ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Медиа-пространства Италии и Беларуси – сравниваем, анализируем

В фокусе

Несколько месяцев, проведенных в Италии на стажировке по журналистике, заставили серьезно задуматься о том, чем и почему отличаются медиа-пространства наших двух стран.

Вывод, к которому я пришел, не оригинален: дело в радикальных отличиях даже не белорусского и итальянского обществ (между ними на удивление много схожего), а самого образа мыслей у людей.

 

Две страны – две медиа-реальности

В Италии и в Беларуси – совсем разное информационное поле и повестка дня в медиа. Белорусы следят за посевной, уборочной, «Евровидением», выборах президента США и событиями в Украине. Итальянцы сосредоточены на себе. Футбол, своя музыка, своя политика, своя светская жизнь… Феномен сверхуспешности «Русского радио» здесь непредставим: в Италии каждая вторая радиостанция транслирует только музыку отечественных исполнителей. Такая сосредоточенность на своем приводит к тому, что события, связанные с другими странами, журналистам приходится очень тщательно разъяснять – и это при традиционно небольшом здесь количестве места, отводимого под печатный текст.

Вот хороший пример: визит в Рим Александра Лукашенко 20-21 мая. Это событие само по себе вызвало крайне вялую реакцию итальянских СМИ. Если белорусские госСМИ описывали визит главы Беларуси в Италию как «очередной прорывной», то итальянские масс-медиа в большинстве своем эту поездку либо вообще не заметили, либо были вынуждены объяснять своим читателям/зрителям – кто такой этот Лукашенко, почему он диктатор, что такое Беларусь и так далее. В результате смешались в кучу кони, люди, «Великий камень», Светлана Алексиевич, переговоры по Донбассу и смертная казнь.

Такие крупные итальянские издания, как La Repubblica и La Stampa приезд Александра Лукашенко просто проигнорировали. Как показал простейший поиск на их сайтах, последний раз глава Беларуси вообще упоминался ими в конце 2015-го, в связи с вручением Нобелевской премии Светлане Алексиевич. Более того, о приезде Лукашенко не было сказано ни слова в открытой ленте крупнейшего итальянского информагентства ANSA – там последняя новость с упоминанием белорусского президента – это сообщение о февральском визите Путина в Минск.

Из печатных СМИ достаточное внимание визиту Лукашенко уделила только вездесущая Corriere Della Sera, опубликовавшая большой материал под заголовком «Италия и Ватикан принимают «трудного» Лукашенко». «Ему открыли двери в Palazzo del Quirinale (президентском дворце – прим. авт.) и в резиденции Папы. Причина тому – два кризиса: экономический, который не обошел стороной постсоветскую республику, и геополитический, между Востоком и Западом из-за аннексии Россией Крыма. В этих условиях вопросы международной политики и религии, бывает, переплетаются, требуя диалога с диктаторами, чтобы попытаться избежать еще худшего развития событий», – пишет журналист Маурицио Карпата.

При этом уже в начале статьи становится понятно, что власти Беларуси зря рассчитывают на какое-то признание в Европе легитимности главы Беларуси или адекватности «уникальной белорусской модели». «Когда какое-то западное государство поддерживает отношения с диктатурой, стимул для этого – просто попытка сделать доброе дело, – указывает итальянская газета. – Александр Лукашенко, заслуженно именуемый диктатором, продолжает уже пятый срок подряд править в стране, в которой оппозиция подавляется прежде чем успевает набрать какую-либо силу. Именно два уже упомянутых кризиса побудили Италию и Ватикан открыть двери для встречи Лукашенко с президентом Итальянской Республики Серджио Маттареллой и Папой Франциском».

Пытаясь объяснить итальянским читателям суть происходящего в Беларуси, Corriere Della Sera была вынуждена поочередно разъяснять, что такое «Великий камень» и каков вообще интерес Китая в Беларуси (упоминался «Новый шелковый путь»), что такое Минские переговоры по урегулированию в Донбассе, почему Беларусь остается единственной страной в Европе, отказывающейся отменить смертную казнь, и каковы военные и политические интересы Москвы в нашей стране. И все это – в пределах примерно 6 тыс. знаков.

При этом журналист умудрился еще упомянуть, что Беларусь вынуждена нести на себе тяжесть устаревшей экономической системы, и теперь активно ищет инвестиционные ресурсы в Европе, потому что не может более рассчитывать на финансовую подпитку из Москвы в прежних щедрых объемах. И именно это указывалось в качестве одной из главных причин визита Лукашенко в Рим.

 

 

Свое и чужое

«Тут паблізу Масква, тут Масква ў галаве,

Тут Масква ў тэлевізары і ў газэце,

Тут расейскія песьні развучваюць дзеці.

І гэта нармальна, сястра,

Таму што вятры не прыносяць свабоды,

Таму што дрыгва застаецца дрыгвой,

Таму што Айчына – балота.

Таму што ніхто не бывае супраць,

Таму што ніхто не бывае цьвярозы,

Таму што забыліся ўсе аб народзе,

Бо ўсе – пад наркозам»

(с) Кася Камоцкая, “Ліст да сястры”

 

Я на три месяца сознательно полностью погрузился в итальянское медиа-пространство, почти отключившись от общения в Беларуси. А когда наконец снова включился, то был удивлен тем, сколь значимое место в повестке дня белорусов занимают проблемы, не относящиеся к их собственной стране. События в Украине, в России, в Сирии, в США, в Турции… – судя по тематике белорусских СМИ (причем как государственных, так и независимых), они едва ли не более значимы для белорусов, чем их собственные проблемы.

Для итальянца же на первом месте события его региона, на втором – его страны, и уже на третьем, с заметным отрывом, – всего мира. Итальянский регион – то же, что белорусская область, только их 20 штук, и их жители порой ощущают себя почти что гражданами разных государств. Иначе говоря, житель северной Ломбардии едва ли поймет проблемы жителя южной Калабрии, зато оба они будут увлеченно ругать бестолковое римское правительство и вообще повадки жителей региона Лацио (центральный регион, где находится Рим). Но зато у итальянцев совершенно нет знакомой всем белорусам привычки обсуждать события в стране на кухне, полушепотом и растерянно оглядываясь.

Я долго размышлял, почему модели построения медиа-пространства наших двух стран так различаются. С одной стороны, общество и в Беларуси, и в Италии достаточно патриархальное, также в обеих странах очень значим и ценится институт семьи. А религиозность у итальянцев – даже в городах – заметно выше, чем у белорусов. Но, с другой стороны, белорусы слишком легко отрекаются от своего рода, страны, языка и культуры (не все, конечно, но я говорю про рядовой «ляхторат»). Известно, насколько белорусские диаспоры в других странах слабее и разрозненнее, например, украинских.

Итальянцы – ровно наоборот. У них очень развито чувство принадлежности к «большой» семье, к своему клану – в этом они вполне могут посоперничать с чеченцами. (Я, например, принадлежу к клану Стаджи, изначально флорентийскому, а сегодня рассеянному по всему миру.) Могу предположить, что во многом именно из этого вытекает повышенное внимание итальянцев прежде всего к своей земле, к месту, где они живут. Или можно сказать иначе: итальянцам, как и многим другим европейским нациям, присуща самодостаточность. А вот белорусам ее – увы! – катастрофически не хватает. И это ярко проявляется в облике и в тематике национальных масс-медиа. Ведь мы знаем, что СМИ – это зеркало общества.

Еще один немаловажный аспект – это «удельный вес» разных типов масс-медиа в общем информационном пространстве. Поясню, как это выглядит. В Беларуси есть значимый сегмент «официальных» СМИ («Советская Белоруссия», БТ, БелТА и все помельче из той же серии «бюджетников»), есть некие малотиражные и бесконечно занятые выживанием независимые общественно-политические СМИ – те, которые обыватели стандартно называют «оппозиционные», и есть все прочие – бесконечное множество газет со сканвордами, изданий для дачников и пенсионеров, ведомственных журналов, районных газет (типа «Перегар Полесья») и т.п. Ах, да, есть еще FM-радиостанции, крутящие примерно одну и ту же музыку и читающие в эфире одни и те же новости, бесконечно далекие от реальных проблем людей.

В Италии, наоборот, совсем незаметен такой сегмент, как «государственные СМИ». Есть СМИ общественные – телеканалы Rai 1, Rai 2 и Rai 3, радиостанции Rai Radio 1, Rai Radio 2 и Rai Radio 3. Но они оплачиваются из налогов граждан напрямую, и руководит ими общественный совет – не правительство и не администрация президента. Но все же доминируют именно независимые частные медиа – у них самые большие тиражи и популярность. И никакого страха оказаться завтра закрытыми. Добавлю сюда то, что в Италии очень развиты региональные СМИ, и у себя в регионах они ничуть не уступают в популярности общенациональным медиа. И они коммерчески успешны. Представить себе такой расклад в Беларуси сложно.

Наконец, можно сказать о таком различии, как соотношение визуальной и текстовой информации в различных медиа (радио мы, понятное дело, в расчет не берем). В белорусских газетах и журналах, да и на сайтах интернет-СМИ, – много текста и небольшие картинки. В телевизоре – много «говорящих голов» в правильных костюмах и с утвержденным специальной инструкцией Администрации президента выражением лица. Да, в последние пару лет появился ряд журналов, дизайн которых сделан явно по западным лекалам – с обилием больших фото. Но выглядит это все равно как-то неестественно.

В СМИ Италии все наоборот. Там визуальная информация доминирует над текстовой. В большинстве газет и журналов картинки – это основа, а текст – только дополнение. (Засилья онлайн-видео, модного у нас в последнее время, там, однако, нет.) При этом каждое издание выбирает собственную политику в плане иллюстрирования. Кто-то располагает картинки по строгой схеме, а кто-то – буквально хаотически, я сам для себя некоторое время называл данный подход «сон пьяного верстальщика». Но это работает!

Наконец, что есть в Италии и чего совершенно нет в Беларуси – это привычка учитывать психологический возраст читателя. «Это делается в обязательном порядке, когда запускается не то что новое издание, но даже новое приложение, раздел, телепередача. Определение психологического возраста потребителя данного СМИ очень важно, – говорит Франческа Лантонини, редактор раздела в журнале La Nazione. – Ведь это один из способов оценки потенциальной аудитории данного проекта, что является ключевым в его коммерческой составляющей. При этом психологический возраст читателя или зрителя очень мало соотносится с биологическим. 40-летний мужчина может быть психологически в возрасте 18 лет, когда речь идет о футболе – и 50-ти лет, когда разговор ведется об управлении финансами. С женщинами – то же самое».

 

Управляемый хаос

Журналисты и соцсети: их взаимоотношения – это одна из самых актуальных тем в медийном сообществе по всему миру. В Италии – своя специфика. Во-первых, там пользователи соцсетей традиционно больше доверяют не брендам, а людям. То есть имя более-менее известного журналиста или, например, певицы (в том числе на региональном уровне, и даже преимущественно именно там) – уже само по себе бренд, а вот проплаченные посты от имени известных компаний работают очень слабо.

Во-вторых, в Италии СМИ всех уровней стараются отслеживать и оценивать разнообразие точек зрения не только в комментариях к статьям на их собственных сайтах, но и на своих социальных площадках для контента, производимого аудиторией. А такого рода площадки уже создали практически все значимые издания, телеканалы и радиостанции. Но тут редакторы тщательно следят за тем, чтобы эти площадки не превращались в скрытые инструменты продвижения чьей-то идеологии или коммерческих интересов. Иначе люди оттуда моментально уйдут – итальянцев скрытой рекламой обмануть очень сложно, и в известных СМИ это хорошо понимают.

Хороший пример в масштабах страны – платформы libero.it и it.altervista.org, где пользователи могут создавать и публиковать собственные материалы. А также соцсеть www.compagnidiclasse.it. Однако сегодня Италия переживает настоящий бум локальных социальных площадок, в той или иной мере привязанных к конкретным СМИ или медиа-холдингам. Таким ресурсам, пока еще только набирающим популярность и медийный вес, приходится прямо «на ходу» определять собственную политическую и этическую идентичность, свою редакционную позицию.

Но уже сейчас понятно, что следующим этапом станет повышенный интерес к таким площадкам со стороны маркетологов. И в этом плане для редакторов работа с социальными платформами оказывается сложной, поскольку ею легко злоупотребить – в том числе невольно. А круг потенциальных лоббистов в Италии весьма широк – от политических и религиозных организаций до многочисленных групп «зеленых».

Словом, жизнь бурлит.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: