Вы здесь

Большая маленькая ложь. Как «обычная женщина, у которой отобрали детей, потому что она удалила грудь» всех нас обманула

О связи и противоречиях между журналистикой и активизмом в последнее время активно спорят: корректно ли уходить от классической «нейтральной» журналистики? Возможна ли сейчас нейтральная позиция вообще?

Независимо от того, как мы отвечаем на эти вопросы, пока всё ещё существует этическая норма «журналистика должна быть честной». Даже если считать, что журналистика не обязана быть нейтральной, и что можно занимать чью-то позицию в конфликте, можно ставить своей целью помочь конкретным людям в борьбе с другими людьми, лгать в любом случае нельзя. Мы можем оценивать факты, но не должны их искажать.

В 2017 году русскоязычные (и преимущественно российские) СМИ много и нередко оценочно писали о том, как у Юлии Савиновских из Екатеринбурга отобрали приёмных детей, потому что она удалила грудь. Операция якобы стала поводом для властей посчитать, что эта женщина – мужчина или хочет им стать.

Сама же Юлия активно давала интервью, в которых рассказывала, что это всё больные фантазии чиновников, и что блог, который она вела от имени трансгендера – это набор художественных текстов, которые она писала в том числе ради заработка.

«Это был творческий блог на 100%. Мне была интересна эта тема. Она мне, в принципе, до сих пор интересна» - цитировали женщину на сайте Первого канала. Русская служба ВВС описывала ситуацию в похожем ключе: «Как утверждает женщина, она решила сделать операцию, так как ей доставляла неудобства грудь седьмого размера. Кроме того, Савиновских вела в интернете тайный блог от имени трансгендера, который, согласно ее истории, готовится изменить пол. По ее словам, это помогало ей психологически подготовиться к операции».

В другом материале BBC есть текст, который ну никак нельзя посчитать двусмысленным: «В интервью Би-би-си Савиновских заявила, что не думала о трансгендерном переходе и просто хотела избавиться от большой груди, которая ей мешала».

В общем и целом складывалась такая картина: женщина устала от большой груди, а российские власти совсем уже свихнулись в своей борьбе с ЛГБТ и обычную операцию по удалению груди автоматически принимают как признак трансгендерного перехода.

Юлии сочувствовали многие, и в том числе, конечно, женщины, которые прошли через похожую операцию или готовятся к ней. Возможно, на это и был расчёт: как показывает практика, женщины, особенно из уязвимых групп, проявляют высокий уровень солидарности. Историю «обычной российской женщины, ставшей жертвой бесчеловечной властей» перепечатывали в СМИ и социальных сетях.

И всё бы ничего, только эта женщина с самого начала лгала, а журналистки и журналисты (если верить её теперешним словам) сознательно помогали ей это делать. В конце декаря 2018 года на сайте theins.ru появилась «Исповедь трансгендера Юлии Савиновских, уехавшей из России».

Не было всё это время «обычной российской женщины», а был трансгендерный мужчина Френсис, который уговаривал журналистов создавать лживую историю. И они создавали.

«Людей, которые вызывались мне помогать, я не вводил в заблуждение относительно того, кто я, приходили журналисты и я, конечно, смотря им в глаза признавал, что я транс, но просил не писать об этом, потому что от этого зависит судьба детей. И люди нормальные, сознательные меня понимали — кроме сотрудников желтых газетенок типа Ура.ру, трупоедов, которые, глядя в глаза мне говорили, как переживают за детей, а потом без моего согласия выкладывали информацию, слитую им опекой, которая не должна была, в принципе, уйти дальше кабинета психиатра».

И если логика Френсиса в этой ситуации вполне понятна - детей забрали, их хотелось вернуть, вот он и придумал историю, которая заденет побольше людей, то логика журналисток и журналистов, сознательно обманывающих свою аудиторию, мне совсем не ясна. Хотели помочь? Решили, что правда – ничто, если на кону судьба детей? Думали, что это крутая история, а правда никогда не всплывёт?

Но вот правда всплыла – Френсис оказался не очень благодарным и в интервью одному изданию «сдал» журналисток и журналистов других. «Сдал» тех, кто помогал ему, нарушая этические нормы и рискуя, казалось бы, репутацией и карьерой.

Но, как оказалось, всем плевать. А ведь казалось бы: информация о том, что издания все вместе месяцами сознательно поддерживали мифическую историю, должна вызвать большой скандал. К самому Френсису должны начать ставиться как минимум скептически, а к тем, кто создавал эту медиа-историю, должны возникнуть очень неудобные вопросы.

Кажется, журналистки и журналисты излишне увлеклись той частью своей работы, которую можно назвать активизмом, и не просто решили занимать чью-то позицию, а согласились подтасовать факты так, чтобы история выглядела ярче. Вряд ли кто-то из них (и уж тем более сам Френсис) задумывались о том, какую медвежью услугу делают женщинам, которые в будущем решат действительно просто удалить грудь. Вряд ли их волновало и то, насколько мерзкое послевкусие оставил этот обман.

Между своей самоидентификацией и детьми Френсис выбрал самоидентификацию, и это его право. Но почему журналисты между профессионализмом и сознательным обманом выбрали обман? Наверняка все они нашли себе какое-то оправдание, но послевкусие всё равно остаётся мерзким.

Это не журналистика и не активизм, а обычная человеческая подлость, замаскированная под доброе дело. Хотя есть, конечно, вариант, что Френсис продолжает лгать.

Наста Захаревич специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: