ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

ЕЩЕ МАТЕРИАЛЫ ЭТОГО АВТОРА

Вы здесь

Гарбатагейт. Фейк или все-таки нет?

В фокусе

Неожиданной оказалась развязка «чайной истории», которую несколько дней подряд обсуждали не только социальные сети, но центральные беларусские и даже российские медиа.

Заказ «гарбаты» в центре Минска, который обернулся скандалом, стал поводом для обсуждения даже в Совете Федераций России. «Беларусские националисты» подняли голову и с этим срочно нужно что-то делать…

Впрочем, как оказалось, чайная история в центре Минска на самом деле выглядела совсем не такой, как ее представили участники тех событий.

 

Что случилось?

Минчанин Арамаис Миракян пишет в своем аккаунте в Фэйсбук пост о том, что 11 февраля с ним случился конфликт в одном из фирменных магазинов фабрики «Коммунарка». Молодой человек якобы сделал заказ на беларусском языке и попросил «гарбаты», однако продавец его не поняла, потребовала говорить на русском языке и пригрозила вызвать милицию.

В ответ минчанин потребовал книгу жалоб и предложений, но впоследствии конфликт был улажен.

История возмутила пользователей социальных сетей. Ее подхватили беларусские, а затем и российские медиа. Последние сделали в описании акцент на беларусский национализм.

Дело о «гарбате» обсуждали даже в Совете Федерации России.

Сенатор Игорь Морозов сказал газете «Взгляд», что национализм в Беларуси поднимает голову из-за влияния Украины и призвал беларусские власти на это отреагировать.

«Появление негативных процессов в отношении русского языка, пусть даже на бытовом уровне, это новое явление, мимо которого руководство Белоруссии не должно проходить. Его надо жестко контролировать властям, в том числе и на законодательном уровне», — отметил Игорь Морозов.

Миракян стал получать в свой адрес угрозы, о чем постоянно сообщал в интервью, последовавших за обсуждением в Совете Федерации.

Таких интервью Арамаис раздал немало. И везде звучало, что «гарбату» заказывал он и только он.

Через неделю после описываемых событий, впрочем, выяснилось, что главным героем той истории был вовсе не Миракян.

О том, что «гарбату» заказывал другой парень из компании Миракяна, заявили представители «Коммунарки», которые провели служебное расследование и проверили записи камер видеонаблюдений.

Миракян эту информацию опровергать не стал, отметив, впрочем, что сам повод для конфликта не выдумал, а лишь написал о случившемся в своем аккаунте, поскольку он более популярный.

Но это уже, похоже, не имело значения. Маленькая ложь породила недоверие ко всем остальным деталям истории. Она же поставила в очень неудобное положение беларусские медиа и беларусских журналистов, все эти дни описывающих первоначальную версию истории.

 

Почему это случилось с нами?

Оставим за скобками причины, побудившие исказить правду, самого героя (героев?) истории. И сосредоточимся на том, что сделали медиа.

Ответов  на вопрос, почему это с нами случилось, может быть несколько. И, скорей всего, сработали сразу ряд факторов. Во-первых, минчанин Арамаис Миракян – не простой горожанин, а выпускник журфака, артист «Свободного театра», знакомый многим журналистам и правозащитникам человек. Знакомый как «свой».

Во-вторых, история с «гарбатой» в принципе не то чтобы уникальная. Каждый беларусскоязычный человек в стране хоть раз, но сталкивался с непониманием того, что он просит со стороны сферы обслуживания, в поликлиниках, на заправках, на улице.

«Гарбата з цытрынаю» - давно стала символом плачевного положения государственного языка в Беларуси.  Так что не поверить в историю было сложно. Особенно тем, кто находится в оппозиции к власти и нередко получал от нее тычки за излишнюю любовь ко всему исконно беларусскому.

В-третьих, беларусское общество (не без помощи медиа) сейчас исключительно чувствительно к любым проявлениям нетолерантности ко всему беларусскому со стороны «понаехавших». «Подогретые»  намеками на возможную насильственную интеграцию с Россией (в том числе звучащими из уст главы государства), беларусы готовы поверить в то, что уже «началось». И «гарбата» - вполне может быть первой ласточкой.

Это стало еще более весомым аргументом после того, как вопрос с заказом в минском магазине подняли в Совете Федерации России.

Ну и, в конце концов, не для кого ни секрет, что качество журналистики в Беларуси оставляет желать лучшего. И для этого есть объективные причины, включая и систему подготовки молодых журналистов в вузах страны, и постоянное баррикадное мышление тех, кто работает в государственных и негосударственных медиа, форма собственности которых во-многом определяет сознание, самоидентификацию и взгляды на мир. И, конечно же, отсутствие развитого медиарынка, конкуренции между изданиями, которая могла бы подстегнуть борьбу разных медиа за аудитории, а значит, желание делать качественную журналистику.

Не последнюю роль, впрочем, в этой истории играют и сами аудитории. К сожалению, в который раз вынуждены констатировать, что отсутствие у беларусских зрителей, слушателей и читателей критического мышления и низкий уровень медиаграмотности, не играют на руку журналистам. И, в конце концов, расхолаживают медиа. Дают им возможность время от времени работать левой пяткой. В конце концов, схватить за руку их практически некому.

 

Почему медиа не проверили информацию из социальной сети?      

Ответ на этот вопрос частично кроется в ответе на предыдущий. Но, разумеется, только частично.

Да, информационные баррикады и «своих» не вчера придумали. Уже как минимум шесть лет беларусские медиа, беларусские журналисты и беларусские же аудитории живут в условиях информационной войны, где фейки то и дело летят со всех сторон.

Летят и попадают. Падают на благодатную подготовленную почву собственных представлений человека о добре и зле, о допустимом и недопустимом. О возможном и невозможном.

В общем в этом и есть секрет «успешности» фейков: они всегда создаются так, чтобы не вызвать сомнений у аудитории, отвечать их представлениям о мире.

В этом смысле «маленькая ложь» с «гарбатай» выглядела более чем органично и для беларусских, и для российских медиа.

Одни всегда топили за беларусскую национальную идентичность, вторые – годами накачивали свои аудитории неприятием всего не похожего на «великий и могучий». Все получили то, что хотели.

Надо отдать должное Naviny.by, которые все-таки сделали официальный запрос руководству Коммунарки и получили на него ответ, который, собственно говоря, и вскрыл некоторые подробности истории, которую на свой лад рассказал Миракян в социальных сетях. И хотя многие журналисты неплохо понимают, что официальные ответы могут быть такой же отсебятиной, как и пост в соцсети, последовавшее за ответом признание героя истории, не оставило сомнений, все могло быть не таким однозначным как казалось в начале.

Впрочем, запрос Naviny.by - это, скорее, исключение из правил. По какой-то странной традиции медиа (и не только беларусские) регулярно берут информацию из частных аккаунтов в социальных сетях и публикуют ее в первозданном виде, редко заботясь не то чтобы о проверке фактов, но даже о том, чтобы спросить разрешение у автора поста.

 

Что дальше?

В конце концов «маленькая ложь» была раскрыта.  И в воздухе повис вопрос: «Как мы все (в первую очередь журналисты) переварим случившееся? Какой урок вынесем?»

Самый простой и самый понятный: каждый факт должен быть проверен. Тщательно, из нескольких независимых друг от друга источников. Кажется, это правило озвучивают журфаковцам  на первом курсе.

Наверняка слышал его и Арамаис, который сейчас оказался под прицельным огнем критиков (теперь уже не российских троллей и ботов, а тех самых «своих»). Но поддавшись «искушению момента», решивший, что несколько искаженный сюжет, в который он с друзьями попал, не может не стать достоянием общественности.

Вряд ли кто-то из участников событий мог предполагать, что их «а теперь гарбаты» станет не просто поводом для язвительных мемов, но попадет в ленты такого количества медиа. И уж, тем более, вряд ли ожидали, что Большой Брат все это время следил за ними, раскрыв, в конце концов, «маленькую ложь».

Впрочем, не важно, что и как просчитывали участники тех событий (даже если у одного из них журналистское образование и он «свой»), важна реакция медиа. В том числе и на допущенную ошибку.

Нет, это вовсе не означает, что сейчас на веру нужно принять исключительно версию «Коммунарки», наверняка, истина где-то посередине. Но дьявол, дьявол всегда кроется в деталях. И с этими деталями нужно быть предельно аккуратными.

А если уж лажанулись, то признать ошибку. Признать и сделать выводы. Надеюсь, сегодня-завтра в редакциях беларусских медиа будет что обсудить. Это будет тяжелый и не для всех приятный разговор, но прятать голову в песок – не лучший вариант.

И да, не исключено, что в этом тяжелом разговоре можно прийти к формуле «на войне как на войне», тем более, что риторика про «солдат информационной войны» в последнее время активно поддерживается и беларусскими, и российскими властями, но… Но, как говорил Марк Твен: «Если вы говорите только правду, вам не нужно ни о чем помнить».

Так что, выбира войну, придется во многом пересмотреть и все прочие правила игры. От журналистики этот выбор не оставит камня на камне.

И еще, когда будете говорить с коллегами, подумайте про ту самую продавщицу, которую медиа успели обвинить в беларусофобии и пособничестве Кремлю. Просто подумайте о кассире Канапацкой. В эпоху фэйков и постправды в первую очередь прилетает именно таким, как она.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: