ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Сетевая инквизиция

В Мексике сожгли двух мужчин из-за слухов в WhatsApp. Разъяренная толпа вытащила их прямо из полицейского участка, жестоко избила, облила бензином и подожгла. На все про все людям, поверившим, что перед ними похитители детей, понадобилось всего несколько часов.

Никакие уговоры полицейских, которые объясняли, что обоих мужчин задержали за мелкое хулиганство, никакие увещевания матери одного из задержанных, которая видела расправу в прямом эфире в Facebook, не помогли. Люди поверили фейковым обвинениям. Некоторые с готовностью скидывались на канистру с бензином.

Это чудовищное преступление, к сожалению, хоть и выглядит совершенной дикостью, невозможной «у нас», на самом деле – лишь вершина проблемы, которую породил мир постправды. Управлять толпой, играть на их страхах и стереотипах – задача не сложная, особенно если ты умеешь пользоваться социальными сетями и грамотно «набрасывать» на вентилятор.

Кто и с какой целью сделал мексиканский вброс, стоивший жизни двум мужчинам, предстоит выяснить следствию. Не исключена вероятность того, что толпа «просто не так поняла».

В любом случае, цена ошибки в сообщениях в мессенджерах, постах в социальных сетях, в релизах, в статьях журналистов сегодня как никогда высока. Пламя из искры возгорается в два счета, избежать ожогов и потушить пожар могут далеко не все.

История, которая разгорелась в Facebook-аккаунте журналистки Евгении Долгой – яркий тому пример. Евгения обратила внимание на то, под какими заголовками вышли материалы об открытии выставки #Мысредивас на портале TUT.by и на сайте «Наша Ніна».

Основанные на пресс-релизах организаторов выставки, которая задумывалась как проект в поддержку ВИЧ-положительных людей, материалы явно искажали реальную картину вещей, ставя знак равенства между участниками фотопроекта и ВИЧ-положительными. Между тем на фотографиях были не только люди с диагнозами, но и те, кто посчитал своим долгом поддержать тех, в отношение которых все еще существуют стереотипы в обществе.

Посыл выставки должен был читаться просто: диагноз ВИЧ может коснуться каждого, для этого ты не обязательно должен быть маргиналом, наркоманом или секс-работником. Однако, то ли недостаточно корректная работа пиарщиков, то ли поверхностная работа редакторов и журналистов, а, скорее всего и то, и другое вместе взятое, привело к ошибке, которая, в свою очередь, больно ударила по участникам проекта и их близким.

Одной из участниц была и дочь Евгении. Попытки объяснить, почему подобные заголовки и вольные трактовки фотовыставки – не приемлемы, к успеху, кажется не привели. В комментариях у Евгении оказались люди, которые уверяли, что поддержка ВИЧ-положительных – это и готовность назваться таковым, даже если ты таковым не являешься. А иначе «какой ты активист?» Как и те, кто утверждал, что активизм – это готовность к тому, что твоего ребенка тоже будут дискриминировать.

В итоге Евгения удалила свой пост. Впрочем, ей вряд ли удастся так просто забыть количество агрессивных и откровенно издевательских комментариев, посыпавшихся в ответ на справедливое замечание о некорректности заголовков и формулировок в статьях двух изданий. Остается надеяться, что ребенок Евгении не познакомился со всеми этими «наставлениями» о том, что должна позволять мать своему ребенку, и к чему этот сам ребенок должен быть готов.

Готовность к тому, чтобы быть хотя бы морально избитым и сожженным на костре сетевой инквизиции – мастхэв современного информационного общества. Без него – ты тряпка. С ним – спецназовец на задании, минер, гордо шагающий по информационному полю. Нет-нет да и прилетает каждому. А значит, «ныть», жаловаться и просить «участия и сочувствия» уже не в моде.

Простого комментария, почему информация кого-то задевает, картинка переходит границы допустимого, а пост может породить волну хейтерства – уже не достаточно. Нужна лавина возмущения, нужны толпы авторитетных конкретно для этого человека или медиа экспертов, нужна мини-кампания «за» или «против». Слеза одного ребенка – не в счет. Впрочем, было ли когда-то иначе?

Красивое #мысредивас работает лишь до тех пор, пока мы сами не становимся объектом критики или нападок. Язык вражды, стигматизация и ярлыки становятся постоянными спутниками любого «срача» в социальных сетях.

И вот уже в комментариях люди спорят о том, что выбросить дорогого щенка из окна могут только «богатеи», бедняки бы пожалели расставаться с такими деньгами. А бить своих жен могут только маргиналы. Да и то, потому что жены – такие же маргиналы.

Можно ли прекратить с подобной практикой? Вероятно. Но для этого нужно признать, что язык вражды, фейки, пропаганда – это все уязвимости в нашей собственной системе, через которые каждым из нас легко управлять. Само по себе это признание не сделает нас супер-людьми, защищенными от чужих манипуляций, но поможет чуть лучше разбираться в механизмах этих манипуляций.

Ну а медиа по-прежнему стоит помнить о профессиональных стандартах, задавать здравые вопросы и постоянно проверять всю информацию, которая к нам поступает. Даже если это пресс-релиз от дружественной организации, с которой мы давно работаем. Любая непонятная формулировка может привести к трагическим последствиям, цена которых – не просто доверие  к нам, но и нечто гораздо более ценное – человеческие жизни.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: