Вы здесь

Домашнее насилие: «Хотелось бы услышать мужскую точку зрения»

Интервью

Тема домашнего насилия вышла за переделы кухни и официальной статистики. Перестали молчать и сами женщины. СМИ как никогда повернулись лицом к проблеме, которая годами была табуированной…

О том, что социальной журналистике не хватает мужского взгляда, какой ракурс на проблему не самый удачный, и почему от сексистской рекламы до насилия один шаг, объясняет председатель правления международного объединения «Гендерные перспективы» Ирина Альховка.  

Сейчас в медиа все больше появляется human-stories, в которых героиня рассказывает о своей трагедии. Насколько оправдан такой жанр?

– Конечно же, такой жанр оправдан. Можно сколько угодно приводить цифры из различных исследований, но гораздо эффективнее, когда женщина признается: «Я пережила это».

Эксперты тоже работают с «живыми историями». Мы обобщаем опыт этих людей, а не просто изучаем теорию, которая приходит из Северной Америки или Великобритании, – из тех стран, где зародилась работа по предупреждению насилия в семье. Важно увидеть, что происходит именно у нас, ведь в других странах нет традиции «бьет, значит, любит». И хотя  Великобритания является экономически высокоразвитой страной,  это ничего не меняет – граждане, которые там живут, подвергаются насилию и используют насилие. Согласно мировой статистике Всемирной организации здравоохранения, каждая третья женщина в мире испытывает физическое насилие хотя бы раз в жизни.

О масштабе белорусской проблемы мы можем судить по звонкам на общенациональную горячую линию для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801, которая работает уже четвертый год на базе нашей организации. Но проблема заключается в  том, что не все готовы говорить о своей непростой истории на публику. Причин этому много: к примеру, о насилии не знают родственники или знают, но осуждают поступок женщины, рассказавшей об агрессоре.

Я преклоняюсь перед теми женщинами, которые решились открыть свою историю. Это настоящее мужество. Может быть кому-то такой поступок поможет совершить каминг-аут. 

Существует мнение, что реклама с сексистскими мотивами в какой-то степени влияет на рост агрессии среди мужчин и укрепляет стереотипы, которые есть в обществе в отношении женщин. Так ли это?

– На мой взгляд, это действительно так. Есть реклама, которая напрямую поощряет насилие в отношении женщин. Вот один из примеров: «Так держать», – гласит рекламный слоган. Иллюстрирует текст такая картинка – мужская рука держит за волосы женщину, которая лежит на автомобильной шине. На ее лице – выражение боли. Во-первых, между изображением и рекламируемым товаром нет никакой связи. Реклама анонсирует низкие цены зимние автошины. Во-вторых, текст – это прямой призыв к насилию.

В Беларуси рекламы с откровенными призывами к насилию мало, поскольку через мелкое сито строгого регулирования пройдет не всякий ролик или текст. Рекламу утверждают в Министерстве торговли на специальной комиссии, и если материал не соответствует нормам, то он не получит разрешение на распространении в СМИ и в публичном пространстве. Так, к примеру, запрет был наложен на рекламу хрена АВС, в которой использован очень сексуальный подтекст. Разбитная продавщица с глубоким декольте обещает мужчине в военной форме что-то бесплатное после покупки пяти «хренов», а вот субтильный ботаник остается ни с чем.

Помимо этого в Беларуси распространена реклама, укрепляющая стереотипы, которые поляризуют мужское и женское. Вся эта поляризация способствует тому, что мы ошибочно смотрим на мужчин и женщин, как на абсолютно разных людей. Хотя психологи все чаще говорят о том, что сегодня мужские и женские роли сильно сближаются. Но в поляризованном мире мужчина не может быть заботливым папой, потому что воспитание детей – это забота женщин, у них это якобы лучше получается. Где вы видели рекламу, которая говорит, что брак – это счастье не только для женщины, но и для мужчины?  Им приписывается агрессивность и немногословность. Если мы согласны с тем, что это нормальные качества мужчин, то чего ж тогда удивляться, что именно они являются агрессорами?!

Мы живем в мире массовой культуры, которая часто строится на быстрых и самых распространенных стереотипах, в том числе гендерных. Это оказывает на нас (и особенно на детей) сильное воздействие. Поэтому рекламу надо оценивать критично и учить этому своего ребенка.

Тогда вопрос – можно ли решить проблему насилия в семье без мужчин?

– Нельзя. Мужчины должны признать, что у них есть проблемы с тем, как они применяют силу. Той агрессивностью, которая считается истинным мужским качеством, можно управлять, не направляя ее на женщин и членов своей семьи. Мировая статистика показывает, что мужчины чаще всего являются жертвами преступлений со стороны других мужчин, а женщины страдают от насилия со стороны мужчин.

Мужчины считают применение силы вполне приемлемым способом коммуникации. Но нужно смотреть на это как на неправильно привитую гендерную роль. Бить женщин – это ненормально. Это самоутверждение за счет физически слабого и самого близкого человека. Семья в нашем обществе является приоритетом. Статистика говорит, что у нас не общество одиночек, и большинство белорусов хотят завести семью. Но если семья – это основная ценность, то почему мы ведем себя по-свински именно с самыми дорогими людьми?

Тогда может быть стоит вывести на медийную авансцену не только женщин, но и мужчин? Мужчин, которые скажут: «Я ни за что не ударю женщину, потому что…»

– Естественно, это стоит делать, но посыл должен быть обдуманным. Несколько лет назад певца Серегу пытались привлечь как публичную персону к проблеме предупреждения насилия в семье. Смысл его высказываний был такой: бьют женщин только слабаки, хочешь ударить женщину, ударь меня. Я согласна с первой частью этой фразы, но во второй все равно звучит призыв к выяснению отношений и использованию силы, но уже между двумя мужчинами. То есть то, что ты не слабак, надо доказать в драке с сильным соперником. Однако агрессия ведь все равно остается. А для меня сила заключается в том, чтобы отказаться от применения насилия и к женщинам, и к мужчинам. Это относится  и к родителям, которые наказывают своих детей зачастую просто  от бессилия.

Что касается мужчин, которые подвергаются насилию, – это вдвойне табуированная тема. Какой мужчина признается в том, что он стал жертвой?! Нам на горячую линию практически не звонят пострадавшие мужчины, кроме пожилых.

А много ли пишут о насилии в армии или в мужских учебных заведениях? Считается, что дедовщина – это плохо, однако воспитание с помощью силы и агрессии – это нормально. Но мужчиной не становятся через агрессию. Мужчина изначально физически сильнее женщины. Так в чем тогда превосходство?

Не кажется ли вам, что иногда СМИ намеренно смещают фокус с гендерной проблематики к каким-то совершенно незначительным вопросам?

– Да, такая тенденция действительно есть, правда, не всегда это зависит от журналиста. Корреспондент берет интервью и погружается в тему... Но когда материал попадает к редактору, который не был на этой встрече и не совсем в теме, потому что на столе лежат еще 28 других материалов, то в итоге появляется заголовок, совершенно не отражающий суть.

К тому же, очень часто тема насилия в семье подается как криминальная, а не как некое социальное явление. Да, это преступление, и очень важно, что мы понимаем: это не просто «милые бранятся». Нужно задавать и другой вопрос:  что же такое в нашем обществе происходит, что можно вот так взять и безнаказанно избить женщину? СМИ не то что бы идут на поводу у аудитории, но пытаются уловить ее настроение. Зачастую большинству читателей инцидент видится так: ну что с них взять, они же пьяницы!

Стоит заметить, что пока большинство корреспондентов, в том числе и тех, кто занимается социальной проблематикой, женщины. А хотелось бы услышать и мужскую точку зрения.

– Сколько потребуется времени, чтобы перейти от стереотипного мышления к конструктивному диалогу?

Лет 20 назад вопрос о домашнем насилии уже поднимался, но тогда он не попал в публичное пространство, не был поддержан обществом и был очень маргинализирован. В 2002 году  была предпринята попытка принять закон против насилия в семье, которая, к сожалению,  провалилась. Сейчас мы находимся на третьем витке. Есть репрезентативные исследования о масштабах проблемы в Беларуси, Министерством внутренних дел инициируется создание специализированного закона по предупреждению насилия в семье... Я думаю, что этот виток будет самым успешным.

Моя мечта, чтобы чиновники, от которых часто зависит решение проблем, не выносили свои обывательские суждения в публичное пространство. Выступая перед аудиторией, облеченный властью человек иногда несет несусветную чушь. Он говорит то, во что верит сам, как человек, но не как должностное лицо. И в этом самая большая проблема, потому что у такого человека есть огромные возможности влияния на общественное мнение. Необходимо постепенно смещаться в ту плоскость дискуссии, когда мы говорим о домашнем насилии на профессиональном языке, а не как обыватели. Это как политкорректность, если хотите. Должно наступить время, когда мы уже не сможем позволить себе дать происходящему необдуманные оценки.

Анна Шафелюк специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: