Вы здесь

Что не так с новостями о деле Кевина Спейси

В фокусе

Среди научных исследований бывают нак называемые cherry picking работы – исследования, данные для которых подбираются таким образом, чтобы получился желаемый результат. Как дети в школе на уроке математики подбирают способ решения задачи под готовый ответ, так и учёные порой подбирают базу под нужный вывод.

Такие исследования жёстко критикуются, потому что они не способствуют поиску истины и дают имитацию научного обоснования различных мифов (часто совершенно небезобидных). Но в то же время заинтересованные лица и организации используют данные как раз таких исследований, чтобы их позиция выглядела более солидной.

Избирательная подача информации встречается не только в научных исследованиях. Помимо прочего, это серьёзная проблема в журналистике: рассказывая о каком-то событии только те факты, которые подходят под нашу картину мира, мы можем серьёзно манипулировать общественным мнением.

Яркий пример такого избирательного подхода – это то, как в медиа подаётся информация о деле Кевина Спейси. Совсем недавно новостные ленты были заполнены однотипными новостными заметками о том, что с актёра сняли обвинения в сексуальных домогательствах.

Формально журналистки и журналисты не лгали, но большинство изданий подало информацию таким образом, чтобы у читательниц и читателей сложилось впечатление, будто это было единственное обвинение в адрес Спейси, и будто больше вопросов к нему ни у кого нет.

Kyky.org, например, ставит двусмысленный заголовок «С актера Кевина Спейси сняли все обвинения о сексуальном насилии», которым фактически вводит нас в заблуждение, хоть формально пишет правду. Суд и правда снял со Спейси обвинения, но мужчины, которые заявили, что актёр их домогался, не отказались от своих слов. Они не перестали его обвинять, не «сняли с него обвинения».

А вот сам текст новости на КУКУ гораздо более корректный, чем у большинства изданий: в нём указана причина, по которой другие дела против Спейси не дошли до суда. И причина эта – не отсутствие доказательств как таковых, а срок давности. То есть правоохранительные органы не говорят, что в делах нет доказательств вины Спейси, они просто заявляют, что это «дела давно минувших дней», так что даже не будут пытаться разбираться.

В большинстве случаев эту деталь – что дела не дошли до суда из-за срока давности – опускают. Одни вообще не пишут о многочисленных обвинениях, а другие их упоминают, но очень специфически.

Вот, например, цитата UDF.by (со ссылкой на Meduza.io и cnn.com): «В домогательствах и насилии Спейси обвинили в общей сложности больше 30 мужчин, но только одно дело дошло до суда. Несмотря на это, карьера актера была фактически разрушена: его сняли с главной роли в сериале Карточный домик, вырезали из фильма Все деньги мира и лишили премии Эмми».

В этом тексте нет лжи, но он и не отображает полную картину. Если не знать всей ситуации, то можно подумать, что 29 случаев из 30 – это просто оговор, который вскрылся при расследовании. Но по делам с истёкшим сроком давности и расследования как такового не было.

Такая избирательная подача информации привела к тому, что в соцсетях началась новая волна агрессии против людей, заявляющих о том, что они пережили сексуальное насилие или что к ним сексуально домогались.

Любовь к актёру, помноженная на избирательность подачи информации и культуру насилия, в которой мы все живём, приводит к печальному результату.

Дело ведь действительно не в том, что было или не было доказано в суде. Судебные разбирательства и общественная реакция на событие – это множества, которые изредка хаотично пересекаются. На реакцию общества влияют совершенно другие вещи: общий образ человека, обвиняемого в насилии, и образ человека, который обвиняет. И огромную роль в формировании этого образа играют СМИ, которые подают информацию тем или иным образом.

В конце концов, когда за сексуальное насилие над детьми судили Вячеслава Давыдовича, мягкий приговор не стал для общественности поводом сомневаться, что в реальности там были тысячи пострадавших.

Возможно, дело всё же в том, что Давыдович – бывший сотрудник Администрации президента, а не известный актёр, и никому изначально не приходило в головуего жалеть и выгораживать? Медиа, снова же, не пытались вылепить ему образ страдальца...

Наста Захаревич специально для Mediakritika.by

 

 

Оценить материал:
1
Средняя: 1 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: