ОБ АВТОРЕ

Выпускник Белорусского государственного университета транспорта.

Редактор направления мобильных приложений интерактивного IT life-style журнала «iТоги» 

В прошлом главный редактор Stroyka.by

Вы здесь

Из телевидения — в бизнес, из бизнеса — в телевидение

Интервью

Почему телевидение приобретает проекты сторонних компаний? Как обстоят дела в Беларуси с коротким метром? В чем трудность трансляций в реальном времени? И во что превратится телевидение уже в ближайшее время? За ответами на эти и другие вопросы мы обратились к человеку, знающему всю телевизионную «кухню» изнутри — основателю компании MediaCube Production Михаилу Быченку.

- Михаил, расскажите немного подробнее о том, как вы пришли в телевидение и почему, в итоге, основали свою продакшн-студию?

- Вообще, я с детства активно занимался любым творчеством: песни на всех школьных утренниках, школа рисования, танцы, игра на пианино, гитаре, но родители посчитали, что у мужчины должна быть серьезная профессия. Так я оказался в Белорусском Государственном Техникуме Строительных Материалов. Однако природа взяла свое: я начал профессионально заниматься танцами (хип-хоп), участвовал в соревнованиях, и вскоре мне посчастливилось попасть в творческий коллектив одной белорусской певицы. А потом я стал помогать еще и с организацией ее гастрольных туров. Это была довольно объемная работа, там я получил свой первый административный опыт…

Однажды нашего директора пригласили поработать на ОНТ — в программу «Звездный цирк». Ему нужна была своя команда — и я оказался в ее составе как административный работник. На тот момент я заканчивал техникум, но уже тогда понимал, что медиа (и организация работы людей) мне гораздо ближе, чем инженерное дело. Поэтому сразу после техникума я поступил в Московский Социально-экономический институт на менеджмент. Ну, и сейчас продолжаю учиться, заканчиваю в Институте культуры магистратуру по арт-менеджменту. Однако инженерная специальность мне сегодня очень помогает в работе: без понимая того, как работает все оборудование, невозможно было бы основать такую компанию как MediaCube.

Оказавшись на телеканале ОНТ, я работал над многими популярными программами. Лично участвовал в создании многих проектов и реалити-шоу: «Академия талантов», «Твоя Территория» «Битва титанов», «Зачистка», «Эстрадный Коктейль», и др. Сейчас я понимаю что работа на ОНТ — один из лучших периодов в моей жизни, мне довелось поработать с настоящими профессионалами, а ту базу знаний, что я получил — не получить больше нигде, ни в одном ВУЗе.

На каком-то этапе мы с парой ребят организовали бизнес по сдаче в аренду профессиональной съемочной техники: нашли инвесторов, закупили оборудование, начали предлагать. Рынок был достаточно большим, многих людей занимающихся видео-съемкой мы знали лично (операторов, звукорежиссеров), знали их потребности, поэтому дело пошло. И, как это часто бывает, в какой-то момент я осознал, что бизнес «встал на ноги» и поглощает практически все мое время, так что с телевидения я вынужден был уйти. Долгое время мы занимались только арендой, но, имея приличный опыт работы на телевидении и свой парк оборудования, скоро поняли, что готовы делать собственные видео-проекты. Так появилась идея создать свою производственную команду, а после — и компания MediaCube.

- Каким направлениям вы уделяли внимание в первую очередь? Ориентировались на уже знакомый рынок телевизионных проектов, или что-то другое?

- Как ни странно — нет, поначалу мы видели перспективы в прямой работе с белорусскими брендами. Одним из первых наших заказчиков стал «Белагропромбанк», мы делали для них рекламу. Дальше все пошло по нарастающей: кому-то клип сняли, кому-то промо-фильм… Если честно — брались за все подряд, никому не отказывали, нарабатывали портфолио. Даже разработкой дизайна упаковки компакт-диска не брезговали (улыбается. — прим. авт.). Однако, основная команда MediaCube Production окончательно сформировалась тогда, когда мы перешли к производству больших проектов для телевидения. Первым, по-настоящему крупным стал «Легенды. Live» Это была полностью наша разработка, от и до. Мы сняли пилот за свои деньги, и пришли с ним на «ОНТ». Руководство канала поверило в проект, за что им огромное спасибо, и «Легенды. Live» взяли в эфир.

- Не мог не заметить, что у Media Cube Production довольно разношерстное портфолио: есть и музыкальные клипы, и съемки концертов популярных групп, и промо-фильмы, и реклама, и телепроекты… Насколько сильно отличается процесс съемки одного формата от другого? Есть ли принципиальные отличия?

- Да, и очень существенные. Несмотря на то, что технически все похоже — везде работают камеры, пишется звук, присутствуют стадии монтажа и пост-продашна — все форматы очень разные в построении работы и привлеченных людях. Все начинается с подбора команды на проект. Есть люди, которые работают только в рекламе, есть очень сильные режиссеры именно теле-проектов, а, например, оператор-постановщик на телевидении и в рекламе — это вообще совершенно разные профессии… У нас в компании работает три продюсера, которые курируют различные направления.

Совершенно разные и подготовительные периоды. К съемке рекламного ролика, снимающегося за день, можно готовиться несколько месяцев: составляется бриф, аниматик, все согласовывается с клиентом вплоть до цвета шнурков на ботинках актера. Важна каждая мелочь, их все нужно согласовать с заказчиком, подобрать команду, посчитать смету, представить ее клиенту, получить его одобрение, затем то же проделать с планом съемочного процесса, и т.д. Результатом этой работы становится ролик, продолжительностью 20-30 секунд. Это — один формат работы. С телевидением все иначе: вы можете готовиться те же несколько месяцев, но в итоге отснять восемь ТВ-выпусков по одному часу. А потом еще несколько месяцев провести, монтируя отснятый материал… Это — другой формат.

- Расскажите чуть подробнее о том, как получается продать проект на телевидение? Объявляет ли телеканал тендер на реализацию какой-то идеи, или к вам обращаются напрямую, как к профессионалам?

- Есть две модели. Первая: мы придумываем идею, финансируем ее и продаем. Вторая: у нас имеется своя техническая база, свои люди на всех ключевых этапах производства. Если телеканал делает проект и ему нужна помощь в чем-то — он обращается к нам. Причины обращения могут быть самыми разными. Например — если ТВ-операторы заняты на одном проекте, а сроки по другому — горят; или они успели отснять всю программу, но не успевают сделать видео-сюжеты. Тогда мы берем часть работы на себя, действуем в формате ко-продакшна с телеканалом.

- А почему вообще сторонние компании делают проекты для телевидения, почему телевидение не снимает их своими силами?

- В Беларуси телевидение производит огромное количество своего контента. Огромное. У каждого телеканала в нашей стране есть собственное теле-производство, и порядка 80% контента, который они ставят в эфир (а не ретранслируют, либо закупают права на кино-показы) — это их собственные разработки. На том же «ОНТ» существует структура дирекции спецпроектов, которая выпускает более 30 проектов в год. Почему телевидение все же берет сторонний продукт? Вообще, в этом нет ничего необычного: для телевидения взять качественный сторонний проект — всё равно, что редакции какого-нибудь издания взять статью у журналиста-«внештатника». Это совершенно нормальная практика.

Я вам даже больше скажу: производство видео-контента и его вещание — это две разные сферы деятельности. И во всем мире эти сферы разнесены на приличное расстояние. Телеканалы — это преимущественно «вещатели». Да, есть гигантские холдинги, вроде украинского Star Light Media, в который входят и производственные и вещающие структуры (первые делают контент для вторых). Но, скажем, тот же «Первый канал» в России сам делает лишь новости, какие-то межпрограммные вещи и несколько политических ток-шоу. Всё остальное он закупает у сторонних российских производителей… Это — мировая практика. Конечно, я, как руководитель частного продакшна, заинтересован именно в такой модели телевизионного рынка. 

В Беларуси очень много проектов собственной разработки. А лично мне бы хотелось, чтобы этот рынок уходил в сторону лицензионных форматов. Ведь в мире существует огромное количество фирм, занимающихся разработкой новых проектов. Они придумывают идею, инвестируют в нее деньги, снимают пилотный эпизод, потом «обкатывают» его на регионах, наблюдают, как меняются доли зрительского интереса, делают выводы, переснимают пилот и т.д. В итоге лицензируют этот формат и продают телеканалам или продакшнам во множество стран. И каналы уже получают полностью готовый, «обкатанный» продукт, успех которому фактически гарантирован… Это правильнее чем изобретать велосипед. Отсутствие гарантий может повлечь за собой снижение доли рынка, что скажется на стоимости рекламы конкретного телеканала. В то же время не так просто найти формат, который будет близок белорусскому менталитету, поэтому если и делать что-то свое — то уникальное, интересное нашему зрителю. 

- Вы занимаетесь продакшном уже более 10 лет. Как и что глобально поменялось в производстве теле- и видео-контента за это время?

- Изменений масса. Во-первых, я искренне полагаю, что индустрию перевернуло появление цифрового фотоаппарата. Как только появились доступные устройства, способные снимать видео — сошла лавина операторов, режиссеров, и просто талантливых людей, снимающих на эту технику. Если раньше для профессиональной видеосъемки требовалась камера за 30–50 тыс. долларов, то теперь можно было снимать на оборудование (причем – свое), которое стоит всего 500-2000$. Монтаж и редактура видео раньше требовали мощных компьютеров, сейчас — софт для пост-продакшна можно установить даже на свой лэптоп. Вот хороший пример: Антон Мамоненко  — обычный парень, который снял на песню Макса Коржа «Бессоница» клип, и выслал его исполнителю. Тому очень понравилось качество, они вместе досняли пару сцен — и любительский клип превратился в официальное видео популярного исполнителя. При этом парень не учился этому нигде — ему подарили фотокамеру, он просто брал ее и снимал.

Второе — это новые каналы коммуникаций со зрителями. Если раньше весь «интерактив» сводился к просмотру телевизора и видеомагнитофона, то теперь у нас есть Интернет. Если ты талантлив — тебе не нужен никто. Ты можешь сделать все сам и сам донести свой контент до аудитории. Я считаю, что это огромная возможность для тех же белорусских исполнителей, которые постоянно жалуются на то, что в стране нет приличного музыкального телеканала. А зачем? Берите, снимайте, распространяйте сами! Пример — группа «Дрозды», записал недавно при нашем скромном участии клип «Не танцую». Все, у клипа сотни тысяч просмотров, Виталий говорит: благодаря этому видео у меня шесть новых работ появилось (улыбается. — прим. авт.).

Третье — социальные сети. Они позволяют людям организовываться в группы по интересам и распространять контент еще быстрее, охватывать большую аудиторию. К слову, на социальные сети все чаще обращают внимание крупные бренды, которые заказывают не просто видео, а целую digital-компанию, подразумевающую различные формы продвижения и взаимодействия с целевой аудиторией.

Если же брать чисто «внутреннюю кухню» съемочного процесса — то там принципиально ничего не изменилось. Появилась новая, более крутая техника, но все, как и прежде: камеры пишут видео, микрофоны пишут звук, за всем этим оборудованием работают те же специалисты, что и ранее…

- Но если сейчас море разливанное возможностей, да и креативных людей у нас в стране хватает — то в любую компанию может заглянуть «Вася с камерой», показать пару своих роликов (допустим, они окажутся действительно хорошими), и снять то же рекламное видео, но в разы дешевле. Чем же «берете» своего клиента вы?

- Да, описанная вами ситуация — вполне возможна. Но клиенты бывают разные. Крупные бренды, с которыми мы преимущественно и работаем, хотят знать, что они покупают. Они привыкли к определенному уровню качества, и рисковать, ставить на «темную лошадку» — может оказаться себе дороже. Это как с покупкой автомобиля: вы любите марку «Мерседес», и когда приходите в салон — вы хотите купить именно «Мерседес», а не в разы более дешевого «китайца». Хотя у «китайца» — все то же самое: четыре колеса, четыре двери, двигатель внутреннего сгорания и сопоставимая скорость передвижения по городу. Так и в видео-производстве. Заключая контракт с нами, бренд получает три вещи: 1) компанию с огромным опытом работы (и соответствующим портфолио); 2) оправданность ожиданий — то качество, на которое рассчитывают; 3) полное отсутствие форс-мажоров и сорванных сроков.

- Михаил, сейчас много разговоров о «смерти» телевидения, что его убьет Интернет, и все в таком духе. Как человек, отдавший телевидению много лет, создававший свои проекты за границей, как думаете — какое будущее ждет телевидение?

- Мы привыкли рассматривать телевидение как способ доставки информации «до дивана». На самом деле, будущее — за контентом. И телеканалы нужно рассматривать именно с точки зрения владельцев прав на этот контент, а не инструмента доставки. Все телеканалы уже сегодня используют дополнительные способы коммуникации. Скажем, BBC для каждого своего нового шоу делает отдельный Youtube-канал, и все они объединены в общую партнерскую сеть. Как видите, Интернет для них — дополнительный способ доставки контента, правами на который они обладают. И неважно, каким образом будет транслироваться этот контент дальше: через эфир, социальные сети, мессенджеры, да хоть по радио — важно, кто им будет владеть. Да, новые развлекательные форматы будут придумывать production-компании. Но, после того, как права на этот формат проданы телеканалу — именно он становится полномочным правообладателем. И будет продвигать этот контент различными способами до тех пор, пока тот не утратит актуальность. Так что в будущем телевидение никуда не денется, а лишь адаптируется к новым способам доставки контента до потребителя.

- Хорошо, что вы упомянули контент. Потому, что еще больше разговоров ведется о том, что он будет трансформироваться в сторону большего интерактива со зрителем/читателем/слушателем. Что появятся некие элементы игры, для того же видео можно будет «на лету» выбрать альтернативную концовку, и т.д. На ваш взгляд — это реалистичный сценарий?

- Безусловно, какие-то изменения мы увидим: ничего не стоит на месте, люди постоянно пробуют что-то новое. Вопрос — что из этого получит массовое распространение? Я думаю, что в приведенном вами примере, возможность выбора концовки для художественного фильма окажется лишь временным развлечением, а не массовым явлением. По одной простой причине: в массе своей людям не нужна свобода творить, им важно иметь выбор того, что они потребляют. Вот вы слушаете музыку. Не понравилась эта — переключили на следующий трек. У вас же не возникает желания пойти купить гитару и переписать песню? Или смотрите вы на портрет Ван Гога. Ведь не приходит в голову схватить кисть и пририсовать к портрету усы? Так и везде. Та часть людей, которые хотят сделать свое — они и будут делать свое, это творцы. Все остальные, а таких – большинство, будут потреблять то, что для них создали. Им нужно готовое.

- Вы одна из немногих компаний в Беларуси, которая имеет собственную ПТС (передвижную телевизионную станцию), и может позволить вести трансляции в реальном времени. В чем специфика такого формата?

- Передвижная телевизионная станция — это возможность многокамерного вещания в прямом эфире, без записи (однако параллельно можно записывать каждую камеру и затем работать с видео на пост-продакшене). Технически прямой эфир возможен и с помощью одной камеры. Но если идет вещание с большого события — концерт, спортивный матч и т.д., то хочешь-не хочешь, а приходится показывать картинку с разных углов, чтобы зритель смог получить полное представление о происходящем, а не «подглядывать в замочную скважину». Для того и нужно большое количество камер. Наша ПТС позволяет транслироваться картинку сразу с 10 источников. За то, что именно вы видите, отвечает специальный режиссер. Он сидит в аппаратной, наблюдает на мониторах картинки сразу со всех камер, и просто нажимает кнопки, посылая сигнал одной из них в качестве главной. Если ПТС используется на записи, а не в прямом эфире, это дает возможность мониторить все камеры одновременно, что сокращает количество дублей, если вы снимаете, например, музыкальную программу. Вот такая специфика.

- Михаил, вы недавно ездили в Канны. Если не секрет — с какой целью?

- В MediaCube работает режиссер Митрий Семёнов (последняя работа — клип Макса Коржа «Слово пацана»), у него есть своя короткометражка «Одной крови», очень талантливая работа. Он уже выиграл много кинофестивалей с этим фильмом. В Канны мы ездили, чтобы поучаствовать в Short Film Corner. Если тебя берут в программу Short Film Corner, ты получаешь аккредитацию Каннского фестиваля, а с нею начинающему фильм-мейкеру открывается доступ ко многим полезным вещам: мастер-классам, показам, и т.д. Вот с этой целью и ездил: узнать, что и как устроено на Каннском фестивале и что нужно сделать для того, чтобы продать «большое» кино. Поездка в Канны — полезное мероприятие: ты на новом уровне начинаешь понимать, как работает рынок дистрибуции. Ведь «Каннский фестиваль» — это не только фестиваль кино, это еще самый крупный в мире кино-рынок, именно там дистрибьюторские компании покупаю права на фильмы у производителей, и именно эти фильмы в итоге мы смотрим в кинотеатрах.

- А как вообще обстоят дела с коротким метром в Беларуси?

- Замечательно обстоят! У нас есть проблемы с полнометражными фильмами, но в жанре короткометражки работает масса талантливых ребят. Один Иван Маслюков чего стоит — за свои деньги снимает фильмы, один за другим, и не останавливается на достигнутом… Причем — все относятся к этому крайне серьезно. У нас такая ментальность: вот студент хочет снять короткий метр, он копил всю жизнь, насобирал несколько тысяч долларов — и он потратит все на съемки! Но снимать будет «по-взрослому»: на серьезном оборудовании, с хорошим техническим оснащением, светом и т.д. Никто так не снимает, как белорусы! Мы в Каннах общались с режиссером из Мадрида, он за последний год снял 11 короткометражных фильмов. Так вот — он фильмы снимает на iPhone и не сильно «парится» по этому поводу. А у нас — сразу «Голливуд в миниатюре».

Но, к сожалению, продать свой короткий метр у нас в республике (да и в мире тоже) — очень тяжело. Те же кинотеатры берут их только в составе каких-то альманахов (а в Беларуси не берут даже альманахи). Поэтому у меня есть идея еще одной передачи, в рамках которой мы будем рассказывать о белорусских парнях, работающих в этом жанре. Поверьте — у нас множество короткометражек, которые «покатались» по фестивалям и, в итоге, осели «в столе». Вот мы их оттуда хотим достать и показать зрителям.

- У вас и самого есть режиссерский опыт — вы снимали несколько проектов для ТВ. А откуда такие навыки, обучались где-то по профилю режиссуры?

- На самом деле, опыт не такой уж и большой — я выступал режиссером проекта «Зачистка» — реалити-шоу на «ОНТ». Еще одна моя работа, которая также будет выходить на «ОНТ» с 4 июля — «Беларусь без границ». В рамках этой передачи мы ездим с группой «Без билета» по миру, находим выдающихся белорусов, которые достигли высот в каком-то деле и рассказываем о них… Будет 9 выпусков, очень рекомендую посмотреть. Поэтому — да, опыт кое-какой есть, но я этому нигде не учился, все — из практики. Проработав столько лет на производстве видео и теле-проектов, хочешь-не хочешь, а всему научишься. Вообще, это нормально для любого продюсера: он должен иметь представление об всех аспектах съемочного процесса, иначе не сможет хорошо выполнять свою работу.

- Михаил, у вас в портфолио много и музыкальных проектов/клипов, и промо-фильмов, а что вам самому ближе – музыка или кино? И что лучше сегодня для бизнеса?

- Не могу ответить однозначно. Мне нравится и то, и то. Мы вообще не сегментируем эти вещи, мы отталкиваемся от идеи. Бывает плохая музыка и плохие фильмы, бывают хорошие. И, разумеется, слишком разные подходы. Скажем, в случае съемки телепроекта, примерно 10% времени может уделяться самой съемке, а 90% времени — постпродакшну, чисто технической работе. А съемка музыкального клипа, особенно — если по нему нет строгого ТЗ, для наших режиссеров становится своего рода отдушиной, они просто отдыхают от «долгоиграющих» проектов. К тому же от клипа очень быстро получаешь фидбек: выкладываешь его в интернет — и тут же можешь оценить, насколько хорошо получилось. А еще в клипах иногда получается похулиганить… (улыбается. — прим. автора). С серьезным видео или теле-проектом такой номер не пройдет.

- Какие рекомендации вы можете дать тем, кто хочет пробовать себя в съемке видео, кто связывает с этим свое будущее?

- Сейчас такое время, что нужно браться за все, пробовать свои силы. Уверен, что сможешь снять короткий метр? Снимай. Думаешь попробовать себя в рекламе? Пробуй. Есть идея вирусного видео? Делай. Меломан со стажем, который знает, как правильно подавать музыку на YouTube? Вперед! Главное — не сидеть, а делать! Снимайте, воплощайте свои идеи. У нас огромный дефицит талантливых людей, мы постоянно в поиске новых режиссеров, операторов, креаторов… Если вы сможете сделать что-то хорошо — вас непременно заметят. Непременно. И, возможно, это будет наша компания…

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: