти рассказы сейчас в сборниках читаем, а человек просто хотел прокормиться, ему денег не хватало — вот это уровень, вот это гениальность. Я могу ответить, что равняюсь на Антона Чехова, или меня совершено не поймут?

Надеюсь, поймут. И напоследок: что вы пожелаете тем, кто ищет и пробует себя в журналистике сегодня?

-  Желаю чаще поднимать задницу, ведь жизнь, черт побери, слишком коротка, чтобы провести её уныло и незаметно.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: