ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

На войне как на войне: почему иногда лучше молчать, чем говорить?

В фокусе

Публикация в российской «Новой газете» о положении в так называемой Донецкой Народно республике, вызвала шквал негодования в среде журналистов. Корреспондентка «Новой» Юлия Полухина не переврала факты в лучших традициях пропаганды, но, по мнению многих коллег, ее правда нанесла и еще может нанести непоправимый урон.

Что именно случилось, и почему военные корреспонденты порой обязаны заниматься самоцензурой, разбиралась Mediakritika.by.

Материал «Война вернулась» появился в «Новой газете» 7 июля этого года. В нем автор Юлия Полухина подробно описывает обстрел промзоны Авдеевка со стороны самопровозглашенной ДНР. В нем автор подробно описывает бой с 5 на 6 июля, перечисляя оружие, которое использую украинские военные, называя их позывные, сообщая информацию про раненных и убитых.

Статья щедро иллюстрирована фотографиями, на которых можно легко распознать людей. Есть в статье и видео с места событий. Журналистская удача – думают одни. Полный провал и непрофессионализм – замечают другие.

Едва статья была опубликована, как вокруг нее разгорелся нешуточный скандал. Его главный вопрос: имела ли право журналистка раскрывать информацию, которая потенциально может навредить военным?

По мнению украинского военного Маси Найема, который первым поднял шум вокруг статьи в своем аккаунте в Facebook, журналистка поступила сверхнепрофессионально.

«Поймите, каждую ночь и каждый день люди борются за то, чтоб скрывать каждую точку позиции. Нас читают и слушают вдоль и поперек. Одна мина 82мм может убить целую роту, если будет запущена в нужную точку. Каждый миллиметр наших позиций для врага просто ориентир для наводки», - эмоционально объяснил свое негодование Найем.

На скандал тут же отреагировало Министество информации Украины, заявив, что журналистка нарушила правила аккредитации в зоне АТО, а также пресс-центр Штаба АТО, который инициировал приостановление аккредитации Полухиной в зоне конфликта.

Под «раздачу» попали также журналисты «Громадского ТВ», вместе с которыми Полухина приехала в зону АТО. Утверждалось, что именно они провезли журналистку «Новой газеты» в зону конфликта, представив ее сотрудницей «Громадского».

Сама «Новая» отреагировала на ситуацию специальным заявлением, в котором говорись, что «все обвинения, высказанные пресс-службой АТО, являются ложью», а также, что «своим решением они поставили под вопрос работу корреспондентов «Новой газеты» в Украине, что абсолютно не способствует объективному освещению трагических событий, происходящих на востоке страны». По мнению редакции газеты «грубые и необоснованные ограничения работы журналистов, соблюдающих со своей стороны все установленные правила, несовместимы с европейским выбором и демократическими реформами, о приверженности которым заявляют высшее политическое руководство Украины и ее народ».

В свою очередь «Громадске ТВ» сообщило, что его журналисты не представляли Юлию Полухину как сотрудницу канала, и что российская журналистка самостояльно получала аккредитацию и получала разрешение на съемку в Штабе АТО.

Также телеканал отметил, что его журналисты были свидетелями боя, ранений и смертей украинских военных, однако приняли решение не сообщать об этом, в целях безопасности позиций украинских солдат.

Как бы там ни было, материал в «Новой газете» вызвал серьезную дискуссию об ответственности журналистов, освещающих конфликты, о том, как должна работать пресс-служба и какие меры предосторожности (читай, цензуры) она должна предпринимать.

По мнению одних участников дискуссии, репортаж, подобный тому, что сделала Полухина, важен тем, что содержит конкретные документальные свидетельства нарушения Минских договоренностей. По мнению других, журналистам следует «включать голову и самоцензуру», понимая, как сильно их «правда и объективность» может навредить людям на передовой.

О том, чем как история с публикацией в «Новой газете» может отразиться на работе репортеров в зоне АТО, Mediakritika.by спросила у беларусского журналиста Дмитрия Галко, который неоднократно бывал в зоне в качестве репортера и фиксера.

«Отсутствие привязки к местности на фото и видео, равно как и лиц солдат без согласования с ними — это базовые требования к журналисту, работающему на передовой. Каждый журналист их здесь слышит по приезде на передовую, мало кому они нравятся. Тем менее большинство их соблюдает, понимая, что у военных немного другая задача, чем понравится журналистам и обеспечить им лучшие ракурсы для съёмок. Пафос реакции "Новой газеты" на эту историю мне не вполне понятен.

Последствия для коллег будут. Они уже есть. Например, я не смог сейчас договориться о приезде с французской журналисткой в ту же Авдеевку. Несмотря на личные связи, рекомендации и прочее. Сорвалась очень важная для меня работа.

Да, штаб по-прежнему будет аккредитовывать, давать добро на поездку, согласовывать маршрут, а потом на ближайшем к вашей цели блокпосту командир в ответ на запрос скажет "минус", ссылаясь на невозможность обеспечить безопасность журналисту, и всё, привет. Цена журналистского тщеславия, непрофессионализма или просто равнодушия может быть очень высока. Поэтому мне обидно, конечно, но я военных понимаю».

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: