ОБ АВТОРЕ

Журналист, обозреватель, специалист в области Public Relations.

Окончил биофак БГУ. Карьеру журналиста начал в 1995 году в журнале «Дело». Cотрудничал с «Белорусской деловой газетой» до ее закрытия, газетой «Московский комсомолец в Белоруссии», «Бизнес-леди», «Финансовый директор», «Детективной газетой», порталом BEL.BIZ, информационным агетством «Интерфакс».

Был собкором в Беларуси российского информагентства Stringer. Занимал должность заместителя директора радиостанции «Сталіца».

Работал PR-менеджером в «Международной финансовой корпорации» (IFC).

С весны 2010 года – собственный корреспондент в Беларуси российского федерального издания «Газета.Ru».

С января 2013 года – снова работает в БДГ (теперь под брендом «БДГ Деловая газета»).

Вы здесь

Убийство Павла Шеремета: версии

В фокусе

Убитый в Киеве белорусский, российский и украинский журналист Павел Шеремет оставил настолько яркий след в постсоветском медиа-пространстве, что версии о том, кому была нужна его смерть, можно строить до бесконечности. Однозначно можно сказать только одно: причину убийства нужно искать в его профессиональной деятельности. К сегодняшнему дню, когда с момента смерти Павла исполняется девять дней, мы отобрали наиболее значимые, на наш взгляд, версии.

Так получилось, что Павел Шеремет вошёл в мою жизнь ровно 20 лет назад – и во многом именно он сделал меня профессионалом в журналистике. Это была середина 1996 года, я к тому времени работал почти полтора года обозревателем в журнале «Дело» и только что стал одним из победителей конкурса Фонда Сороса «Лучший экономический обозреватель Беларуси». Буквально на следующий день раздался телефонный звонок. Звонивший представился Павлом Шереметом и пригласил меня работать в «Белорусскую деловую газету», в которой он тогда как раз стал главным редактором. А я, к своему стыду, просто не знал, кто это такой – сам был очень далёк от журналистского сообщества Беларуси.

Но в БДГ я, конечно, пришёл – и остался там на два десятка лет. Остался во многом именно благодаря Шеремету, его невероятной энергии и харизме. Уже потом было много других изданий, но именно БДГ 90-х стала для меня самой лучшей школой, а Пётр Марцев и Павел Шеремет – лучшими учителями. Очень жаль, что их обоих уже нет в живых.

Вопрос о том, кто убил Павла, стал активно обсуждаться – и не только в профессиональном или политическом собществе – с самого начала, с появления новости о взрыве в Киеве. Официально сейчас следствие рассматривает три версии убийства: профессиональная деятельность, неприязненные отношения с некими неизвестными лицами и «российский след» (странная формулировка для официальных органов). Рассматривается и версия о том, что на самом деле это было покушение на жизнь главы «Украинской правды» Алёны Притулы. В самом деле, это ей принадлежал автомобиль, в котором погиб журналист.

Однако по большому счёту все многочисленные версии убийства Павла Шеремета, появившиеся за эти девять дней, можно условно разделить на несколько групп. Это, назовём их так, «белорусский след», «российский след», «украинский след», и «случайная жертва». В самом деле, за четверть века своей профессиональной деятельности Павел Шеремет смог стать очень значимой фигурой в медиа-пространстве – и в политической журналистике – и Минска, и Москвы, и Киева. Повсюду у него были как обожатели, так и недоброжелатели. Ведь у по-настоящему ярких медийных персон иначе и не бывает. Рассмотрим версии из каждой из перечисленных групп.

 

Официальные версии

Как передает телеканал «112 Украина», сейчас, как и в самом начале, следствие считает ключевой версией убийства журналиста Павла Шеремета месть за профессиональную деятельность, заявил генпрокурор Украины Юрий Луценко в программе Наталии Влащенко «Люди. HardTalkLive». «Мы рассматриваем все версии, но ключевой является месть за профессиональную деятельность Павла», – сказал он. Также, по его словам, проверяется информация о том, что начальник уголовной полиции Вадим Троян якобы организовал слежку за журналистами, высокопоставленными чиновниками и руководством национальной полиции, по данному факту открыто уголовное производство. Кроме того Юрий Луценко придерживается мнения, что убийство Шеремета может быть лишь частью некого большого плана.

В свою очередь, советник главы СБУ Юрий Тандит в комментарии для всё того же телеканала «112 Украина» заявил, что в настоящее время следствие рассматривает уже шесть версий причин убийства Шеремета. «Их уже шесть (версий), я могу лишь назвать предварительные четыре», – рассказал Тандит, отметив, что следствие также прислушается к версии народного депутата Сергея Высоцкого, который предположил, что убийство Шеремета может стать началом спецоперации против госбезопасности Украины.

«То, что сказал народный депутат Высоцкий, имеет большое значение, могу подтвердить, что одна из основных версий, которая рассматривается сейчас силовиками – это попытка, через это убийство, дестабилизировать ситуацию внутри нашего государства. Но не только это используется убийство, будут еще и другие новости, которые, к сожалению, будут пытаться использовать для того, чтобы показать, что в Украине нет власти, что силовики не контролируют ситуацию», – поделился своим мнением Юрий Тандит.

 

«Случайная жертва»?

Уже 20 июня, в день трагического события, многие заговорили о том, что якобы на самом деле в последнее время Шеремет не имел особо значимых врагов – мол, его украинские журналистские материалы носили бесконфликтный характер. Также и в России Шеремет не был ярым сторонником оппозиции и противником Путина (хотя и дружил с ключевыми оппозиционерами, включая Бориса Немцова). А значит, взрыв, который унес его жизнь, либо должен был убить Алёну Притулу (его начальницу и гражданскую жену), либо это была «чёрная метка» – последнее и жестокое предупреждение для Алёны.

Причём эти версии озвучивались и в Минске, и в Киеве, и в Москве. Так, российский телеканал «Звезда» поспешил напомнить: «Алёна Притула замешана в мощный внутриукраинский конфликт по дележу собственности и сфер влияния. С одной стороны выступают люди, близкие к Порошенко, в частности, олигарх Григоришин, с другой – деловые партнеры Яценюка: Арсен Аваков и Николай Мартыненко, бывший мишенью антикоррупционных расследований Алёны Притулы и её «Украинской правды». В общем, Алёна Притула и близкий к ней Шеремет оказались в списке врагов Авакова и Мартыненко. Ну а с врагами в Украине сейчас поступают просто».

Примерно о том же заявил предпочитающий сейчас оставаться в России экс-глава Гостелерадио Беларуси Александр Зимовский: «Трагедия Павла Шеремета вполне вписывается в заезженный голливудский штамп: "оказался не в то время и не в том месте". В пользу этой версии говорит то, что Шеремет погиб в машине, принадлежащей его любовнице и по совместительству его работодательнице, хозяйке интернет-ресурса "Украинская правда" Алёне Притуле».

Замечу, что убитый в 2000 году украинский журналист Георгий Гонгадзе в день своей гибели также ехал от Алёны Притулы, с которой и он имел очень близкие отношения.

Однако главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мусаева-Боровик считает, что убийцы охотились всё же не за Алёной Притулой, а именно за Павлом Шереметом. По её словам, хотя машина и не принадлежала Павлу, но все знали, что он пользуется ею по утрам.

 

Справка

Алёна Юрьевна Притула (родилась 10 марта 1967 года) – украинская журналистка, соосновательница и владелица интернет-издания «Украинская правда». В 2000—2014 годах была также главным редактором издания. Журнал «Фокус» регулярно включает Алёну Притулу в рейтинг 100 самых влиятельных женщин Украины.

В апреле 2000 года Притула вместе с Георгием Гонгадзе основала интернет-издание «Украинская правда». Гонгадзе стал главным редактором, а Притула – его заместителем. Убийство Гонгадзе, который открыто протестовал против растущей государственной цензуры, привлекло международное внимание к состоянию свободы слова на Украине. У Притулы был роман с женатым Гонгадзе с 1997 года. Именно её квартиру Гонгадзе покинул перед тем, как его в последний раз видели живым. В последнее время у Притулы был роман с журналистом Павлом Шереметом («Википедия»).

Уже в 2005 году «Украинская правда» вышла на самоокупаемость, получая доход от рекламы. Впоследствии Притула дополнила «Украинскую правду» новостными сайтами, посвящёнными экономике, светской жизни, местным новостям, создав интегрированную интернет-медиа-группу. В октябре 2014 года Притула передала должность главреда «Украинской правды» Севгиль Мусаевой, оставшись в проекте в качестве ответственной за стратегию издания и спецпроекты.

 

Внутриукраинская провокация?

Сторонники этой версии считают, что убийство Шеремета было однозначно выгодно тем в Украине, кто желает обострения отношений с Россией. Так, украинский журналист Олег Ростовцев утверждает: «До последнего времени авторские работы Шеремета носили взвешенный характер, направленный на внутригражданское примирение в украинском обществе и выполнение минских договоренностей. Всё это не могло не вызвать ненависти как у горе-компрадорских властей, так и у нациствующих экстремистов. Сейчас майданные силы на Украине находятся в шоке от того, что их надежды на западную помощь тают, как дым догорающего окурка».

По его мнению, убийство Шеремета могло быть исполнено «руками экстремистов-отморозков, которых сейчас пруд-пруди». И в самом деле, советник министра внутренних дел Украины Антон Геращенко сразу после трагедии поспешил заявить в соцсетях, что убийство Шеремета – «дело рук агентов Путина». К тому же неудобный всем Шеремет в самом деле всё чаще выступал в роли критика действующей в Киеве власти – и к его мнению многие прислушивались.

Один из вариантов этой версии – убийство Шеремета было нужно внутренним украинским противникам Петра Порошенко. Их задача – прямо обвинить Порошенко в убийстве известного журналиста. Но в таком случае у всей этой истории обязательно должно быть продолжение, ведь просто убийство известного журналиста – это только первый шаг. Хотя тут можно вспомнить, к каким глубинным процессам в украинской политике привело громкое убийство 17 сентября 2000 года журналиста Георгия Гонгадзе (ему, кстати, тогда был 31 год).

И теперь противники Порошенко могут, опираясь на гибель Павла, заявить, что действующая власть ничего не контролирует в стране, а вместо этого, на фоне экономического кризиса и войны, только наполняет свои банковские счета и не может защитить общество от существующих угроз. «Это вызов не только украинскому обществу, по сути это еще «черная метка» непосредственно Петру Порошенко, возможно пока, чтобы был более сговорчив в закулисных торгах, – пишет украинский журналист Александр Цынкевич. – Те, кто организовал убийство Павла Шеремета не ставили цель устранить непосредственно его, как очень кому-то мешавшего. Это убийство сигнал, посыл власти, за которым могут быть последующие шаги, если не будут предприняты соответствующие меры».

Если убийство Павла Шеремета имеет исключительно украинские «корни», то тут вполне могут быть замешаны участники войны на востоке страны, морально не готовые примиряться со вчерашними противниками и уже ощущающие себя самостоятельной политической силой, своего рода «спасителями Украины». И вот тут действительно мы видим жёсткий конфликт интересов. В том числе и бизнес-интересов.

Дело в том, что одна из последних публикаций Шеремета по украинским делам называлась: «"Азов", ответственность и добробаты». Журналист рассказывал о переделе собственности с участием выходцев из зоны АТО, а конкретно – о споре вокруг контроля над Одесским припортовым заводом (ОПЗ). Павел упоминал известных в стране «депутатов в камуфляже», которые при поддержке представителей добровольческих батальонов попросту блокировали работу Киевского суда. Их задачей было изменить меру пресечения двум задержанным по делу о хищениях в особо крупном размере – председателю наблюдательного совета ОПЗ Сергею Переломе и первому зампредседателю ОПЗ Николаю Щурикову. «Почему комбаты, откуда люди в камуфляже? Перелома и Щуриков задержаны по делу о растрате средств предприятия, даже не за проступки в зоне АТО. Но депутаты-комбаты и люди в камуфляже теперь если не выше закона, то по заказу способны парализовать действие любого закона», – писал Павел Шеремет.

 

«Подарок» Лукашенко к выборам?

Неудивительно, но в Беларуси многие склоняются к мнению, что гибель Павла Шеремета – следствие его прежней или нынешней активности в белорусском медиа-пространстве. Вспомнить тут можно многое – от конфликтов 90-х, когда Павел руководил сверхпопулярной БДГ и был собкором ОРТ в Беларуси и до нынешнго времени – ведь Шеремет продолжал руководить созданным в ноябре 2005-го информационным ресурсом «Белорусский партизан», офис которого находится в Москве. Этот ресурс Шеремета, вызывавший постоянное недовольство власти, тем не менее, сегодня остаётся одним из самых популярных в Беларуси. Добавим сюда то, что компромат, часто публикуемый «Партизаном», нередко всплывал в ходе внутрибелорусских межклановых разборок или при противостоянии силовых ведомств.

Версию «белорусского следа» поддерживают многие. Так, политолог Александр Федута, очень хорошо знавший Шеремета, в эфире «Громадскего радио» заявил: «Павел не терпел границ, любых ограничений, цензуры, насилия над собственными текстами. Поэтому, в конце концов, его журналистская позиция превращалась в гражданскую. Он восставал против диктатуры. В Беларуси это привело его на скамью подсудимых. За него тогда должен был вступиться даже тогдашний президент России Борис Ельцин. Павла лишили беларусского гражданства, и он был вынужден уехать в Украину, которую очень любил. … Шеремет всегда оставался личным врагом Александра Лукашенко».

Ещё более жёстко о том же самом в эфире «Радыё Рацыя» сказал бывший руководитель бригады спецназа, полковник запаса, а теперь политический эмигрант Владимир Бородач: «Безусловно, это жертва самовольства и насилия, которая имеет политический оттенок. Личная неприязнь тут неприемлема. … Хочу сказать, что люди, которые ликвидировали наших политических лидеров Гончара, Красовского, Захаренко, прокололись. Были персоны, которых они не смогли ликвидировать – помешал случай. Кстати, среди пропавших был и оператор Дмитрий Завадский – близкий друг Павла Шеремета. Если перед диктаторами встает вопрос: быть или не быть, то да, они прибегают к жёстким мерам. … Но в то же время Лукашенко и сегодняшние власти понимают, что дальнейший путь при такой российской политие невозможен. Лукашенко сейчас делает попытки завязать отношения с Западом. И Кремль может сейчас, чтобы дискредитировать Беларусь, перебросить ответственность на белорусские власти. Мол, посмотрите, с кем вы ведёте переговоры!».

Кстати, сам Павел Шеремет рассуждал о том же самом. Так, в своём комментарии для телеканала «Дождь» через неделю после убийства российского оппозиционера Бориса Немцова, говоря о политической ситуации в России и Беларуси, он сказал: «В Беларуси политиков демонстративно не убивали, а демонстративно похищали. Давал Лукашенко приказ на расправы или не давал, своими дальнейшими действиями он акцептировал эти похищения, – заявил Шеремет. – Так и здесь, в России, по ходу расследования будет видно, какое отношение имеет к убийству Немцова высшее российское руководство. Приказ ли это Путина или эксцесс исполнителей, но в том, что это политическое убийство, и что к нему причастны спецслужбы, у меня никаких сомнений нет».

Здесь, впрочем, есть сомнения. Оппоненты белорусского президента любят поговорить о его мстительности, но в данный момент, на фоне улучшения отношений с Западом и парламентских выборов, ему совсем не нужно оказаться замешанным в таком скандале, как убийство. Но вот если окажется, что покушение на Шеремета в самом деле было организовано российскими спецслужбами, то нельзя будет исключать и расчёт этих самых спецслужб на то, что смертельный взрыв в Киеве рикошетом ударит по власти в Минске. А что Александр Григорьевич давно и основательно надоел Кремлю – не самый большой секрет в этом мире.

Получается, что одна версия расщепляется на две. С одной стороны – застарелая (или не очень) месть из Минска. С другой – некие действия Кремля, направленные на самом деле на дискредитацию минского руководства. Причем не обязательно инициатива исходила в Москве с самого верха – как любят говорить российские журналисты, «В Кремле башен много».

 

След украинских олигархов?

Эта версия очень нравится многим российским СМИ. По их мнению, причина трагедии – отношения погибшего журналиста с украинским олигархом Константином Григоришиным. Эта версия также прямо связана с гражданской женой Шеремета – Алёной Притулой, соосновательницей «Украинской правды». Как пишет российское издание «Газета.Ru», за несколько дней до трагедии в украинских СМИ были опубликованы снимки, на которых бывший сотрудник «Украинской правды» Сергей Лещенко, а затем главред издания Севгиль Мусаева-Боровик ужинают с бизнесменом Константином Григоришиным. Это вызвало бурные пересуды, поскольку было известно, что Лещенко планирует создать новую партию и участвовать в следующих выборах. При этом Константин Григоришин открыто враждует с руководством «Народного фронта» экс-премьера Арсения Яценюка и известным депутатом Игорем Кононенко, входящим в ближайшее окружение Петра Порошенко.

«Рассматривать убийство Шеремета невозможно без изучения его окружения. В первую очередь взаимоотношений Притулы, Мусаевой-Боровик и Лещенко с Григоришиным и другими «владеющими ресурсами» людьми, – говорит директор Института постинформационного общества (Москва) Дмитрий Золотухин. – Шеремет мог стать просто абсолютно не вовлечённой в конфликты «показательной жертвой», чтобы жёстко предупредить тех, кто полез не туда».

Возможно, в контексте отношений с крупными украинскими бизнесменами «полез не туда» и сам Павел Шеремет. В опубликованной не так давно статье «Рейдеры, власть и ТПП» журналист говорил о стараниях рейдеров, имеющих депутатские полномочия, взять под контроль Торгово-промышленную палату Украины (ТПП) – организацию, объединяющую 10 тысяч предприятий страны. Экономический интерес здесь в том, что ТТП уполномочена выдавать сертификаты о происхождении товаров и документы для временного ввоза или транзита товаров, что крайне важно для работы на европейских рынках.

«В Украине появилось много нетрудоустроенных бывших депутатов, сколотивших хорошие состояния и нуждающихся в общественном статусе. И новые депутаты, которые до Майдана были гонимы властями, а теперь стали членами правящей коалиции, тоже присматривают себе важные посты, – указывал Шеремет. – Революции проходят, а негодяи меняют флаги и продолжают править бал в стране». Называл он при этом и конкретные имена: «Депутата от БЮТ Александру Кужель давно используют в атаке на Торговую палату. Считается, что за атакой стоит бывший депутат от БЮТ Александр Дубовой».

 

«Московский след»?

Как заявляет депутат от «Блока Петра Порошенко» Вадим Денисенко, очень многие сейчас в Украине уверены, что вся эта история – дело рук российских спецслужб. «В обществе запускается история о том, что государство не может нас защитить. Нагнетание ощущения незащищенности – возможно, это является основой истории? Полгода несколько проевропейских сил нагнетают социальный страх. Сейчас будет нагнетаться история о том, что страшно ходить по улицам. А при этом все чиновники продолжают воровать», – говорит он.

То есть, по мнению многих политиков и наблюдателей, убийство Павла Шеремета совершено с целью просто дискредитировать руководство Украины. Дескать, оно неспособно обеспечить безопасность даже общественно значимых персон в самом центре Киева. Очень перекликается с демонстративным убийством Бориса Немцова прямо возле Кремля, вы не находите?

Если эта версия верна, то уже достаточно скоро должны будут появиться информационные «сливы» в СМИ, из которых будет следовать, что к убийству Павла прямо или косвенно причастен кто-то из высших чинов в украинском руководстве. Ну а дальше начнётся «политическая раскрутка» этого дела – с изменением политического ландшафта после ближайших выборов в пользу пророссийских сил.

 

Особая версия Евгения Киселева

Свою – особую – версию убийства Павла Шеремета высказал сверхпопулярный в России в прошлом телеведущий, журналист Евгений Киселев. В эфире телеканала «112 Украина» он заявил, что громкое убийство в центре Киева – это предупреждение спецслужб РФ российским журналистам, которые ищут свободную журналистику в Украине.

«Я абсолютно уверен, что это работают российские спецслужбы, что это не работают там какие-то киллеры», – сказал Киселев. При этом, по его мнению, журналистские материалы Шеремета не могли послужить поводом для убийства.

«Вы знаете, в том числе российских оппозиционеров, российских журналистов, которые в поисках возможности оставаться в свободной журналистской профессии приезжают, как вот Ганапольский, как вот тот же Шеремет, как ваш покорный слуга, перебираются в Киев, а их много, на самом деле, – утверждает Киселев. – Мы, может быть, там самые известные, а есть более много молодых ребят, которые как и мы уже не первый год работают. Им всем сейчас показывают, ребята, если вы думаете, что вы здесь в безопасности, у ФСБ, у Путинского режима руки длинные, и мы вас и здесь достанем, и сотрем в лагерную пыль».

Сходного мнения придерживается российский оппозиционный политик Илья Яшин. По его словам, убийство Шеремета – недвусмысленное послание тем российским гражданам, что эмигрировали в Киев и продолжают критиковать режим Путина, находясь (как им кажется) в безопасности на территорию соседнего государства.

«Гибель Шеремета в явном виде дает понять всем российским эмигрантам в Украине, что это не более чем иллюзия безопасности. Теперь все понимают: убивать критиков Путина могут не только напротив Кремля, но и в центре Киева», – заключает он.

 

Мнение профессионала

Отвлечемся от конспирологии и обратим внимание на мнение специалиста. Вот что в интервью для «Радыё Свабода» рассказал Николай Голомша, бывший заместитель генерального прокурора Украины. Это он, к слову, курировал некогда расследование самых резонансных уголовных дел в Украине – об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе и отравлении президента Виктора Ющенко.

«Исключать ничего нельзя, но мы надеемся, что дело будет быстро расследовано, – сказал Николай Голомша, комментируя убийство. – Если это спецоперация со стороны или при помощи нашего восточного соседа, то известно, что они работают таким образом, чтобы запутать следствие и все следы, чтобы никто не мог выйти на реальных убийц и заказчиков. Но я надеюсь, что факторы раскрытия дела по горячим следам придадут нашим следователям соответствующие возможности действовать тщательно и быстро».

Бывший сотрудник прокуратуры сравнивает убийство Павла Шеремета с другим резонансным убийством журналиста – занимавшего прямо противоположную идеологическую позицию Александра Бузины. «Такие преступления раскрываются трудно, так как это спецоперация и она выполняется специалистами. К сожалению, нельзя сейчас заглянуть в глаза любому следователю, оперативнику и добавить ему опыта в расследовании, – говорит Николай Голомша. – С другой стороны, Украина – это государство, которому не были свойственны ни теракты, ни такие спецоперации, это исключительно тематика, взятая от России. Издревле они отличаются такой дерзостью и такими «изобретениями» в расправе с несогласными».

По мнению этого эксперта, в данном случае вполне уместно также рассматривать версию террористического акта против свободы слова. По его мнению, это могло быть сделано с целью дискредитации Украины. «При такой сильной поддержке Украины в мире, нужно показать, что здесь убивают журналистов. Поэтому сознательно выбрана личность известная в трех странах. Эта версия имеет право на жизнь. Она правильно выбрана. Хотя не следует отбрасывать и все другие версии», – резюмирует Николай Голомша.

К его мнению, конечно, стоит прислушаться. Но вот что примечательно в данном контексте: как раз Генпрокуратура Украины подвергалась острой критике со стороны Шеремета. Ещё в феврале нынешнего года журналист критиковал работу Генпрокуратуры и склонялся ко мнению, что новая структура – Национальное антикоррупционое бюро Украины – сможет навести в прокуратуре порядок.

Так, в статье «Первый год НАБУ» Павел писал: «Меняются генеральные прокуроры, но ничего не меняется внутри Генпрокуратуры. Прокуратура не согласна даже на косметические изменения и сожрала за год группу реформаторов. Все попытки перевоспитать старых прокуроров и взывать к их совести и честности обречены. Поэтому важно быстро и также эффективно сформировать ДБР – государственное бюро расследования».

Между тем, 24 июля министр внутренних дел Украины Арсен Аваков попросил не имеющих отношения к расследованию дела об убийстве Павла Шеремета политиков воздержаться от распространения домыслов.

«Я каждый день получаю информацию, однако это не для публичного дискурса. Будут результаты – будет информация», – отметил он.

Фото - nemtsov-most.org

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: