Вы здесь

Климатические изменения: расследование истории века

На первый взгляд, изменение климата может показаться не самым очевидным предметом интереса для журналистов-расследователей. Научные данные, лежащие в основе нашей интерпретации понятия глобального потепления, сложны для понимания. 

Поэтому мы часто полагаемся на мнение различных экспертов, рассказывающих нам, к примеру, в какой степени оно усугубляет последствия наводнений, засух, ураганов, аномальной жары, эпидемий и проблем со здоровьем, эрозию побережья, исчезновение видов и другие неблагоприятные явления.

На самом деле речь идет о том, что может стать наиважнейшей темой 21-го столетия. Как и в случае с большинством экологических проблем, некоторые люди – обычно малообеспеченные и маргинализированные группы, а также женщины, молодежь и коренные народы – как правило, больше других подвержены влиянию изменений климата и в меньшей степени способны адаптироваться к ним.

И хотя все мы так или иначе ответственны за выбросы парниковых газов, вызывающих такие изменения, очевидно, что некоторые из нас, в частности, богатые потребители, предприятия топливно-энергетической и тяжелой промышленности, а также транспортные и  лесозаготовительные компании, выбрасывают значительно больше вредных веществ в атмосферу и при этом получают гораздо большую выгоду от деятельности, приводящей к загрязнению.

Говоря об экологических проблемах, мы отслеживаем не только деньги, но также источники загрязнения, кому оно выгодно и кто от него страдает.

Это означает, что климатические изменения представляют собой не только экологическую проблему, но вопрос экономической и социальной справедливости, превращающий их изучение в благодатную почву для проведения журналистских расследований. Когда речь заходит об экологии, мы не просто отслеживаем деньги, но и устанавливаем источники загрязнения, а также определяем, кому оно выгодно и кто от него страдает.

Скажу больше, поскольку в последние десятилетия проблема изменения климата из размытой экологической теории превратилась в подтвержденное глобальное явление, ныне затрагивающее практически все аспекты жизнедеятельности нашего общества — экономику, безопасность, здоровье, благосостояние, запасы продовольствия и, да, нашу политику — она стала еще привлекательней для проведения расследований.

Именно поэтому хочу предложить десять многообещающих направлений для журналистских расследований (некоторые из которых очевидно пересекаются друг с другом или расширяются на многие подтемы), дающих возможность накопать материалы, которые, по мнению редактора The New York Times, могут стать «эпохальными». Даже если некоторые из этих проблем и были освещены на локальном уровне, тем не менее, во многих странах или регионах мира им на них вообще не обращали внимание.

 

Топливно-энергетическая промышленность

Являясь основным источником выбросов парниковых газов, угольная, нефтяная и газовая отрасли являются наиболее очевидной целью для проведения расследований. Было проведено несколько развернутых расследований деятельности крупнейших корпораций, таких как Exxon, в результате чего InsideClimate News стали финалистом конкурса на Пулитцеровскую премию. Но есть много других компаний, в том числе некоторые из крупнейших в мире, деятельность которых не была так тщательно изучена. В частности, это некоторые государственные нефтяные компании, такие как Saudi Aramco, Sinopec, China National Petroleum и Kuwait Petroleum, а также другие гигантские фирмы, такие как Лукойл, Total и Eni, которые являются частными или котировочными, но в реальности действуют на таком же уровне.

Каталог нефте- и газодобывающих компаний всего мира от Natural Resource Governance Institute содержит информацию о производстве, доходах и производительности 71 Национальной нефтяной компании (примечание редактора).

Было бы полезно узнать, лоббируют ли эти компании или, точнее, торговые ассоциации, к которым они принадлежат, принятие благоприятных для своего бизнеса законов, субсидий и нормативных положений; осуществляют ли финансирование политиков, оказывающих им содействие; распространяют ли недостоверную информацию; препятствуют ли законодательству по минимизации  климатических изменений; поддерживают ли группы климатических скептиков; и игнорируют ли выводы своих собственных экспертов.

Эти компании также интересно расследовать на предмет раздувания так называемого «углеродного пузыря». Имеется в виду завышение их рыночной стоимости. Этот пузырь может лопнуть и спровоцировать новый финансовый кризис. Такие компании часто в значительной степени оцениваются на основе  заявленных запасов ископаемого топлива, но ученые говорят нам, что значительная часть этих запасов должна остаться в земле во избежание катастрофических изменений климата, потенциально превращая некоторые из запасов в «незадействованные активы». Существует также риск того, что некоторые из этих фирм в конечном итоге могут быть привлечены к ответственности за глобальное потепление, вызываемое их продуктами, так же как Генеральное соглашение об урегулировании с крупными табачными фирмами США потребовало от них выплату огромных штрафов.

Для получения дополнительной информации на эту тему см. Справочное руководство GIJN по добывающим отраслям.

Как правило, наибольшее внимание средств массовой информации привлекают угольные компании — по понятным причинам, поскольку уголь считается наиболее загрязняющим видом ископаемого топлива. Нефтепроводы и операции по разведке месторождений также подвергаются тщательному анализу из-за экологических рисков, таких как взрывы, утечки и загрязнение водных ресурсов.

С другой стороны, компаниям, занимающимся добычей природного газа, обычно уделяется меньше внимания, отчасти потому, что сжигание газа считается процессом с меньшей интенсивностью выбросов парниковых газов, что позволяет отрасли утверждать, будто бы его следует воспринимать как «промежуточное топливо» на пути к возобновляемым источникам энергии. Но в газовой отрасли есть что расследовать.

Хотя метан, основной источник выбросов парниковых газов в составе природного газа, не сохраняется в атмосфере столь же долго, сколь углекислый газ, он в четыре раза мощнее как греющий агент. И, хотя недавно стало известно, что производители природного газа выбрасывают в атмосферу гораздо больше метана, чем считалось ранее, многие из них сопротивляются принятию нормативных актов, направленных на предотвращение таких утечек. Это может быть важным фактором в любой стране, где бы вы ни проводили расследование.

 

Другие загрязняющие отрасли

Хотя сжигание ископаемого топлива по праву считается основным виновником климатических изменений, есть много других отраслей, которым следует уделить более пристальное внимание. Предприимчивые журналисты могут создать хорошие материалы на основании изучения цепи поставок в практически любой отрасли, выясняя, какие процессы связаны с наибольшим выбросом парниковых газов, но вот несколько отраслей, которые особенно интересны в этом контексте:

 

Сельское хозяйство, животноводство и лесозаготовительная промышленность

На долю сельского, лесного хозяйства и землепользования приходится приблизительно от четверти до одной пятой всех глобальных выбросов, вызывающих изменение климата, но этим отраслям уделяется значительно меньше внимания. Промышленное сельское хозяйство существенно зависит от ископаемого топлива. Например, было продемонстрировано, что производство синтетических удобрений сопряжено со значительными выбросами парниковых газов, возникающих при сжигании огромных объемов природного газа с последующим выделением большего количества теплоулавливающих газов из микрофлоры почвы.

Ведь существуют экологически безопасные методы ведения сельского хозяйства, и журналистам следовало бы поинтересоваться, почему они не получили более широкого распространения, особенно в связи с тем, что глобальное потепление может оказать серьезное влияние на земледелие и продовольственную безопасность.

Существуют экологически безопасные методы ведения сельского хозяйства, и задача журналистских расследований состоит в том, чтобы выяснить, почему они не получили более широкого применения.

Вопрос о влиянии животноводства на глобальные климатические изменения часто вызывает смех, в основном потому, что само предположение о том, что кишечные газы коров могут способствовать возникновению кризисных явлений планетарного масштаба, достаточно забавно. Тем не менее, на молочную и мясную промышленность приходится около 8,5% антропогенных выбросов (и на самом деле, согласно сообщению NASA, отрыжка коров является более серьезной проблемой, чем вышеупомянутые газы).

Кроме того, большое количество тропических лесов, которые выполняют роль жизненно важных «поглотителей углерода», то есть, мест, в которых углерод оседает, а не выбрасывается в атмосферу, а также, критически важной среды обитания для разнообразной биосферы, вырубается, чтобы освободить место для разведения крупного рогатого скота и соевых ферм (а именно, в бассейне Амазонки) и плантаций по производству пальмового масла (особенно в Юго-Восточной Азии).

Вот один из наиболее частых вопросов, адресуемых журналистам по поводу климатических изменений: «Что может изменить отдельно взятый человек?» Репортеры могут ответить, выяснив, откуда берется еда на нашем столе, как ее производят и перевозят, и как это способствует выбросам парниковых газов.

 

Транспортные перевозки

Решение другой имеющей отношение к климатическим изменениям проблемы, где отдельные члены общества могут изменить ситуацию — в том, какой транспорт использовать. Уже общеизвестно, что воздушные перевозки и использование личных автомобилей являются важной причиной изменения климата. Но есть аспекты транспортной проблемы, которым уделяется гораздо меньше внимания: общее воздействие авиации и судоходства на изменение климата и, например, меры по регулированию этих отраслей, или тот факт, что жилищная политика является частью климатической политики, поскольку напрямую связана с  транспортным обеспечением.

 

Производство цемента и тяжелая промышленность

Действительно, журналистам достаточно чуть глубже заняться изучением многих отраслей, чтобы обнаружить их удивительное влияние на изменение климата. Например, мало кто в курсе, что цементная промышленность генерирует около 8% антропогенных выбросов парниковых газов.

Будь это страной, а не отраслью, она была бы третьим по величине источником выбросов в мире. А как насчет других видов промышленности – сталелитейной, химической, связанной с кондиционированием воздуха или производством хладагентов?

 

Строительство и инфраструктура

Строительная промышленность заслуживает особого упоминания здесь не только потому, что она использует много бетона, или потому, что жилищная политика оказывает такое серьезное влияние на транспортную логистику (и, следовательно, на выбросы), но и потому, что представители застройщиков и разработчиков инфраструктуры имеют огромное влияние на экологическую политику, и даже на то, как правительства информируют население о проблемах, связанных с климатическими изменениями.

Роль интересов застройщиков в замалчивании проблемы климатических изменений освещена в меньшей степени, чем влияние ископаемой промышленности. Однако нет никаких сомнений в том, что в таких штатах, как Северная КаролинаФлорида и других, именно они поддерживают неконструктивную политику, включающую в себя, в том числе, преднамеренное игнорирование научных рекомендаций, связанных с изменениями климата, при разработке программ прибрежной застройки.

Журналистам следует уделить особенное внимание строительству в прибрежных и затопляемых районах,  где застройщики  могут создать и продать инфраструктуру, которая в конечном итоге будет затоплена.

Журналистам следует уделить особенное внимание застройке в прибрежных и подверженных наводнениям районах, где застройщики – не только в сфере недвижимости, но и строители дорог, мостов, волноломов и т. д. – могут испытывать соблазн создать и продать инфраструктуру, которая, как они знают, в конечном итоге будет затоплена.

Подобно тому, как пузырь может образоваться в результате переоценки компаний, работающих на ископаемом топливе, стоимость прибрежной недвижимости может резко упасть, если домовладельцы поймут, что не могут адекватно защитить или застраховать свои дома. А если копнуть глубже, предприимчивому репортеру не помешает пообщаться с региональными планировщиками, которые сталкиваются с мучительным вопросом: как определить, какую степень повышения уровня моря или уровень риска возникновения стихийных бедствий включить в свою методику зонирования?

 

Государственное регулирование и субсидии

Это приводит нас в государственный сектор, который играет ключевую роль для определении степени, в которой все мы, включая частные компании, решаем проблему изменения климата. Большинство журналистов-расследователей уже должны держать нос по ветру в поисках способов влияния на государственную политику со стороны, например, компаний, представляющих топливно-энергетический комплекс.

Но они могут не знать обо всех подковерных методах, с помощью которых лоббирование их корпоративных интересов влияет на климатические изменения, например, через принятие ограничений на развитие возобновляемой энергии или смягчение правил безопасности и регулирования других форм загрязнения с целью удешевления производства ископаемого топлива.

Одной из областей, которой обычно не уделяется достаточного внимания, является то, как правительство субсидирует отрасли, особенно топливно-энергетическую промышленность, вызывающие загрязнение парниковыми газами. По крайней мере, одно расследование оценивает такие глобальные субсидии в более чем 5 триллионов долларов в год, и это не учитывая поддержку других загрязняющих отраслей, таких как разведение крупного рогатого скота. Часто предоставление таких субсидий наносит ущерб и косвенным образом.

Например, правительства имеют обыкновение поддерживать свои рыболовецкие флоты, обеспечивая их дешевым топливом, что в свою очередь негативно сказывается на качестве рыбных ресурсов. Возникает вопрос: государство пытается предотвратить изменение климата или фактически усугубляет его?

 

Иностранная помощь, инвестиции и экспортные кредиты

Журналисты должны отслеживать не только ситуацию в их собственных странах, но также и внешнюю деятельность своих правительств. Например, в Соединенных Штатах, даже несмотря на закрытие угольных электростанций, экспорт угля в последние годы рос быстрыми темпами. Точно так же Китай планирует сократить внутреннее использование угля, однако китайские интересы распространяются на более чем 200 угледобывающих проектов по всему миру.

Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) установила правила для защиты от предоставления экспортных кредитов из богатых стран на строительство угольных электростанций, но есть причины предполагать, что они не соблюдаются. Аналогичным образом, необходимо осуществлять контроль над выполнением  банками своих обещаний следовать духу и букве Парижского соглашения и не поддерживать загрязняющие отрасли.

 

Незаконное загрязнение и сфабрикованная отчетность

Даже когда государство в состоянии установить приемлемые правила, это еще не является гарантией их реализации и мониторинга их соблюдения. Большинство парниковых газов невидимы и не имеют запаха, поэтому у загрязнителей возникает соблазн скрыть свои выбросы или предоставить ложную информацию. В последние годы, например, мы узнали, что некоторые из наиболее авторитетных автомобильных компаний мира, когда они не лоббируют смягченные стандарты топливной эффективностиустанавливают в свои автомобили программное обеспечение, предназначенное для сокрытия данных о реальном загрязнении окружающей среды.

Вопрос о том, кто «ведет учет» парниковых газов, актуален в любой стране, заявляющей о прогрессе в сокращении выбросов.

Также недавно поступили тревожные сообщения о манипуляциях с данными о выбросах озоноразрушающих веществ, при этом подозрения падают на Китай. Мы можем лишь представить себе, сколько возникнет подобных скандалов, если когда-либо этот мир станет действительно серьезно относиться к ограничению загрязнения парниковыми газами. Правила проведения измерений, отчетности и проверки (MRV) являются предметом интенсивных обсуждений и споров на переговорах по климатическому договору ООН. Вопрос о том, «кто ведет учет» выбросов парниковых газов, актуален в любой стране, заявляющей о прогрессе в их сокращении.

 

Углеродные кредиты и выплата компенсаций

Контроль за выбросами парниковых газов так же важен, как и учет компенсаций, выплачиваемых за внедрение мер противодействия этим выбросам. Такие компенсации, также известные как углеродные кредиты, позволяют загрязнителям компенсировать свои собственные выбросы путем поддержки проектов по сокращению выбросов или хранению углерода в других местах. Поскольку атмосфера является общим достоянием, логика, лежащая в основе этой схемы, кажется безупречной, однако критики утверждают, что она по своей сути несправедлива и позволяет богатым компаниям еще больше загрязнять окружающую среду.

Некоторые такие проекты были саркастически названы «зеленым пиаром», в то время как другие, как говорят, оказывают лишь незначительное влияние или даже причиняют больший ущерб, чем приносят пользы. Встречаются и случаи откровенного мошенничества. Еще раз, вопрос: кто ведет учет “компенсаций”? Ответ варьируется от страны к стране, но понимание того, какой государственный орган или частное агентство отвечает за управление углеродными кредитами или выплату компенсаций, часто является первым шагом к определению их легитимности.

 

Неожиданные или недооцененные последствия

Сообщать о последствиях климатических изменений может быть достаточно сложно, поскольку увязать изменение климата, например, с конкретными погодными явлениями не всегда представляется возможным. Даже в случаях, когда связь очевидна — а наука определения такой связи развивается семимильными шагами — в большинстве случаев мы можем лишь констатировать, что конкретное событие было усугублено глобальным потеплением, а не вызвано им.

В целом, средства массовой информации в течение многих лет вполне справлялись с освещением последствий изменения климата, и даже начали сообщать о вторичных или «косвенных» последствиях, таких как вызванная климатическими изменениями миграция и ресурсный голод, спровоцировавшие конфликт на Ближнем Востоке и в районе Африканского Рога.

Последствия таких изменений следует изучить и в других регионах мира, таких как Центральная Америка. И все же есть некоторые сферы, которые, по-видимому, недооценены и заслуживают дальнейшего исследования — например, повышение кислотности океанских вод или воздействие изменения климата на здоровье населения. При этом также наблюдались случаи, когда влияние климатических изменений было преувеличено.

Демонстрируя приверженность  принципам научной достоверности, вы укрепляете свой авторитет в качестве журналиста и источника научно обоснованной информации.

Журналисту следует расследовать многие факторы, включая, помимо прочего, изменения климата, которые могут привести к катастрофическим погодным явлениям. Например, условия, в результате которых в последние годы возникли лесные пожары, разразившиеся в Калифорнии, безусловно, усугубились в результате изменения климата, но они также связаны с практикой лесопользования и схемами инфраструктурного развития, подразумевавшими расширение строительства жилых домов в глубине леса. Источниками экспертизы могут быть ученые, которые исследуют такие явления, а также другие специалисты — такие как представители страховых компаний, отслеживающие случаи, связанные с такими событиями.

Следует быть готовым к неожиданным сюрпризам. Так, некоторых людей, живущих вдали от побережья, удивит, что на них также повлияет повышение уровня моря, поскольку оно влечет за собой подъем уровня грунтовых вод под их земельными участками, что в свою очередь может привести к еще большему риску затопления. Кроме того, в последние годы было высказано предположение о том, что климатические изменения привели к ослаблению воздушных потоков в атмосфере, таким образом, возможно, открыв полярным циклонам путь на юг, хоть полной уверенности в этом пока что нет.

Все это приводит нас к пониманию фундаментального принципа, который необходимо учитывать при создании материалов об изменении климата. В соответствии с научным методом, результаты исследований воздействия климатических изменений всегда представлены в пределах возможного и вероятного.

Такой подход может пошатнуть вашу уверенность в справедливости своих предположений, но на самом деле только повысит доверие аудитории к вам. Демонстрируя приверженность научному методу и принципам научной достоверности, вы укрепляете свой авторитет в качестве журналиста и источника научно обоснованной информации.

 

Группы активистов и их сторонники

Этот список был бы неполным без упоминания о необходимости расследования деятельности активистов, работающих с климатическими проблемами, их целей и источников финансирования. Основное внимание обычно уделяется группам климатических скептиков. В США они представлены множеством спонсируемых промышленными кругами общественных организаций, целью которых является искажение результатов научных исследований, связанных с охраной окружающей среды и общественным здоровьем. Наиболее одиозные финансируются табачной промышленностью. Им помогли относительно новые правила, облегчающие использование «темных денег» для поддержки деятельности некоммерческих объединений граждан.

А как насчет групп активистов с другой стороны баррикад, которые призывают к более активным действиям по борьбе с деятельностью, приводящей к изменениям климата? От них журналисты точно так же должны требовать прозрачности и сообщать об источниках их финансирования.

Одно из основных отличий заключается в том, что группы климатических активистов, обычно имеют поддержку научных кругов: 97% ученых-климатологов подтверждают, что изменение климата является реальным и вызвано деятельностью человека, а заявления Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) ясно дают понять, что проблема становится все более актуальной.

А как насчет ученых? Климатические скептики, политики и некоторые эксперты в области СМИ начали утверждать, что мнение научных кругов также далеко от объективного, поскольку они получают финансирование для проведения исследований по изменению климата. Было несколько попыток подвергнуть сомнению их деятельность.

В этой связи наиболее печально известным стал факт взлома и обнародования содержимого электронной переписки некоторых климатологов, имевший место в 2009 году. Но в конечном итоге было доказано, что смысл сообщений ни в коей мере не выходит за рамки обычной научной дискуссии. На самом деле, те самые вопросы, которые они задавали друг другу, как раз и представляют собой суть научного метода — процесса, о котором неоднократно вспоминали те, кто заинтересован в расшатывании основ климатологии. (С другой стороны, виновники взлома так и не были найдены.)

В более широком смысле, процесс коллегиального обсуждения обычно считается эффективным фильтром, который помогает нам достичь научной истины в нашем понимании. Даже если случаются ошибки, как, например, предположение в докладе МГЭИК о том, что к 2035 году ледники Гималаев могут растаять, они в конечном итоге подвергаются конструктивной критике и исправляются.

Например, в последние годы промелькнуло заявление, что глобальное потепление «взяло паузу», в том смысле, что тенденции потепления замедлились или прекратились в течение нескольких лет. Однако в конечном итоге выяснилось, что это был просто статистический мираж, возникший на основе недостаточной выборки данных за короткий промежуток времени. Тем больше у журналистов есть повод внимательно следить за последними научными открытиями и поддерживать связь с авторитетными представителями научных кругов.

 

Мониторинг решений

В целом реакция людей на проблемы, связанные с изменением климата, до сих пор достаточно сдержанна. Но, если мы хотим избежать самых катастрофических последствий, она должна стать более адекватной, а это означает, что журналистам также необходимо расследовать решения, предлагаемые для предотвращения последствий и адаптации к климатическим изменениям.

Проекты, связанные с возобновляемыми источниками энергии, такими как солнечная, ветровая и геотермальная, становятся все дешевле и популярнее, но, как и любые другие инфраструктурные проекты, они могут сопровождаться коррупцией и злоупотреблениями.

Между тем, вопрос использования некоторых из более традиционных видов альтернативной энергии, в частности крупных гидроэнергетических проектов и атомных электростанций, содержит в себе некоторые внутренние противоречия, разрешение которых может фактически противопоставить местные экологические интересы намерениям сторонников глобальных климатических решений.

Если говорить исключительно с точки зрения углеродного следа, водохранилища, находящиеся за плотинами, могут выделять большое количество метана вследствие разложения растительности под поверхностью воды. Кроме того, как и в случае с другими типами инфраструктурных проектов, строительство и обслуживание этих объектов требует использования значительных объемов ископаемого топлива. Как ни крути, а для того, чтобы судить о воздействии какой-либо деятельности на климат, необходимо провести полный анализ жизненного цикла проекта.

Некоторые из других предлагаемых решений также должны быть тщательно изучены:

Биотопливо

Развитие производства топлива на основе биоорганизмов и, следовательно, теоретически потребляющего столько же углерода, сколько и выделяющего, когда-то всерьез рассматривалось как наиболее многообещающая альтернатива ископаемому топливу. Однако мечты и реальность разошлись по нескольким причинам.

Большинство инициатив в области разработки биотоплива требуют значительного количества земли и пресной воды, то есть ресурсов, которых все больше и больше не хватает, что может в свою очередь привести к росту проблем продовольственной безопасности; кроме того, разработка биотоплива часто является более дорогостоящей по сравнению с плотностью производимой с его помощью энергии.

Это привело к тому, что некоторые критики считают, что разработка биотоплива – это пустая трата времени и средств, скорее субсидия для фермеров, чем способ предотвращения климатических изменений.

Биотопливо, произведенное из органических отходов (также называемое «биогазом»), в целом считается источником чистой энергии. И все еще теплится надежда, что оно может стать более эффективным решением в будущем, например, при использовании технологий его получения из пищевых отходовцеллюлозы или водорослей, для чего может потребоваться меньшее количество земельных и водных ресурсов.

Кроме того, на этой основе может создаваться авиационное топливо, для которого на данный момент мало альтернатив. Но, как и в случае со всеми остальными предлагаемыми решениями, журналистам предстоит выяснить степень соответствия желаемого и действительного.

Снижение содержания углерода, улавливание и хранение

Увеличение способности хранить углерод может стать важной составляющей наших усилий по предотвращению изменения климата. До сих пор это в основном делалось с помощью попыток вырастить деревья и защитить леса — иногда с помощью компенсационных программ, таких как сокращение выбросов, обусловленных обезлесением и деградацией лесов (REDD+). Такие проекты могут внести существенный вклад в сохранение лесов и восстановление выродившихся земель. С другой стороны, они иногда вступают в противоречие с интересами людей, живущих в лесах, и их связь с усилиями по компенсации выбросов углерода, будучи не всегда ясна, создает напряженность, которая открывает широкие возможности для проведения журналистских расследований.

Существуют и другие инициативы, направленные на удаление углерода из выбросов или из атмосферы, а затем его хранение или повторное использование. Многие из них поддерживаются или продвигаются компаниями, работающими на ископаемом топливе, которые особенно заинтересованы в улавливании и хранении углерода (CCS). Это процесс, который включает в себя улавливание углерода, выбрасываемого в процессе сжигания угля или другого ископаемого топлива, и его хранение, как правило, путем направления его в подземные хранилища для предотвращения его выброса в атмосферу. Такие обещания были ключевыми пунктами заявлений промышленников о производстве «более чистой» энергии.

Триллионы долларов, вероятно, будут выделены на адаптацию к изменению климата — от строительства морских дамб до восстановления болот — и вряд ли все эти деньги будут потрачены ответственно и эффективно.

Но, несмотря на все обещания, CCS до сих пор считается сомнительным показательным проектом, прежде всего потому, что он должен выполняться в огромных масштабах, при этом представляя собой достаточно дорогостоящий процесс. Другие инженерные усилия, направленные на удаление углерода из атмосферы, пока также находятся в основном на экспериментальной стадии. По сути, здесь возникает та же проблема, что и с инициативами в области возобновляемых источников энергии — выяснить, кто же будет за них платить, в то время как стоимость углерода остается низкой или нулевой.

Тем не менее, нам, вероятно, придется в конечном итоге до определенной степени полагаться на улавливание и хранение углерода. Мы уже потратили столько времени, пытаясь уменьшить выбросы углерода, что мир, вероятно, выйдет за рамки, оговоренные Парижским соглашением, направленным на предотвращение катастрофического изменения климата, а это значит, что нам вполне могут понадобиться технологии «отрицательных выбросов», которые способствуют снижению содержания углерода в атмосфере. Как и в случае с биотопливом, журналистам следует держать руку на пульсе событий.

 

Адаптация

Перед человечеством стоит огромная задача по адаптации и реагированию на изменение климата, и ее масштабы могут показаться пугающими. Необходим глубокий анализ всех адаптивных возможностей и освещение его результатов в средствах массовой информации в объеме не меньшем, чем эта статья. Однако существует несколько ключевых вопросов, требующих особого внимания.

Адаптивные возможности в значительной степени зависят от запасов пресной воды. Имеется в виду ее наличие или дефицит, роль, которую она играет при ликвидации последствий наводнений, штормов и периодов засухи. Подготовка к более разрушительным погодным аномалиям и восстановлению после них также потребует пристального внимания.

Скорее всего, триллионы долларов будут выделены на адаптацию к изменению климата — от строительства морских дамб до восстановления песчаных болот — и вряд ли все эти деньги будут потрачены ответственно и эффективно. Журналисты должны будут внимательно следить за этим, а также за тем, стоят ли политики и технологи перед выбором, выстраивать «жесткую» оборону или «мягкую», планировать ли повышение уровня моря на полметра или на полтора и более, и так далее.

Но даже эти проблемы могут померкнуть в  сравнении с потенциальными издержками массовой миграции населения, свидетелями которой мы, вероятно, станем. Только самые богатые регионы будут в состоянии оплатить свою безопасность. Наилучшим вариантом развития событий для людей, живущих в зонах риска, будет осуществление «управляемого отступления».

Но давайте посмотрим правде в глаза: большую часть времени оно не будет достаточно хорошо управляемым. Оно будет хаотичным и, вероятно, кровавым. Журналистам необходимо внимательно следить за тем, кто принимает решения по обеспечению безопасности местных сообществ и в чем они состоят.

 

Геоинженерия

Климатические изменения по своей сути представляют собой своего рода незапланированный геоинженерный эксперимент в огромных масштабах, и люди проводят несколько опытов сразу. Суд высшей инстанции решит, будем ли мы хорошими планетарными инженерами, но пока что доказательства не в нашу пользу.

Вполне возможно, что одна отдельно взятая страна, блок, корпорация или другое влиятельное образование однажды решит внедрить какую-то целенаправленную геоинженерную программу с целью обеспечения собственной безопасности перед лицом разрушительного влияния климатических изменений.

Наша работа как журналистов состоит в том, чтобы объяснять научные открытия и исследовать человеческие реакции — во многих других местах по всему миру — которые стали историей нашего времени.

Некоторые из наиболее обсуждаемых схем защиты включают распыление аэрозолей в атмосфере или размещение солнцезащитных штор в околоземном пространстве с целью некоторого уменьшения количества попадающих на земную поверхность солнечных лучей. Но есть опасения, что это может также привести к сокращению объемов сельскохозяйственного производства, и в то же время не решит проблему подкисления океанов.

В настоящее время мы даже не имеем возможность рассуждать о потенциальных путях выхода из сложившейся ситуации, поскольку у нас практически отсутствуют управленческие механизмы, необходимые для принятия глобальных решений по таким вопросам.

Если все это звучит как бред сумасшедшего, имейте в виду, что еще 20 лет назад в экологических кругах было фактически запрещено говорить об адаптивности, поскольку считалось, что такие разговоры лишь отвлекают от главной цели, а именно — предотвращения изменения климата.

Примерно в таком же положении сегодня находится и геоинженерия — это считается «моральным риском», но кто знает, к каким отчаянным мерам могут прибегнуть страны, если сбудутся некоторые из самых страшных прогнозов. Журналисты должны помнить об этом и отслеживать любые такие инициативы, которые теоретически могут быть разработаны втайне.

Как становится понятно из этого длинного, но далеко не исчерпывающего списка тем, которые предлагаются журналистам для проведения расследований, климатические изменения во всех своих проявлениях меняют все. Они затрагивают каждый участок нашей планеты, от океанского дна до верхних слоев атмосферы, а также все аспекты экономической и общественной деятельности человека.

Ученые, экономисты и представители профессий, напрямую связанных с природой, могут помочь рассказать о том, как именно мы меняем мир вокруг нас. Наша работа как журналистов состоит в том, чтобы объяснять научные открытия и исследовать человеческие реакции — во многих других местах по всему миру — которые превратили это в историю нашего времени.

Хотите получить больше советов по проведению журналистстских расследований? Заходите на страницу GIJN на русском.

 

Джеймс Фан, Earth Journalism Network

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: