Вы здесь

«Не пытайтесь уничтожить собеседника». Главред «Дождя» Тихон Дзядко — о том, как брать интервью

Ремесло

Жанр интервью, кажется, полностью захватил российское медиапространство. О том, как правильно готовиться к беседе, как разговаривать с разными героями и какие навыки развивать, рассказал главный редактор телеканала «Дождь» Тихон Дзядко.

К интервью нужно готовиться. Нужно знать, что представляет собой ваш будущий герой, изучить его прошлое и настоящее, посмотреть его интервью, если они есть. Большинство интересных вам людей уже беседовали с журналистами, и не один раз. Такой подход позволит, с одной стороны, не повторятся, а с другой — найти недостаточно разработанные темы, на которых можно сосредоточиться.

Не относитесь к плану интервью, как к Библии: для беседы очень важна реакция на слова героя. Смело отступайте от заготовленного перечня вопросов. Если интервьюируемый дает какие-то пасы, их надо обязательно принимать.

Одно из самых потрясающих фиаско я потерпел из-за неподготовленности. Шел 2009 год, всех волновали последствия кризиса, и в моем эфире на радиостанции «Эхо Москвы» был очень важный для наших слушателей спикер, глава Агентства по страхованию вкладов. Предполагалось, что он на пальцах сможет объяснить, что будет происходить с вкладами аудитории. Но я совершенно не разобрался в теме, и это были катастрофически неловкие 25 минут.

Если герой тебе неинтересен, это отражается на количестве просмотров. Такое бывает, когда выходит программа, надо срочно кого-то позвать, и ты обращаешься к человеку, который тебе не очень-то нужен. В итоге все общение с ним становится пыткой и обязаловкой, что сказывается на качестве контента.

К разным героям — разный подход. Есть те, с кем говорить нужно исключительно в уважительном тоне, иначе они будут огрызаться; такие люди обычно считают, что они достигли всего на свете. Кого-то нужно провоцировать. С кем-то ведешь легкую душевную беседу. Обычно вид конкретной подачи определяется эмпирически, но всегда заранее. Готовясь, мы садимся с редакторами и продюсерами, обсуждаем, что хотим получить от интервью. В зависимости от этого решаем, относимся мы к гостю, скажем, как к значительному политику или как к выскочке.

Можно говорить по-разному даже с одним и тем же человеком. И лучшим примером здесь будет Ксения Собчак. В 2012 году она вошла в оппозиционную тусовку и вскоре появилась на Hard Day’s night как скромная и сомневающаяся девушка. Потом, когда Собчак уже баллотировалась в президенты, мы с Алексеем Пивоваровым брали у нее интервью в «На троих» для RTVI, и тогда она уже была в имидже человека, претендующего на роль опытного политика. Будучи искушенным интервьюером, Ксения Собчак понимает, что нужно менять интонации в зависимости от текущей роли — и тут уже кто кого переиграет.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1592246/pub_5e67b3b320e81f743c6250ab_5e680ab56f6743024a9b8e51/scale_1200

Существует два подхода к ситуациям, когда герой несет бред. Кто-то считает, что нужно непременно дожимать гостя, кто-то предпочитает оставить его в покое. Истина где-то посередине. Если интервьюируемый что-то путает случайно, вполне допустимо переспросить, что он имеет в виду. Если же он принципиально настаивает на ошибочных данных, то превращать это в перетягивание и лай необязательно. Пример интервью Дудя с Андреем Колесниковым доказывает, что все понятно и без проговаривания.

Сегодня бытует ошибочное мнение, что интервьюер должен своего собеседника уничтожить. Он должен бить его своими вопросами, особенно если герой ему неприятен. Предполагается, что, если человек ведет себя как идиот, ему так и надо сказать: «Вы идиот». Мне кажется, это неправильно: зрителю ведь и так понятно.

Интервьюеру нужно развивать в себе наглость. Аудитория часто хочет знать ответы на чувствительные вопросы, которые не просто задавать собеседнику: его всегда хочется пожалеть. Иногда ты вообще не понимаешь, как гость отреагирует, может, вообще вспылит и уйдет. С другой стороны, собеседник по умолчанию должен быть готов к любым неожиданностям. Главное, чтобы у зрителя после просмотра не оставалось ощущения, что главный вопрос так и не был задан.

Мне интересно слушать интервью Алексея Венедиктова [главный редактор «Эха Москвы» — прим. ред.], он почти всегда подготовлен и придумывает интервью как спектакль. Очевидно, что когда он готовится, то просчитывает развитие беседы в случае разных ответов на одни и те же вопросы. Банально, но мне нравится, как делают интервью Дудь и Шихман. Они из себя ничего не строят и видно, что им интересно. Они не стесняются задавать вопросы, которые ждет от них аудитория, и в то же время не боятся чего-то не знать. Мне нравятся ведущие CNN Эрин Барнетт и Джек Теппер, которые делают короткие новостные интервью.

Иногда герой обижается, но в этом нет ничего страшного. Из последнего: Дуня Смирнова была не очень довольна нашим с Пивоваровым интервью. Видимо, ей не понравились вопросы об участии ее мужа Анатолия Чубайса в ее фильме о Льве Толстом. Вероятно, она посчитала наше внимание к этому аспекту избыточным.

Иногда вас могут попросить вырезать что-то из интервью. Ко мне однажды обратились с просьбой убрать фрагменты беседы с Сергеем Фурсенко, который возглавлял Российский футбольный союз. В том интервью было много его неожиданных заявлений, однако намного более показательными были паузы, во время которых он придумывал ответы на вопросы, — каждая длилась по 15–20 секунд. Вырезать просили как раз их. Но мы этого не сделали, а его команда к решению отнеслась с уважением.

Арина Крючкова, Яндекс.Дзен

 

 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: