Вы здесь

Манипуляции и передёргивания. Как не стоит писать о насилии над мужчинами

Тема домашнего насилия стала в последние годы куда менее табуирована в СМИ. Легко можно найти и личные истории переживших насилие, и рекомендации психологов для всех, так или иначе вовлечённых в ситуацию насилия, и подробные объяснение, почему обвинение жертвы никак не помогает разорвать порочный круг.

В большинстве случаев приводятся примеры, в которых агрессор – мужчина, а жертва – женщина. В ответ на эту тенденцию появляются тексты с другой расстановкой сил, и сам по себе этот факт очень даже неплох – менее распространённые и привычные формы насилия тоже надо проговаривать. Но есть одно но: порой «перевёртыши» делают, откровенно искажая или игнорируя статистику, из-за чего реальность начинает выглядеть совсем не такой, какая она есть на самом деле.

Стоит чётко различать, где в материале демонстрируется авторская позиция, а где она начинает подменять понятия. О (не)возможности делать журналистику объективной постоянно спорят, но сейчас речь не о смешении журналистской и активистской позиции. Речь о том, как человек в активистской позиции может игнорировать факты и выдавать это за аналитику.

Яркий пример такой путаницы и манипуляций – лонгрид на citydog.by «”Она не бьёт его – просто закрывает и уходит”. Почему белорусские мужчины молча терпят насилие от собственных жён и детей». Заголовок выглядит корректным.

Ничего, как говорится, не предвещает беды, но уже в лиде написано о дне защиты мужской нервной системы от женского насилия:«Психологи утверждают, что это не такая уж и шуточная дата». Корректность материала вызывает большие вопросы уже на этом этапе, и дальше, к сожалению, становится понятно, что подозрения были вполне обоснованны.

Фото: pinterest.com

Обобщение и игра со статистикой

В самом начале нам рассказывают историю о том, как отец после развода хочет общаться с ребёнком, а мать этому всячески препятствует, и даже милиция не может ему помочь восстановить справедливость. Почему-то авторка материала заявляет, что «таких историй каждый из читателей CityDog.by знает с десяток».

Я, например, в своём окружении не встречала ни одного такого мужчину, но точно знаю, что панибратское обобщение – это довольно популярный манипулятивный приём. «Каждый из читателей» совершенно точно дышит и имеет процессы метаболизма в своём организме. А вот что касается социального жизненного опыта, то он у людей серьёзно отличается, поэтому такие обобщеия неуместны. Если очень хочется сослаться на распространённость явления, стоит говорить о своём опыте (именно проговаривая, что это собственный опыт) или о статистике. Домыслы «для красного словца» - это не статистика. Они запутывают и дезинформируют читателя.

После личной истории авторка ссылается на социальную рекламу, созданную британской благотворительной организацией ManKind Initiative в 2014 году. В ролике мы видим, что сначала в публичном месте мужчина кричит и бьет женщину по лицу, а потом они меняются ролями.

Агрессивного мужчину останавливают, агрессивную женщину – нет. Авторка citydog.by делает ложный вывод из увиденного: «Эксперимент – яркий пример отношения к проблеме со стороны патерналистски настроенного общества: мужчины – да, но мужчин-то бить просто не могут!»

Но в ролике мы видим, что мужчину как раз могут бить. А вот помогать ему не спешат. И это очень интересная тема для анализа, но она сильно отличается от заявленной.

Что же дальше? А дальше авторка приводит статистику, согласно которой с домашним насилием сталкиваются в равной степени мужчины и женщины. И сразу после этого пишет, что «до правоохранителей и СМИ львиная доля дел о психологическом или физическом насилии жен над мужьями не доходит – наверное, только самые дикие случаи, связанные с покушениями на убийство».

Но это то ли непреднамеренная логическая ошибка, то ли манипуляция. Изначально речь шла о пострадавших, а вывод сделан об агрессорах. Только вот мужчины, страдающие от домашнего насилия, чаще всего страдают от агрессии других мужчин.

Фото: papers.co

 

Данные разнятся, но их можно проверить на правдоподобность

Вот что об этом говорит Олег Каразей, начальник главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД: «Если говорить о том, кто причиняет насилие в семье, то в 80% случаев это мужчины. Женщин-виновниц в совершении таких преступлений –  меньше 20%. Но важный момент: если анализировать статистику убийств и тяжких телесных повреждений, то женщина совершает каждое третье преступление. Почему так получается? Женщины часто сами страдают от насилия: сначала упреки, потом – побои. В какой-то момент чаша терпения переполняется, поэтому женщина берет нож и наносит удар».

Вероятно, авторка опиралась на этот комментарий замначальника управления профилактики МВД Сергей Красуцкого: «Они примерно делятся 50 на 50. Более того, тяжких преступлений на пару-тройку процентов больше совершают женщины. Но здесь надо понимать, что преступление женщины становится итогом длительного противоправного поведения другой стороны».

 Правда, его оценка сильно противоречит данным о преступности в целом. В статистическом сборнике указано, что в 2014 году (самые свежие данные) всего в стране было арегистрировано 93932 преступлений. При этом, если считать по оконченным раследованием уголовным делам, преступления совершали 7,5 тысяч женщин и 42,5 тысяч мужчин. Исходя из этих цифр, распределение  «четыре к одному» выглядит куда правдоподобнее, чем «один к одному».

Фото: wallpaperaccess.com

 

Манипуляции не помогают

Безусловно, мужчины страдают от домашнего насилия, и это проблема. Но возникает вопрос: в чём цель журналистских материалов на эту тему? Рассказать, что женщины тоже бывают агрессорками и приукрасить при этом общую картину, проигнорировав при этом важную часть статистики? Или всё-таки сделать проблему видимой и поспособствовать тому, чтобы она решалась на уровне общественных и государственных институций?

Если предположить, что это конструктивная журналистика, и цель материала – помочь в решении социальной проблемы, то с цифрами и выводами надо обходиться как можно аккуратнее. Маленькая ложь рождает большое недоверие, и, приукрасив текст в одной детали, автор или авторка может потерять доверие аудитории ко всему материалу.

Если я вижу, что со статистикой обращаются неаккуратно и «играют» цифрами, чтобы они подтвердили заранее сделанный вывод, то я не могу доверять никаким цифрам в этой статье. Я делаю вывод, что мне надо перепроверять каждую мелочь, и так появляется новый вопрос: зачем мне читать такой материал?

Вот авторка на citydog.by приводит статистику горячей линии для пострадавших от семейного насилия. В 2019 году 92% пострадавших были женщины, 8%  – мужчины. При этом мужчины чаще всего страдали от своих взрослых детей, в основном злоупотребляющих алкоголем. Все ли дочитают до этих уточнений? Какой процент читателей остановится на связке «мужчины страдают от домашнего насилия – мужчины не сообщают о насилии со стороны жён»?

Фото: pinterest.com

 

Несуществующая проблема

Читаем текст дальше. Доходим до истории, цитата из которой вынесена в заголовок: «Она не бьёт его – просто закрывает и уходит». Оказывается, об ограничении в передвижении речь не идёт. Вот цитата: «Дочку Маша оставила родителям, а сама уехала в другой город. Борис Владимирович пережил и жену, и внучку – у девочки был порок сердца. Ему ампутировали ступни, поэтому ухаживать за собой он не мог – продал квартиру и переехал к Маше.

Она не бьет его и не издевается, просто закрывает в квартире и уходит по своим делам. Со временем дочь начала устраивать пьянки дома, при этом заявляя отцу, что держит его дома только ради пенсии».

Зачем-то в заголовок вынесли часть истории, которая не имеет вообще ничего общего с  насилием. Мужчина был ограничен в передвижениях из-за проблем со здоровьем.

Возможно, авторка считает, что с пожилым родственником с инвалидностью надо 24 часа в сутки находиться рядом? Или нам не рассказали самую важную часть истории – что-то о том, что женщина оставляла отца без присмотра на несколько суток? Я не уверена, какой именно логикой руководствовалась авторка в этом случае, но мы имеем случай с грубым передёргиванием. Выходить из дома – это нормально (период пандемии не в счёт).

И снова мы натыкаемся на ту же проблему. Если приукрасить или излишне драматизировать историю в одном моменте, всё может посыпаться как карточный домик. Дети, практикующие насилие над зависимыми от них родителями – это очень важная проблема. Но подобные истории полны настоящего ужаса, зачем придумывать и изображать его там, где всё в порядке?

Дальше авторка приводит комментарии психологов, описание того, что можно считать насилием, говорит о важности принятия закона о противодействии домашнему насилию и даже упоминает, что культура мачизма вредит мужчинам.

Драматичный, но правдивый финал немного скрашивает общее впечатление от статьи, но не оправдывает манипулиции, описанные выше. Вполне возможно, что часть или даже все описанные примеры – не сознательные манипуляции, а случайные ошибки из-за нехватки опыта работы со статистикой и поверхностного изучения темы.

Так или иначе, воспринимать всерьёз статью с такими промахами у меня лично не получается.  И если цель была – привлечь внимание к социальной проблеме, то что-то явно пошло не так.

Наста ЗАХАРЕВИЧ специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: