ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Аристократы духа

В фокусе

Во времена моей юности на факультете журналистики существовали две четко выраженные группы студентов: минчане, преимущественно отпрыски весьма устроенных родителей, и мы, провинциалы, дети совсем простых людей: сельского  учителя или монтёра электросетей, колхозного бухгалтера или токаря.

Нашу, белорусскую журналистику традиционно делят на государственную и негосударственную, независимую. Но есть и другое деление, которое всё смешивает и проводит совсем иной принцип, социальный.   

В современные белорусские СМИ, какой бы «принадлежности» они ни были, и сейчас люди приходят по разным направлениям: и «снизу», и «сверху». Выходцы из простых семей могут работать в государственных изданиях, а, например, дитя директора автобазы или руководителя стройтреста становится известным независимым журналистом, который терпит от «режима», подвергается репрессиям, попадает за решётку, проявляет незаурядное личное мужество.

Но нет-нет, да и проявляется в демократическом журналисте стремление причислить себя к эдаким аристократам духа, которые могут выносить приговоры всем и вся. Чем это объяснить?

Известная белорусская журналистка Светлана Калинкина обозвала мудаком безвестного (но реального!) работника предприятия «Борисовдрев», да еще с оттенком особого, какого-то гендерного, унижения: «І хтосьці ж з гэтым мудаком жыве, ён чыйсьці тата, бацька сямейства, аўтарытэт». Человек пожаловался местному журналисту на нищенскую оплату труда, на беспросветность своего существования. А тот рассказал об этом шеф-редактору газеты «Народная воля».

Некоторых коллег-журналистов возмутил сам факт подобного отношения к человеку, кем бы он ни был.

В случае с Калинкиной мы имеем дело с определённой тенденцией.

Напомню вкратце. Один из кандидатов в президентской кампании 2010 года (да что уж тут — это Рыгор Костусев) сказал как-то, уже после выборов, что в редакции той газеты, где работает шеф-редактором публицист Калинкина, потребовали деньги за «положительную» публикацию о нем. Кто и когда — неизвестно, не сказал политик. Это было сказано Костусевым на встрече с активистами, в присутствии нескольких десятков человек. В ответ честный и порядочный человек, каким я знаю Костусева уже много лет, публично, на всю страну, в газете, где работает шеф-редактором публицист Калинкина, был назван тем же словом, причем в форме прямого оскорбления: «Вы, Костусёв -...». В общем, тот самый.

То есть, был прецедент, и сейчас мы видим его повторение.

По сути, оскорблено великое множество людей, пусть и безымянных. Оказавшись в лукашенковском экономическом концлагере, они с трудом сводят концы с концами, просто не видят просвета в этом своём нищенском существовании. Но вдобавок еще и получают оскорбления  от известных демократических публицистов, лауреатов различных международных премий.

С Рыгором Костусёвым всё просто: нужно было не говорить бездоказательно, а  пометить доллары и проинформировать оперативников. Взятка — она и в Африке взятка, не то, что в отдельной демократической газете. Или подать в суд за оскорбление личности. Но постеснялся человек: «Свои, всё-таки». 

Не свои, однако. А из «верхов», присвоивших себе право судить всех и вся.

Безвестный борисовский рабочий, у которого голодают дети и который ничего не может поделать, конечно же, в чём-то виноват. Например, в том, как считает Калинкина, что не ищет иных путей, не меняет работу, не уезжает и пр.

Наверное, этот рабочий мог бы уволиться и уехать в Россию. А что тогда будет с его детьми, которые ходят, например, в ведомственный детский садик? А, может, он вообще не хочет уезжать надолго и вести иной образ жизни?

Калинкиной, как экономическому аналитику по специальности, лучше меня известно, какова доля менеджмента в достижении экономической стабильности, а какова роль трудовых ресурсов (извините, но так на языке экономистов действительно именуются рабочие). Когда создаются надлежащие макроэкономические условия, то и у людей возникает гораздо больше возможностей для заработка. Если бы каждый мог решить все свои проблемы подобным, «личным» образом, то это и было бы нормальное экономическое развитие. Потому, что созданы общие благоприятные условия.

Но у нас почему-то около миллиона гастарбайтеров, а оставшиеся влачат полунищенское существование. Они что, все сами виноваты? Я бы посоветовал публицисту Калинкиной обратиться ко всем тем, кто выходил на Площадь и по политическим, и по экономическим мотивам, обратиться с призывом: «Вы все, ребята – м…ки. Нужно идти делать частные ремонты, белить потолки, клеить обои а не жаловаться на свою недостойную жизнь».

Так она посоветовала борисовскому рабочему.

Журналист обвинил рабочего в том, в чем обвинять в наших условиях, по меньшей мере – нечестно. Тем более что на месте журналистка не присутствовала. Конкретных обстоятельств дела не выясняла. Но, тем не менее, тон себе позволила поистине прокурорский:

 «Але яму ня трэба, ён аб дзецях клапоціцца. І потым яшчэ дзецям, калі вырастуць, будзе мазгі піць, як цяжка ён іх гадаваў, ва ўсім сабе адмаўляючы. На гэтых людзей і дэкрэту ніякага прыгоннага ня трэба, яны самі дупу не падымуць. Будуць сядзець і ўспамінаць, як у вайну галадалі іх бабулі».

Конечно, отсюда, с минского паркета, хорошо видно, что делать борисовскому рабочему, а также мужчинам и женщинам в Хотимске, Брагине, Сморгони, Глубоком, далее –  везде.  Но это – примета современной журналистики: не выходя из уютного офиса, знать обо всём при помощи Интернета. Или зашедшего в редакцию коллеги. Апломб и безапелляционность, с которой часто выносятся приговоры людям и событиям, стали стилем не только Калинкиной.

Вся паршивость ситуации в том, что власть ежечасно оскорбляет простого человека действием,  а демократический журналист добавил к этому оскорбление словом. И ни в том, ни в другом случае оскорбленный человек ответить не может. Ни словом, ни действием.

Я не поленился и полез в словари. Что же оно означает на самом деле, это любимое слово публициста Калинкиной? Вот одна из версий: «не означает ничего конкретного, кроме того, что говорящий хочет оскорбить слушающего». Все остальные версии – еще хуже, с сексуальным подтекстом. Если слово так привычно используется женщиной-журналистом, то оно — естественно для личного лексикона, общеупотребительно для нее?

Представим себе обратную ситуацию: борисовский рабочий узнаёт, какое прозвище он заслужил от признанного мастера пера. И представим  себе те слова глубоко сакрального значения, которыми он мог бы наградить своего оппонента. Разговор должен быть на равных, не так ли? Но столичная журналистка уверена: ей не ответит никто.

Но если мы видим наших людей молчаливым стадом без права на ответ, то кто мы тогда — демократические журналисты или тот, кто считает белорусского «мужика» достойным только «чарки и шкварки»? Через такие слова прорывается истинное, подсознательное отношение к тем, кого считаешь «низшим». Неважно, у кого оно проявляется – у записных оппозиционных политиков (среди которых большинство – бывшая номенклатура) или известной демократической журналистки.

Слишком много «панов» развелось в нашей политической оппозиции и в т.н. «демократической» общественности. А «холопы» как раньше, так и теперь, остаются при своём униженном положении. Да еще  и  подвергаются оскорблениям. Уверен, что и по пришествии некоей белорусской «демократии» ничего не изменится. Потому что «низы», фактически, аморфны, а их интересы представляют на различных международных «аренах» политики и журналисты, узнающие о реальности через окошко своего компьютера.

Миллионы простых людей, которым просто некуда деться, еще чего-то ждут и на что-то надеются. Это терпение в любом народе - спасительно. Но до тех пор, пока оно не кончится. Когда это произойдет, бежать будет поздно. Всем. И тем, кто действительно виноват, и тем аристократам духа, которые обо всем судили свысока.   

P.S. Со Светланой Калинкиной мы знакомы уже много лет и состоим в ровных, доброжелательных отношениях.  Но произошедшее просто возмутило до глубины души. Особенно когда увидел, что в Сети появились публикации, явно «заточенные» на моральное оправдание подобных казусов. 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: