Вы здесь

Автор «Медиакритики» издал книгу фельетонов, которая «трансформируется» в роман

В фокусе

Главный редактор «Бобруйского курьера», писатель и журналист Анатолий Санотенко издал книгу иронической прозы – постмодернистский роман «Невероятные приключения Вацлава Принципа, или – Бобруйск и его жЫвотные». Роман-трансформер-трэвел-комикс-расследование.

Состоит книга из отдельных фельетонов; автор предлагает читателям располагать их в «своем», «удобном» порядке – тем самым создавая «собственный» вариант романа...

Между тем объединяющим в книге является главный герой, время и место действия, а также – «конфликт положений».

В «Невероятных приключениях...» обыгрывается известная на пространстве постсоветских стран субкультура, выбравшая своей «столицей» Бобруйск. В произведении создается «новый» «миф о Бобруйске» – как о Шамбале Беларуси (и не только Беларуси), городе-тотеме...

Одной из главных «линий» романа – 25-летняя история независимых белорусских СМИ, данная на границе фикшн и нон-фикшн.

Герой книги – журналист, издатель газеты «Предпоследние новости». Он постоянно оказывается в драматичных, забавных, а зачастую – комичных ситуациях, создаваемых по воле современной ему белорусской действительности.

Отдельные главы книги (в качестве фельетонов) в разное время публиковались в блогах писателя –  в том числе, на сайте «Медиакритика».  Один из них – «Начальник идеологии» – несколько лет тому вошел в шорт-лист известного международного конкурса «Репортер».

3-го мая, во Всемирный день свободы печати, Анатолий Санотенко презентует свой роман в Пресс-клубе (ул. Веры Хоружей, д. 3, офис 601).  

Начало – в 18.30. Вход – свободный.

 

 

 

Из книги

ВМЕСТО АНОНСА

Они сошлись – силы добра и зла. И поле битвы – Бобруйск.

Силы добра внешне похожи на Арнольда Шварценеггера (это главный герой романа – Вацлав Принцип, – издатель, редактор), внутренне – на профессора Преображенского (герой одной из повестей М. Булгакова).

Силы зла – собирательный образ. Он состоит из: советских визуальных символов (серп молот, Ленин), усов (различной геометрии стрижки); носит балетную пачку (когда никто не видит). Верхняя форма одежды – жилет, смутно напоминающий «сталинский» френч. Из многочисленных карманов жилета торчат, высовываются, выползают символические чиновнические взятки, визуальные символы доллара и евро, сработанные из металла желтого цвета.

Основные действия разворачиваются в городе-бренде, по совместительству, Шамбале всея Беларуси – Бобруйске.

На протяжении более чем десяти лет всех жЫвотных стран СНГ посылали существовать именно в этот город. («Ф Бабруйск, жЫвотное!»). А кто-нибудь задумывался – как им там: хорошо ли, плохо?

Вот об этом и рассказывается в романе-трэвел, романе-трансформере, романе-комиксе «Невероятные приключения Вацлава Принципа, или – Бобруйск и его жЫвотные».

Спешите читать, пока они не разбежались!

 

 

Одна из глав.

 

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Однажды Бог послал Вацлаву Принципу, главному редактору  «Предпоследних новостей», – типографский станок!

Заграничные друзья-издатели постарались.

Станок был «списанным», но на нём можно было ещё пахать и пахать.

В общем, дарёному станку, как известно, в механизмы не смотрят.

Вацлав Сигизмундович был практически счастлив: появилась перспектива открыть свою типографию! Издавать «Предпоследние новости» на своей технике!

На радостях Принцип даже не задумывался о тех «толстых обстоятельствах», которые неминуемо подстерегают любого бизнесмена-романтика в тёмных закоулках законодательства их страны.

Но дело было сделано, станок ввезён – на таможенную территорию государства. Надо было – растаможивать.

Сияя от счастья, Вацлав Сигизмундович  –  на крыльях надежды – влетел кабинет таможенника.

Бликуя лысиной, покашливая и посмеиваясь, таможенный чиновник стал его расспрашивать:

–  Так-с, а лицензия у вас имеется?

–  Какая лицензия?

– Ка-а-а-кая ли-и-цензия! – играя голосом, протянул специалист таможни. – На полиграфическую деятельность!

– Нет… не знал об этом, – сник Вацлав Сигизмундович.

–  Что ж вы так?.. Человек вроде грамотный, а таких простых вещей не знаете,  – чтобы растаможить ваш станок, требуется лицензия на полиграфическую деятельность! Таковы законы! – снисходительно объяснял бликующий таможенный офицер.

 

Пришлось Вацлаву Сигизмундовичу обратиться в министерство, где такие лицензии выдаются.

Пуча губы в зеркальце, чиновница министерства с причёской а-ля завмаг магазина Шкловского РАЙПО 70-х годов, узнав о цели визита к ней, недовольным голосом спросила у Принципа:

– У вас уже есть полиграфическое оборудование?

– Да… То есть – в процессе растаможивания…

– Значит, нету… А инженер-полиграфист имеется?

 Вацлав Сигизмундович развёл руками.

– Учтите, вам надо ещё иметь в штате минимум одного инженера-полиграфиста. Иначе – плакала ваша лицензия… Таким образом, – откладывая зеркальце в сторону, резюмировала «завмаг», – оборудования у вас – нет, полиграфиста – тоже…  Как же вы пришли за лицензией? На что вы рассчитывали?..

 

Получался замкнутый круг: чтобы растаможить станок, нужно было иметь лицензию; а чтобы получить лицензию, нужно было иметь станок и минимум одного полиграфиста…

«Что за чудеса в решете?» – возмущался в душе Принцип.

Следом, разумеется, шёл классический вопрос: «Что делать». Поскольку ответ на вопрос «Кто виноват» Вацлав Сигизмундович давно уже нашёл (правда, не сразу поверив этой своей находке).

В общем, в результате своих размышлений, Принцип пришёл к трагическому выводу, что станком, похоже, он не сможет воспользоваться. Со всеми вытекающими.

 

Но это было ещё не всё, не the end…

 

Один знакомец из таможенного комитета по секрету поведал ему, что дела  его – швах. Не растаможишь в течение двух месяцев станок (который, по «остаточной» стоимости, «тянул» где-то на 40 тысяч североамериканских), – возбудят уголовное дело… Ввоз на таможенную территорию… Не уплата в срок таможенных платежей... В особо крупных размерах, так сказать… От 6 до 12 лет…

А это уже было серьёзно. Кому же хочется сидеть за свои добрые намерения?

Вацлав Сигизмундович тоже не хотел.

Но что же делать, в самом деле? Станок намертво, как камень, привязан к его шее… Не развязать, не отказаться, –  задний ход в этой системе отсутствует…

В общем, «удружили» заграничные друзья-приятели…  Это у них: хочешь работать – работай. У нас же: хочешь работать, – а вот – не да-а-ади-и-им, – нэповец проклятый, недорезанный нашими дедами в 20-х…

Правдами-неправдами, через пень-колоду, по буеракам и косогорам, сбыл-таки в отведённое ему время Вацлав Сигизмундович свой станок! Выкрутился!

Нашёл с помощью друзей-юристов единственную «щёлку» в законодательстве – в неё-то и пропихнул злополучную технику, оформив всё это актом безвозмездной передачи…

В последний момент распахнулись перед ним двери на свободу. Повезло, можно сказать. Хотя и стоило ему всё это тех же шести лет жизни (не меньше)  и – седых волос, и проблем со здоровьем, до этого ведшим себя тихо…

 

Сидя теперь одинокими, грустными вечерами в «вольтеровском» кресле с бокалом французского в руке, он вглядывается в поблёскивающие две картинки  на стене, – под стеклом, в золотых рамочках: «Станок печатный» (фото) и проект типографии (эскиз).

Иногда тяжело вздыхает и произносит вслух: «Боже мой, в  этой стране победил идиотизм»…

Между тем впереди Вацлава Сигизмундовича ожидают ещё 2549 дней таких же «невероятных приключений в стране победившего идиотизма»…

 

 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: