Вы здесь

Результаты Brexit подчеркивают необходимость в более сбалансированной и внимательной журналистике

В фокусе

Я бывшая жительница Великобритании, поэтому 23 июня я обновляла свой браузер каждые 15 минут, чтобы узнать, как проходитголосование о выходе страны из ЕС, – а в полночь я, не веря собственным глазам, смотрела, как Brexit становится реальностью. Как журналист, я не могла не задавать себе вопрос, какова роль СМИ в произошедшем.

Несмотря на плачевное состояние медиаиндустрии, журналистика до сих пор играет важную роль в демократии. Хоть отрасль и теряет свою силу, пресса остается наиболее доступным источником информации и влияет на формирование общественного мнения.

Предшествовавшее голосованию исследование подтвердило, что освещение британскими медиа предстоящего референдума "отличалось сильным уклоном в пользу Brexit". Мы знаем, что на следующий день после исторического референдума британцы бросились искать в Google ответ на вопрос: "Что такое Европейский Союз?" – показатель того, насколько "хорошо" журналистика справилась со своей задачей в действительно важный, критический момент.

После голосования некоторые британские СМИ совершили явно небританскую ошибку, поддавшись истерии. Другие же сделали очень характерную для британцев ошибку и предались аристократическому высокомерию. И то, и другое может привести только к новым трениям в и без того идеологически разобщенном обществе, что, в свою очередь, может вылиться в еще более крупные политические потрясения.

 

Ведущие издания – The Sun, The Daily Mail и The Daily Mirror – подвергались открытой критике за освещение ситуации с беженцами в Европе. Их обложки пестрели яркими заголовками, предупреждающими об опасности приезда иммигрантов. Известно высказывание комментатора The Sun Кэти Хопкинс, сравнившей мигрантов с "тараканами", распространяющимися как норовирус. Это заявление вызвало критику со стороны ООН, обеспокоенной использованием враждебного языка сотрудниками британских изданий.

Другую сторону в дискуссии представляли приверженцы элитарной точки зрения, мало сделавшие для проведения открытой дискуссии о корнях расистских настроений.

Наибольшим нападкам и насмешкам в период, предшествовавший референдуму, подвергся министр юстиции Майкл Гоув, заявивший, что публика "устала от экспертов". Такое утверждение очень просто высмеять. Тем не менее такое отношение может отражать не глупость, а полное непонимание происходящего.

Статья в The Telegraph, разнесшая в пух и прах комментарий Гоува, демонстрировала откровенно покровительственный и снисходительный тон по отношению ко всем несогласным – она начиналась со слов "Эту статью можно читать без опасений. Она не содержит (сплюнем через плечо) "экспертизы". Я также пытался свести к минимуму использование любых так называемых "фактов".

Нам, журналистам, захваченным эмоциями в моменты кризисов, легко сделать так, чтобы наша работа стала отражением наших взглядов. Часто у нас есть вполне сформировавшееся мнение о проблемах, которым посвящены наши материалы. Нам может показаться, что мы служим обществу, когда пишем о том, что, по нашим понятиям, является правдой: например, о том, что иммиграция ведет к экономическому коллапсу или что все, кому надоели мнения экспертов, действуют против национальных интересов.

Даже компании за и против выхода из ЕС, использующие неэмоциональное, точное освещение событий, потерпели неудачу. Были попытки проверки фактов в заявлениях, сделанных приверженцами обеих сторон дискуссии, проведенные BBC и такими независимыми изданиями, как Open Europe и Full Fact (и даже просто заинтересованными гражданами), но многие читатели не перепроверяли информацию, опубликованную ресурсами, которые, как они полагали, получают деньги за проведение такой проверки.

Это не единственная проблема, связанная с прессой, но это примеры проблем, которые могли повлиять на результаты голосования по Brexit.

 

 

Решение

Безусловно, существовал человеческий фактор, не имеющий отношения к СМИ, который способствовал принятию решения о выходе Британии из ЕС. Мы не можем ожидать от журналистов искоренения ксенофобии или невежества. Но мы можем исследовать наши собственные предубеждения и придерживаться более высоких стандартов в своей работе. К счастью, есть медиаорганизации, работа которых помогает улучшить ситуацию в отрасли в целом.

Unfiltered.news – проект, занимающийся визуализацией данных, предлагает простой способ увидеть, как предвзято мы относимся к тому, что читаем. Кликнув на разные регионы, мы получаем информацию о том, какие темы не освещались в этих местах, а поиск по темам или именам людей показывает, что о них в разных частях мира или в разных сферах пишут и говорят другие платформы или медиаорганизации.

Это не волшебная палочка, но ресурс помогает проверить, насколько предвзято мы относимся к ситуации, и, насколько это возможно, обеспечить, чтобы мы при освещении событий ориентировались на то, что происходит на самом деле, а не на то, что мы об этом думаем.

HackPack – это платформа, помогающая редакторам найти проверенных внештатных журналистов из стран, о которых они рассказывают. Такой подход обеспечивает содержащий больше нюансов ответственный взгляд на события и людей, формирующих наш мир.

Например, репортер, живущий и работающий в рабочем районе, может исследовать причины нелюбви людей к мнениям экспертов. Мы могли бы услышать внятный голос жителей Сомали или Сирии, чтобы перестать думать, что они не могут говорить сами за себя (в рамках стипендиальной программы я работала с HackPack).

Общественность должна поверить, что более глубокое понимание мира приводит к улучшению ситуации. Независимо от того, насколько тщательно медиа проверяют информацию и насколько они беспристрастны, всегда будут люди, которые не верят статистике, исследованиям или прогнозам. В то же время мы знаем, что "палки и камни могут поломать вам кости", но слова становятся причиной революций. Мы, журналисты, должны быть осторожными в выборе слов, которые мы используем.

Фарахназ Мохаммед, Международная журналистская сеть

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: