ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Язык – мой, враг – твой. Как беларусские медиа (и не только) транслируют вражду

О том, что такое «язык вражды» и почему для медиа его использование должно быть не просто плохим тоном, но табу, эксперты в сфере информационной коммуникации говорят не первый, и даже не второй год.

Большинство экспертов в сфере журналистской этики признают использование  формулировок, разделяющих общества на «мы» и «они»,  –  неприемлемым. Не все медиа, однако, согласны с экспертами, есть и такие, кто считает «язык вражды» – «всего лишь критикой», личным мнением, на которое имеет право каждый человек. На то она и свобода слова, верно?

Верно, но не совсем так. Ниже три примера последних дней, в которых беларусские медиа и инфлюенсеры использовали «язык вражды».

 

САМА, ДУРА, ВИНОВАТА?

Дикая история изнасилования двумя молодыми людьми девушки в Слониме, быстро облетела медиа. Жертве удалось сбежать,  она не стала скрывать произошедшее и обратилась в милицию.

Подозреваемые задержаны. Выяснилось, что преступление они снимали на видео. И даже успели им поделиться со знакомыми.

Буквально на второй день после случившегося издание «Наша Ніва» поговорила со знакомыми жертвы и родственниками подозреваемых. И оперативно оповестили о подробностях случившегося своих читателей.

Что характерно, личности двух подозреваемых журналиста Влада Шведовича интересовали мало. Во всяком случае, про них в тексте – минимум информации. Молоды, один – несовершеннолетний. Первоначально в квартире были шестеро, четверо парней ушли. Двое остались. Адекватные. Мол, все было «по согласию». Единственное, против чего протестовала 18-летняя жертва изнасилования, – видеосъемка.

Зато жертву журналист описывает во всех подробностях: выпивала, меняла бойфрендов и кавалеров, якобы была беременной… Деталь, еще деталь, еще одна… И каждая явно не понравится подъездным бабушкам. Бегала там голая, сигарету после изнасилования стрельнула.

Кажется, к концу текста сочувствие к жертве насилия осталось разве что у самых стойких читателей. Остальные «выводы сделали». И вот уже в комментариях жертва «продажная лгунья», а насильники – «дурачки, которых жаль».

Подобные подходы в медиа, увы, нередкие. К жертвам насилия у журналистов, и их аудиторий всегда несколько завышенная планка требований. Они должны думать, думать и еще раз думать, когда одеваются, красятся, выходят из дома, бывают в гостях, едят, пьют, разговаривают, целуют или дают себя целовать. Когда возвращаются вечером домой. Когда принимают решение не возвращаться по ночным улицам и переночевать у знакомых. Они должны слишком много думать. Преступникам достаточно быть «адекватными». И ранее не замеченными ни в чем подобном.

Где тут язык вражды, спросите вы? Да вот же он, мягонький такой, но легко узнаваемый, использующий стандартный стереотип о «не бывает дыма без огня» и «с..чка не захочет».

Минимум поддержки, полное отсутствие сочувствия, бывший кавалер «будет держать ее в ежовых рукавицах» и… в следующий раз другая девушка будет слишком много думать. И, в конце концов, решит, что обращаться в милицию и придавать делу огласку – себе дороже. Ославят не только на весь город, на всю страну.

Казалось бы, сколько уже писано на тему осторожного освещения подобных преступлений в медиа, бережного подхода к подаче такого рода новостей, но кто же читает все эти рекомендации, решебники и прочие скучные прописные истины.

Журналисту удалось поговорить с друзьями друзей, записать кучу подробностей с третьих рук и уж очень хотелось поскорее «тиснуть новость в печать». А редакторы, по всей видимости, куда более озабочены кликами, которые, как и деньги, не пахнут.

 

ПЕРЛЫ НА БТ, СТАВШИЕ ПОВОДОМ ДЛЯ НОВОСТЕЙ В иноСМИ

Гомофобные высказывания телеведущего Евгения Перлина во время трансляции первого полуфинала песенного конкурса «Евровидение»  вызвали негодование в социальных сетях и стали поводом для новости на сайте ВВС.

Перлин не в первый раз выступает комментатором «Евровидения», и нередко допускал ляпы во время прямого эфира. Чаще всего это касалось образов певцов, выходящих на сцену. За это беларусского ведущего нередко критиковали пользователи социальных сетей. Однако в этот раз Евгению удалось превзойти себя.

Во время того, как по залу конкурса двигалась так называемая «камера поцелев», в ее объектив попала пара целующихся мужчин. Беларусский ведущий отреагировал: «О боже... Может, лучше пока не смотреть! Надеюсь, сейчас камера найдет по-настоящему классные пары».

Когда камера перешла к мужчине и женщине, он с облегчением добавил: «Хорошо, пока все хорошо!».

Во время выступления Даны Интернешнл Евгений Перлин произнес: «Дана поет, что у любви нет религии, нет границ, нет расовых или каких-либо других ограничений. Но все же ценности должны оставаться ценностями».

Высказывания ведущего не остались незамеченными. Многие беларусские пользователи социальных сетей посчитали такое поведение представителя государственного медиа неприемлемым.

Были среди них и коллеги Перлина. Так известный беларусский музыкальный журналист и телевизионный ведущий Иван Подрез в своем аккаунте в ФБ процитировал слова рок-музыканта Курта Кобейна: «Если вы ненавидите геев, людей с другим цветом кожи или женщин, пожалуйста, сделайте нам одолжение — отвяжитесь от нас. Не приходите на наши концерты и не покупайте наши пластинки».

Впрочем, позже Подрез удалил свой пост, написав следующее: «Cнёс предыдущий пост про толерантность с цитатой Кобейна, потому что пост про толерантность вызвал шквал переходов на личности, океан мизантропии и бездну гомофобии. Эх, земляки!»

Известный беларусский журналист, редактор, блогер и медиаэксперт Денис Блищ, в свою очередь, посчитал высказывания Евгения Перлина в прямом эфире вполне допустимыми: «Перлин имеет полное право высмеивать все, что считает нужным, хоть голубых, хоть каких. Это не гомофобия, чуваки, это вы нахватались по вершкам всякой чепухи и теперь с серьезными лицами рассуждаете о том, что прочли в иностранной прессе. Коротко: голубые имеют право целоваться где угодно и как угодно, на камеру, без камеры, в загсе и церкви. Любой человек имеет право это не одобрять.Как только одному можно, а другом нельзя, то это уже не точка зрения, а личные хотелки».

И такие аргументы о праве использовать язык вражды и дискриминации как неотъемлемой части свободы слова и свободы выражения мнения, как уже отмечалось выше, – не редкость.

В целом их придерживается большинство комментаторов под постом Блища, с одной оговоркой: «Что позволено Юпитеру, не позволено быку». Точнее, что позволено гражданину, не может быть позволено журналисту центрального телевидения, который в данном контексте еще и представлял свою страну в не меньшей степени чем певица ZENA.

В идеале же такие дискриминационные высказывания и суждения не должны быть приемлемыми ни на телевидении, ни в больнице, ни в школе, не остановке общественного транспорта. Но до идеала нам еще учить и учиться.

Тем более, что как показывает следующий кейс, толерантность беларусов осталась только на страницах учебников и в художественной литературе.

 

(БЕЗ)ДЕТНАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ

Детей в современном беларусском обществе приравняли к вредным привычкам и таким же вредным домашним животным. Вы ведь заметили это? Случилось это не вчера, и не неделю назад. И пост известной художницы и блогерши Ники Сандрос в очередной раз подсветил эту проблему, констатировал тот факт, что иметь детей в Беларуси – значит быть ограниченным в самом широком смысле этого слова.

Сандрос написала в социальных сетях провокативный пост о кормлении мланденцев в общественных местах и получила немалую поддержку интернавтов, отмечающих, что эта привычка некоторых (надо сказать довольно смелых) беларусок, в буквально смысле портит им жизнь и аппетит.

Пост породил немало записей по мотивам как «за» так и «против» позиции топикстартера. Кормление грудью нередко сравнивали с демонстративным мочеиспускание и демонстрацией половых органов в темных уголках парков.

Кормящим матерям советовали не выходить без надобности из дома, кормить в туалетах кафе, прятаться в подворотнях и не отсвечивать.

В глазах многих, и это не секрет, детные родители (в первую очередь материа) должны быть максимально ограниченным в передвижении, в общении, в возможностях. Многие наверняка замечали, что снять квартиру гораздо проще парам без детей. В объявлениях обычно так и пишут: «Бех животных, вредных привычек, детей». Детному априори придется сложнее, ему сразу нужно оправдываться, заискивать, обещать. Детным – накинут оплату, будут смотреть строго и осуждающе: «Ваш ребенок нам обои разрисует».

Хочешь не выпадать из жизни, выходить из дома, встречаться подругами, продумай пути к отступлению. Твой ребенок должен быть тих, сыт, сух и, желательно, спать мертвецким сном. Иначе ты рискуешь нарваться на гнев. Посторонних и даже собственных подруг.

Не вздумай, слышишь, никогда не вздумай кормить своего младенца в общественных местах. А если уж решилась, то ты должна либо мимикрировать под внешний антураж, либо излучать секс, выглядеть как богиня. Не вываливать свою грудь, а изящно ее доставать.

Упаси боже, иметь большой размер, темные ореолы вокруг сосков и синие прожилки под кожей. От этого всего случайного прохожего может стошнить, у него испортится аппетит, он получит серьезную душевную травму и, наверное, навсегда откажется от секса.

И да, все это – тоже пример языка вражды. Не такого жесткого как гомофобия, например, но все-таки разжигающего костер, в котором «они» должны сгореть, а мы… подкинем праведных дровишек и пойдем по своим делам, в котором с нами наверняка не случится ничего из вышеперечисленного. Наш ребенок всегда будет сыт, вырастет с традиционной ориентацией и никогда не окажется в гостях у насильников, потому что всегда будет думать… Или нет?..

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: