ОБ АВТОРЕ

Выпускник Белорусского государственного университета транспорта.

Редактор направления мобильных приложений интерактивного IT life-style журнала «iТоги» 

В прошлом главный редактор Stroyka.by

Вы здесь

«Регенерадио». Почему «Новое радио» не стареет и кто в этом виноват

В недавнем интервью с Александром Найденовым наш собеседник упомянул о «Новом радио» — канале, задающем музыкальную моду всему белорусскому эфиру. А результаты недавнего исследования компании «ГЕВС» дали понять, что «Новое радио» еще и один из лидеров белорусского радиовещания, занимающий вторую позицию после «Радио Рокс».

Мы не могли пройти мимо столь примечательных фактов, и вызвали на откровенный разговор программного директора «Нового радио» Олега Лихорада.

- Олег, расскажите, как вы очутились на радио?

- На радио я попал почти случайно, это случилось 12 лет назад, в моем родном городе Лида. Причем, я никогда не думал, что буду этим заниматься — моим главным увлечением была музыка, я много экспериментировал в музыкальных направлениях, с вокалом, пробовал то одно, то другое… Но вот в жизни произошла очередная развилка: я как раз закончил технический колледж, поработал в Доме Культуры, и у меня истекал срок контракта... Предстояло сделать выбор — «куда дальше?».

И тут мне на глаза попалось объявление о кастинге радиоведущих. Конкурс удалось пройти, и я оказался в команде местного радио, сейчас оно называется «Лидер FM». Там я сперва работал как теле- и радиоведущий, затем — стал программным директором. При мне делали на этом канале реформат, запускали вещание в FM диапазоне, т.е. — готовили канал «под ключ». Мои успехи заметили в столице и мой друг, Виталий Радченко пригласил меня на радио «Unistar» как специалиста по продакшну (режиссером вещания). Позже я стал музыкальным редактором и администратором эфира.

В «Новое радио» пришел уже как специалист по созданию эфирных элементов. Ведь помимо музыкального, у меня еще и образование аранжировщика: я заочно окончил Институт современных знаний, отделение компьютерной аранжировки. И, в дополнение к этому, дистанционно прошел обучение в Бостоне, в Barkley Music School. Так что на «Новом радио» мои музыкальные навыки очень пригодились. А не так давно здесь сменилось руководство, и встал «кадровый вопрос»… У меня, помимо прочего, за плечами был багаж в виде неоднократного обучения на курсах программных директоров в Москве. Так что какое-то время я исполнял обязанности программного директора, затем официально вступил в должность.

- К слову, с Виталием Радченко, который до сих пор работает на радио «Unistar», вы делали совместный музыкальный проект Exl-Light, и даже выступали с ним на телевизионном конкурсе «Песня года». Как вы вообще сошлись с Виталием и не мешает ли сегодня вашим отношениям работа на конкурирующих каналах?

- С Виталием знакомы очень давно — мы оба из города Лида, вместе «окучивали» лидский радиоэфир. У нас было много совместных музыкальных проектов — начиная от рэпа и заканчивая ультра-тяжелой музыкой. Мы вместе пришли на радио, чтобы давать людям качественную музыку, поскольку знали в ней толк... Ну, или нам так казалось (улыбается. — прим. автора). В Минск Виталий переехал раньше меня, поработал здесь с полгода, и «перетянул» меня. Ну, а дальше вы уже знаете.

- Что входит в ваши обязанности как программного директора «Нового радио»?

- Если честно — всё! Всё, что происходит внутри радио (музыка, подбор ведущих, разработка и утверждение форматов программ) и за его пределами (всевозможные акции, общие направления работы SMM и др.). Разумеется, я работаю в тесном контакте со всеми другими подразделениями. Скажем, если у нашего креативного отдела появляется какая-то идея — мы ее обсуждаем, прорабатываем, и, в случае успеха, пускаем в эфир… Словом — легче рассказать, чем я не занимаюсь.

- Вы работает в этой индустрии уже 12 лет. Расскажите, что принципиально изменилось в радио за эти годы?

- Принципиально — ничего. Появлялись новые форматы и рубрики, трансформировались музыкальные жанры, произошло перераспределение каналов распространения радио-контента — все больше людей сегодня слушают радио в Интернете… А вот что изменилось в жизни вокруг радио — так это уровень взаимодействия с аудиторией. Сегодня все больше внимания приходится уделять маркетинговым технологиям, исследованиям, интернет-посевам, тестированию музыки на слушателях и коммуникациям с ними. Сейчас любой радиоканал — это такой завод, в котором непосредственно изготовлением продукции занимается лишь часть коллектива. А кроме них есть еще масса отделов и подразделений, которые делают вне эфира очень большую работу. Слушатели об этом не догадываются, но в этой «невидимой» части задействованы серьезные ресурсы.

- Олег, как вы считаете — а для чего молодому человеку сегодня вообще стоит идти работать на радио?

- Радио — это, в первую очередь, авторитетный источник, которому можно доверять. Ни интернет, ни телевидение таким доверием уже не пользуются. Да — сегодня есть масса возможностей так или иначе реализоваться, заполучить свою часть аудитории. Но если хочется стать именно частью команды экспертов — то вам сюда.

Но радио — это не просто работа, это смысл жизни, или, если угодно — стиль жизни. Сюда приходит устраиваться тот, кто уже влюблен в радио, кто хочет стать для слушателя тем самым экспертом. Тот, кто любит музыку, умеет ее выбирать и может использовать свои навыки во благо другим. Тот, кому по нраву живое общение, кто умеет поддержать беседу, кому «по кайфу» дарить хорошее настроение. А еще тут очень важно быть честным: если у ведущего в голосе есть какая-то фальшь — слушатель это сразу почувствует, поймет. И это негативно скажется на том самом доверии, с которого мы и начали обсуждение вопроса.

Если же говорить о более прагматичных вещах, вроде самореализации или известности, то нужно понимать, что, в отличие от других медиа, радио — самый легкодоступный источник и у него огромная аудитория. Поэтому, если творческий человек стоит перед выбором «куда податься?» — в телевидение, на радио или в прессу, то он должен понимать, что на радио «достучаться» до его потенциальной аудитории будет проще всего.

Но важно не забывать, что прямой эфир — это еще и ответственность. Каждый, кто приходит на радио, должен понимать, где он находится, и помнить об этом постоянно.

- А кому путь на радио заказан?

- Тем, кто элементарно не слушает радио, тем, кому это не интересно. Также мне сложно представить в роли ведущего или режиссера радио человека, не стремящегося что-то создавать, человека, который ведет образ жизни потребителя.

- Цитата с вашего сайта: «В программировании эфира «Новое Радио» используются самые современные радиовещательные технологии, что выгодно отличает нас от станций, работающих в схожем формате.». Что это за технологии и в чем конкретно состоит ваше главное преимущество перед другими каналами?

- Мы — одна из немногих радиостанций, которые могут себе позволить тестировать новую музыку на слушателях. И тестирование такое происходит регулярно, несколько раз в месяц. У нас есть интернет-платформа, которую мы заимствуем у наших партнеров, размещаем там треки, люди их слушают и оставляют свои отклики. Потом реакция аудитории изучается, систематизируется и на основании полученных результатов делаются выводы о популярности той или иной музыки. Поэтому без преувеличения могу сказать, что вся новая музыка, появляющаяся в белорусском радио-эфире — проходит через нас.

- А откуда вы берете эту самую новую музыку, и по каким критериям выбираете то, что предлагаете аудитории для «первичных слушаний»?

- Мы следим за тем, что происходит в крупных чартах, например, в том же американском Billboard. Хотя конкретно там отбираем треки с оглядкой на менталитет нашего слушателя — далеко не вся американская музыка имеет шанс стать популярной у нас. Поэтому больше обращаем внимания на европейские станции, какие-то подписные лейблы, слушаем сторонние станции из России. Разумеется — и это очень важный момент — вся музыка проходит личную оценку нашими сотрудниками. Мы не можем просто взять любую новую песню, и отправить ее слушателю «на пробу» — нас просто не поймут. Мы четко понимаем наш формат, и что хочет получить наш слушатель. Таким образом, на тестирование людям попадает уже «отфильтрованный» контент, в этих треках уже есть некий потенциал, соблюдены некие стандарты качества.

- Как вы собираете статистику, получаете обратную связь от слушателей?

- В первую очередь, мы очень плотно стали работать с аудиторией в социальных сетях, на нашем радио есть даже специальный отдел, который занимается SMM-коммуникациями. И в этом есть огромное преимущество перед теми же «холодными звонками» с опросами. Аудитория в сети — она очень раскрепощенная. Интернет убирает комплексы людей, и те могут позволить себе высказываться так, как считают нужным, не стесняясь в выражениях. И это — здорово, это самый честный фидбэк, который только можно получить. За последний год наши группы в соцсетях приросли на 10 000 человек, и это – именно живые, небезразличные к радио люди, а не боты или «мертвые души». И вот с этой аудиторией мы работаем, часто используем ее как фокус-группу для тестирования тех или иных идей и проектов.

- По вашему мнению — какие формы примет радио в ближайшем будущем? Как оно будет трансформироваться, не ждут ли нас некие «межвидовые» сплавы?

- Я думаю, эфирное вещание останется еще очень надолго — в первую очередь из-за своей доступности. Глобально же будет происходить следующее: радио будет уходить в те области, где будет присутствовать его аудитория и принимать те формы, которые будут востребованы этой аудиторией. Будь то интернет-мессенджеры, некие социальные пространства и т.д. Наша задача — обеспечить свое присутствие в этих местах, дать человеку возможность слушать радио «в один клик», где бы он ни находился.

- Да, но кто задает направление движения самих слушателей? Мы живем в обществе потребления, и слушатели — те же потребители, сами по себе они ничего не создают.

- А это спонтанный процесс. Множество людей — это множество личностей. У каждого из них есть свои предпочтения и вкусы, основанные на том, в какой среде он воспитывался и рос. Под влиянием своего вкуса и своих потребностей, каждый человек делает выбор, порой — неосознанно. Он выбирает некие музыкальные направления или конкретные коллективы, ищет места, где ему будет комфортно общаться с себе подобными. Так образуется множество маленьких (или больших) анклавов, где тусуются «группы по интересам». Интернет (и его возможности) позволяет обмерить, просчитать количество и наполненность этих анклавов и выдать в виде понятной нам статистики. А наша задача — удовлетворить потребности тех групп, которые являются нашей целевой аудиторией и в том месте, где они находятся или проводят время. Все просто. Причем эта тенденция сейчас распространяется повсеместно — от электроники до продуктов питания. Времена, когда какая-нибудь корпорация или средство массовой информации «задавали моду» — проходят. Где-то быстрее, где-то медленнее, но проходят. Правила игры начинают диктовать сами люди.

- Со слушателями более-менее разобрались, давайте поговорим о ваших сотрудниках. Все радиоведущие обладают высоким темпом речи, много и быстро говорят. Со стороны порою кажется, что эта работа отнимает много сил, и, придя домой, они начинают общаться жестами — лишь бы снова не раскрывать рта… Не тяжело ли зарабатывать на жизнь «разговорами»?

- То, что кажется с той стороны эфира — не всегда соответствует действительности. На самом деле, невзирая на действительно большое количество импровизаций, за каждым выпуском стоит серьезная подготовка. У многих передач и форматов существуют свои сценарии, «раскадровка» фраз по минутам, все довольно точно рассчитано. Выходя в эфир ведущий всегда имеет какие-то цель, форму выступления и временные рамки. Это с одной стороны. С другой — вам же не надоедает разговаривать в обычной жизни? Дома, на работе, на отдыхе — говорят все, речь — основная доступная нам форма коммуникации. Так почему ведущий, к тому же — имеющий серьезную подготовку и опыт, должен уставать? Он же не говорит об одном и том же каждый день. Меняются темы, форматы, собеседники, это живой процесс, который совершенно не утомляет. Разумеется — при условии, что человеку нравится то, что он делает

- Многие из тех, кто хотел бы работать на радио, боятся не справиться чисто технически — из-за голоса или дефектов речи. Люди могут картавить, гнусавить, шепелявить, «гакать», обладать некрасивым голосом или дурацким смехом, их речь может изобиловать словами-паразитами... По вашему мнению — обязательно ли наличие хороших голосовых данных и дикции для работы на радио?

- У меня есть несколько хороших знакомых, которых я бы никогда не взял на радио чисто потому, что есть какие-то дефекты речи. Но! Их идеи, манера думать и излагать свои мысли, их взгляд на вещи — меня просто завораживают, я могу общаться с ними часами. И, положа руку на сердце, я не исключают того, что когда-нибудь приглашу такого человека вести эфиры. Просто потому, что он — реально крутой, интересный и многогранный человек. Когда тебе классно, вкусно подают какую-то мысль, когда она трансформируется в голове в четкую, привлекательную «картинку» — на огрехи речи быстро перестаешь обращать внимание. Поэтому мой ответ: если вы реально яркая личность, которой есть что сказать, если у вас богатый жизненный опыт — пробуйте! А многие технические моменты можно подшлифовать.

- В чем преимущества «групповых» эфиров — тех, что ведут несколько ведущих одновременно? Стоит ли неопытному ведущему начинать работать «в связке» с коллегами — ведь те могут и поддержать, в случае чего, и направить?

- Опыт в данном случае не имеет решающего значения. Одиночные эфиры — это шоу одного человека, как правило — интересной, яркой личности. Но как радиослушателю вам может быть неинтересен этот человек, его позиция или манера вести эфир. Главное преимущество группового эфира — возможность выбора того ведущего, кто больше подходит именно вам. Эти эфиры ведут и мужчины и женщины, благодаря чему аудитория такого выпуска значительно расширяется. Ну, и конечно, в групповых эфирах легче вводить некие элементы спора, противостояния мнений, что очень нравится слушателям. Иногда у нас в студии разгорается спор, который слышат муж с женой, добирающиеся до работы в одной машине. И они подхватывают этот спор, занимают позиции отдельных ведущих, и продолжают вести его уже на своем уровне. Это натуральный и естественный «интерактив». Вот потому групповые эфиры и являются самыми популярными, за такие моменты радио и любят.

- Олег, спасибо. Напоследок — не поделитесь планами на будущее?

- Очень своевременный вопрос! (улыбается. — прим. автора). Скажу так: мы действительно планируем в ближайшем времени запустить кое-что новенькое, и аналогов этого проекта на белорусском радио просто нет. Но подробностей, увы, пока сообщить не могу. Так что — слушайте «Новое радио», следите за эфирами.

Оценить материал:
0
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: