Вы здесь

#Прокопенягейт: Социальные сети гудят, независимые медиа говорят "ничего страшного не случилось"

В фокусе

Беларуские независимые медиа уличили в фактах самоцензуры. С сайтов многих из них исчезли материалы о задержании предпринимателя Виктора Прокопени в 2015 году. Социальные сети негодуют, сравнивая попытку придать забвению эту страницу в истории бизнесмена с оруэлловским сюжетом. Медиа говорят, что материалы действительно удалялись либо редактировались, но никаких этических ошибок редакции не совершали.

Материал о десятке внезапно исчезнувших с сайтов некоторых беларусских медиа статей на тему задержания Прокопени впервые появился в начале осени текущего года на сайте "Ресурс киберакына".

В нем, частности, утверждалось, что "при попытке загуглить информацию о заточении бизнесмена Виктора Прокопени в СИЗО, оказалось, что куча ссылок ведет в никуда, а некоторые ведут туда, но текст там заменен на другой".

В качестве примеров автор текста давал ссылки на исчезнувшие материалы с сайтов "Еврорадио", Dev.by, "Ежедневник", "Белорусские новости", "Наша Ніва" и многих других.

По информации "акына", к перечисленным в материале СМИ "обратились с просьбой представители бизнесмена и попросили удалить или исправить порочащий его контент, поскольку там содержится неверная информация".

И медиа пошли на уступки: кто-то полностью удалил контент, касающийся дела Прокопени, кто-то - изменил заголовки и частично внес правки в тексты, кто-то (как, например, TUT.by заменил несколько букв в фамилии бизнесмена с кирилицы на латиницу).

В сентябре эта информация зацепила только отдельных журналистов и редакторов, которые выказывали свое недоумение случившимся, но не хотели "выносить сор их избы".

Однако после того, как на прошлой неделе Александр Лукашенко подписал так называемый IT-декрет, одним из авторов которого выступил Виктор Прокопеня, всплыла сентябрьская история с таинственным исчезновением. И вот здесь уже пользователи социальных сетей не стали сдерживать эмоций.

"Историю, как старый пергамент, выскабливали начисто и писали заново - столько раз, сколько нужно", - цитировали Оруэлла одни. 

"Просто дно... Ну теперь буду знать, что верить нельзя никому. Даже "незалежным" СМИ. Теперь мы знаем, что цена журналистской этики в Беларуси - 200-300 баксов", - писали другие.

"Отличный кейс на тему ложечки нашлись, а осадочек остался",- продолжали третьи.

"Просто у нас такая страна, где лучшего бизнесмена страны можно просто так взять и посадить на 9 месяцев в СИЗО. А потом сделать вид, что не было никакого уголовного дела никогда. А журналистам просто позвонить и убедительно попросить. И все все поймут. И бизнесмен и журналист и тем более следователь. Потому что БЕЛАРУСЬ У НАС ОДНА!" - утешались четвертые.

Многих удивила наивность бизнесмена и его помощников.

"Если Виктору не нравилось, что потенциальные партнёры гуглят, находят "криминальный след" и пропадают, то представим их реакцию теперь: чуть позже они будут обнаруживать (от других знакомых в Беларуси, например), что у их партнёра Прокопени в активе не просто мутная криминальная история, но он ещё и темнит, заметает следы, подкупает медиа. Непонимание всего этого и незнание эффекта Стрейзанд ещё было бы простительно для какого-нибудь аграгия, но Виктор у нас вроде бы умный айтишник", - написал журналист Вадим Мажейко.

"Все это удаление статей - глупейшая пиар-ошибка самого Виктора Прокопени и его сотрудницы. Ларчик открывается просто: было желание поуправлять репутацией, никто не рассчитывал, что все всплывет. И дальше что-то пошло не так, ситуация стала неуправляемой", -заметил блогер и медиаэксперт Денис Блищ.

Впрочем, пользователей социальных сетей, куда больше возмутило не поведение бизнесмена и его доверенных лиц, а то, что медиа согласились на их условия. Строго говоря, хэштег #прокопенягейт - не совсем отражает настроение интернавтов, речь, скорее, может идти о #белмедиагейте.

Некоторые редакторы и владельцы медиа вынуждены были частично или полностью признать факт самоцензуры.

"Просьба для мяне не выглядала скандальнай. Тады яшчэ не было ўсіх гэтых вась-вась з Лукашэнкам, Пракапеня ўспрымаўся толькі як пацярпелы ад рэжыму. Прадстаўнік патлумачыў, што спадар Віктар з'ехаў на Захад, дзе хоча пачаць жыццё з чыстага ліста, для чаго яму трэба пачысціць згадкі пра крымінальную справу. Бо заходнія партнёры могуць не зразумець. Просьба здавалася зразумелай, крамолы ў ёй не чыталася. Прапанова была выгоднай -- акрамя непасрэднай падзякі былі абяцаныя "эксклюзіўныя інфанагоды". Таму ў рэдакцыі вырашылі, ну, чаму б не дапамагчы несправядліва пацярпеламу чалавеку, якога на радзіме заплямілі. Не ведаю, як тое было ў іншых, зараз апраўданні некаторых гучаць дзіўна, але мне дасюль не здавалася, быццам мы зрабілі нешта ня тое", - написал в своем ФБ бывший журналист "Беларусского партизана" Дмитрий Галко.

"Еврорадио" сделало специальный пост-признание.

Ответил на обвинения в том, что ресурс внес правки в свои материалы и заменил некоторые буквы в имени бизнесмена с кирилицы на латиницу, и владелец TUT.by Юрий Зиссер.

С идентичной версией выступила и редакция издания.

Бывший сотрудник интернет-редакции "Народной Воли" также признал факт просьбы, равно как и факт удаления материалов.

.

Признал факт удаления и ресурс Dev.by, который был одним из первоисточником факта задержания Прокопени, и на него ссылались многие другие беларусские медиа.

Но самой откровенной в своем признании оказалась главный редактор газеты "Новы час" Оксана Колб. В интервью "Радио Свобода" она не только подтвердила факты внесения правок в старые тексты, но так же заявила, что газета заключила рекламное соглашение с Прокопеней.

"У розныя тэксты ўносіліся спасылкі на асабістую старонку Віктара Пракапені ў фэйсбуку, на старонку ягонай кампаніі", - пояснила Оксана Колб. Цена вопроса - 200-300 долларов в эквиваленте.

Редактор "Нового часа" также заметила, что не считает случившееся поводом для репутационных потерь издания.

Не увидел проблемы в удалении и правках и журналист "Еврорадио" Змицер Лукашук: "Не ведаю, дзе там хто і што прыбраў (калі прыбраў), але калі і прыбраў то што? Навіны жывуць некалькі гадзін, у лепшым выпадку -- пару дзён. Ну, калі і прыбралі па просьбе героя навіны праз паўгода пасля падзеі і што? Асабліва з улікам таго, што "ў гугле знойдзецца ўсё".

"У ситуации есть и обратная сторона. Если вы когда-либо станете героем журналистского текста, а потом у вас из-за него начнутся проблемы, ситуация не будет безвыходной. Журналист сможет пойти вам навстречу и внести в статью правки. Подумайте об этом, когда в следующий раз будете что-то писать о плохих белорусских СМИ и удалённых статьях про Виктора Прокопеню", - написал еще один журналист "Еврорадио" Павел Свердлов, работавший в 2015 году в редакции KyKy.org, которая также была уличена в удалении материалов.

Обернется ли сетевый скандал реальными репутационными потерями для беларусских независимых медиа, остается только догадываться. Для многих аудиторий эта история, наверняка, останется тайной за семью печатями.

Впрочем, #прокопенягейт наверняка станет катализатором сразу несколько важных профессиональных дискуссий - и о журналистских стандартах и этике, и об ответственности перед обществом и аудиториями, и о праве на забвении и механизмах его работы в других странах. И, разумеется, о существовании цензуры и самоцензуры в беларусских медиа, а также независимости их редакционных политик.

И еще, конечно, о том, что "рукописи не горят", и даже "не исчезают по звонку", как заметила на своей странице в ФБ бывшая журналистка "Комсомольской правды" в Белоруссии", а ныне журналистка TUT.by Катерина Борисевич, опубликовашая фото "Космомолки" за 22 июля 2015 года.

"Мне столько раз говорили, что газета - это прошлый век, а она взяла и сделала весь интернет одним махом", - написала Катерина.

 

 

 

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: