ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Как «Евровидение» обнажило проблемы белорусской журналистики

Кто бы мог подумать, но песенный конкурс для домохозяек, которым давно считают «Евровидение» в Европе, буквально взорвал сегодня социальные сети. Точнее, не он сам, а попытка журналиста «Еврорадио» Змицера Лукашука узнать, как голосовали судьи в финале национального отборочного тура.

Наверняка, таких тяжелых и странных разговоров, который случился у журналиста с коллегой из «СБ: Беларусь сегодня» в копилке каждого репортера найдется немало. Собеседница Змицера Лукашука вела себя, мягко говоря, не очень адекватно. И, по признанию самого журналиста, ему впервые в карьере пришлось положить трубку телефона первым. Правда, до этого Лукашук целых 15 минут пытался добиться от Виктории Поповой ответа на один простой вопрос: «Кто для нее, как члена жюри национального отборочного тура «Евровидения-2013, был фаворитом конкурса?»

Завидное, к слову терпение (или все же упорство?), учитывая, что собеседница странно хихикала и поучала коллегу, как не нужно себя вести. Впрочем, об этом мы можем судить только по последним  2,5 минутам разговора, которые Змицер решил выложить в Интернет. Вокруг этих минут и развернулся настоящий «холивар» в сети, а после и на форумах многочисленных Интернет-изданий.

Не стану останавливаться на сути беседы, каждый желающий может ее послушать и сделать свои выводы о том, кого оскорбила, а кого не оскорбляла журналистка. Сосредоточусь на том, как 2,5 минуты сделали информационный день.  Новость о том, что Виктория Попова «посмеялась с белорусского языка» обошла, кажется, почти все главные Интернет-издания. О ней написали «Наша Ніва», «Радыё Свабода», «Салідарнасць», «Хартия-97», «Белорусский партизан» и другие. Страничка Виктории Поповой в социальных сетях вошла в ТОП сайтов Байнета всего за один день. Что и говорить, неожиданная слава и, прямо скажем, не заслуженно большое внимание к словам, которые можно услышать под любым баром за полночь, разве что мата в них нет совершенно.

Впрочем, поскольку Виктория Попова, бесспорно, в этом случае была особой публичной (как-никак член жюри конкурса «Евровидение», хотя большинство СМИ акцентировали внимание на ее должности в государственной газете), то внимание к ее словам возросло в десятки, а то и сотни раз. От комментариев в социальных сетях и на форумах, похоже, могли завянуть плантации нежных растений. А от последовавших затем фотожаб – надорвать живот царевна Несмеяна…

Но остается несколько вопросов, на которые хорошо бы найти ответы. И первый из них: с кем говорил журналист Змицер Лукашук? Давайте попробуем абстрагироваться от «я доверяю коллеге» и «я знаю его тысячу лет». Есть два голоса, один из которых многие журналисты могут легко узнать, а второй?... Как часто лично вы разговаривали с Викторией Поповой? Могу с уверенностью утверждать, большинство – никогда!

Вопрос второй: был ли разговор полным и не смонтированным?... Как признается редактор «Еврорадио» Виталий Зыблюк, выложенная запись - не весь разговор, а только его пятая часть. То есть что-то этой концовке все же предшествовало? Что?...

Третий, и, по сути, самый важный вопрос: был ли сам комментарий Виктории Поповой журналисту Лукашуку новостью, заслуживающей внимание журналистов стольких СМИ? Возможно. По крайней мере, что такое новость для конкретной аудитории определяет  самостоятельно каждое конкретное медиа. Это вопрос редакционной политики. Но если комментарий был новостью, то она, как требуют каноны журналистики, требует проверки из двух независимых друг от друга источников. То есть звонить Виктории Поповой и спрашивать, что это было, – основное правило журналистики.

Сделали это «Белорусские новости», но первой попытка удалась «Радыё Свабода». Думаю, не ошибусь, если скажу, что на это журналисты потратил львиную долю своего рабочего дня. Стоила ли овчинка выделки?... Вопрос спорный.

Разумеется, комментарий Поповой тут же разошелся по всем остальным сайтам, вызвав к вечеру вторника очередную волну дискуссии, которая по сути своей свелась к обсуждению ненависти ко всему белорусскому со стороны различных провластных личностей.

О проблемах в журналистике, похоже, никто думать не захотел. А ведь на лицо очередное проявление кризиса: один сделал – остальные расхватали угли из костра, большинство без какого-то своего взгляда, проверки фактов, собственных комментариев. Вердикт был вынесен, как говорится, без суда и следствия. Потому что «всем все ясно», потому что история вписывается в дуалистичную картину современной белорусской действительности, где черное всегда только черное, а белое – всегда белое. И нам (белым по определению «этой стороны») должны верить на слово, потому что мы – за правду. А если кто задается вопросами, то у нас тоже вопрос: «А не засланец ли вы, батенька?»

При чем, не знаю, заметили ли вы, но само «Еврорадио» запись разговора на сайт не выложило, а ограничилось аккуратной цитатой. Почему? Кто-то скажет, что они боятся испортить отношения с властью, от которой зависит аккредитация медиа в стране. А, как по мне, у них отличный профессиональный стандарт качества, который не позволил перейти определенную черту.

В принципе, по большому счету, не стоило переходить ее и журналисту Лукашуку, на долю которого пришелся нелегкий разговор с неадекватной барышней. Потому что таких разговоров на его веку точно было и будет, они у всех, повторюсь, бывают. Посмеялся, махнул рукой и пошел дальше.  Ну, и сделал вывод, понедельник – день тяжелый. И не все его хорошо переносят…

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: