ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

ЕЩЕ МАТЕРИАЛЫ ЭТОГО АВТОРА

Вы здесь

Смешались в кучу кони, люди… А вместе с ними законы, этика и те, кто выше всего этого

В удивительное время живем, в историческое. Весь мир поставлен на паузу. Самолеты грустят в ангарах, поезда – в депо, люди – в собственных квартирах. Пандемия. Кто бы мог представить еще несколько месяцев назад, что будет носить маску, закрывающую половину лица, разбираться в крепости санитайзеров и изучать вирусологию ускоренным курсом социальных сетей.

Но имеем то, что имеем. Люди в растерянности, слабо представляют себе, когда все это кончится и всерьез обсуждают, что будут делать, если карантин – всерьез и надолго. Впрочем, в Беларуси карантина нет. Есть (не)карантин. Это когда, кто может, самоизолировался, не потому что был в опасной стране, и не потому, что был в контакте с теми, кто был, а потому что посчитал необходимым принять это решение, не дожидаясь решения властей.

Тем более, когда власти с первых дней распространения COVID-19 стали нажимать на лозунг «не допустим паники», паниковать захотелось как-то особенно сильно. Привычка, знаете ли. Генетическая память, если хотите. Авария на ЧАЭС и ее «информационное сопровождение» - слишком сильно отпечатались на наших семейных история.

Но (не)карантин – это не только про самоизоляцию, но и про ограничительные меры для проведения массовых мероприятий, и про продление каникул в школах, и про рекомендации пожилым людям и людям с хроническими болезнями ограничить социальные контакты. И про многочисленные гласные и негласные запреты, о которых не говорят в эфире телевизионных новостей, но которые кулуарно обсуждают и те, кто наверху, и те, кто ниже.

В общем и целом карантин, якобы вводить, не имеется смысла. Страна, опять-таки якобы, справляется. Выявленных случаев заражения коронавирусом становится с каждым днем все больше, растет список умерших, чей диагноз официально подтвержден.

На передовой не хватает масок, спецзащиты для врачей и младшего медицинского персонала, а также для социальных работников и волонтеров, которые заботятся о людях из группы риска. Беларусы открывают краудфандиговые кампании и собирают десятки тысяч рублей каждый день на закупку этих самых масок и дезсредств.

В том же время Министерство здравоохранения вместе с Министерством информации решаются открыть «второй фронт» и пойти в атаку на журналистов и блогеров. Мол, освещение проблемы отдельными представителями СМИ и блогосферы – далеко от совершенства и нарушает и правовые, и этические нормы.

В частности, Минздрав и Мининформ предупреждают, что «любая попытка нарушения врачебной тайны в СМИ и на интернет-ресурсах, равно как и незаконное распространение персональных данных, незамедлительно получит соответствующую правовую оценку, и виновные в полной мере понесут за это установленную ответственность».

Да-да, именно так: нарушение врачебной тайны. Той самой, которую вовсю разглашало беларусское телевидение, когда листало медицинские карточки первых жертв COVID-19. Той самой, когда глава государства рассказывал, как обсуждал букеты болезней и вес умерших.

Разумеется, оба ведомства не имели ввиду госТВ, для них у министерств всегда свои правила игры. А вот журналистам независимых медиа приходится буквально выгрызать у ответственных лиц свежие данные, а получив их, разгадывать математические ребусы. Последние сообщения Минздрава, увы, больше тянули на шифровки из Центра, чем на открытое и прозрачное информирование населения.

При этом, вынося официально предупреждение за недостоверную информацию о якобы смерти пациента изданию «Медиа-Полесье», Министерство информации заявило, что эта ошибка не просто «способствует нагнетанию социальной напряженности в обществе, созданию панических настроений, но ведет к массовому дезинформированию населения и нарушает конституционное право граждан на получение полной, достоверной и своевременной информации». Полной, достоверной и своевременной как данные Минздрава раз в несколько дней в лучшем случае.

Интересно, что требование наладить полное, достоверное и своевременное информирование государственные органы и государственные медиа приравняли к «разведению паники». Задаешь вопросы о количестве доступных и работающих ИВЛ в стране – ипохондрик. Пытаешься свести концы с концами и разобраться в цифрах – паникер. Ищешь информацию самостоятельно, находишь источники в медицинских учреждениях – разглашаешь медицинскую тайну.

Никто при этом, конечно же, не говорит, что обязанность хранить эту самую тайну, лежит, прежде всего, на медиках. Но ладно, оставим медиков в покое, им сейчас и так несладко. Но стоит ли за это несладко и за просчеты системы, которая верила в какой-то особый беларусский воздух и трактор, способные остановить коронавирус, наказывать гонца, который приносит дурную весть?

Конечно же, стоит! Об этом буквально кричит история человечества с древнейших времен. Запугаем гонца – получим красивую статистику, убаюкаем население вечерними новостями – и дело в шляпе. COVID-19 побежден, все живы и частично даже здоровы. Границы мы не закрывали, заводы не останавливали, футбольный чемпионат продолжается. Приезжайте, гости дорогие.

Вот только даже без разглашения медицинской тайны и персональных данных, даже без вынесенных предупреждений отдельным медиа, сегодня мы понимаем, что проблема у Беларуси – огромная. И это если даже не брать в расчет экономические и репутационные потери, а сосредоточиться только на здоровье людей.

Тот факт, что медики вынуждены ежедневно обращаться к благотворителям, сетуя на нехватку элементарных средств защиты, тот факт, что в аптеках давно раскупили одноразовые маски, а многоразовые марлевые – взлетели в цене, тот факт, что санитайзеры продаются по цене барреля нефти, невозможно скрыть простой блокировкой сайтов.

Это, что называется, на собственной шкуре испытал едва ли не каждый гражданин страны. И никакое телевидение не поможет это развидеть.

С чем соглашусь в заявлении Мининформа и Минздрава, так это со стигматизацией больных и их контактов. Да, сейчас стоит тебе в общественном месте кашлянуть или чихнуть (даже в маске, даже соблюдая все меры предосторожности – в локоть и на расстоянии), словишь на себе едва ли не ненавидящий взгляд. А могут и прямо послать. До недавнего времени с опаской и неприязнью смотрели и на людей в масках.  Были случаи, когда им даже угрожали «разборками».

Но случилось ли это, потому что некие журналисты «чрезмерно активно» искали источники информации и запугали тех, кто потенциально мог представлять опасность для окружающих? Верится с трудом. Скорее, сработало то самое разделение на контакты первого и второго уровня, которых изолировали в инфекционки. Те самые не до конца ясные процедуры, когда одни прилетающие обязаны были пройти тест, а другие – нет.

Некоторые упрашивали сделать его, а потом – долго не могли добиться результатов. Требование о самоизоляции приехавших появилось буквально на днях. Но до сих пор так  и не понятно, за чей счет их банкет. Как им решать вопросы с работой, с учебой и прочие тонкости.

Да, люди «опасаются возможной негативной реакции по отношению к себе со стороны своих соседей, друзей, знакомых и даже работодателей», и здесь вклад медиа в формирование общественного мнения практически неизбежен.

Да, в вопросах освещения любой медицинской тематики нужно быть предельно осторожным и аккуратным. В том числе и в выборе лексики, в избегании использования языка вражды.

Но, признаться, откровенный язык вражды, уничижительные и пренебрежительные  высказывания, я лично слышала из уст одного человека. И вряд ли заявления министерств относились к нему.

Что мы имеем в сухом остатке? Медиа, возможно, подкрутят уровень собственной самоцензуры (которая и так не в лайтовом режиме), аудитории будут черпать столь необходимую им сейчас информацию из сомнительных источников, больные будут продолжать просить сделать им тесты, а министерства уже пообещали, что «государство и далее будет неотступно следовать политике полной информационной открытости по этой волнующей общество проблеме. Реальную ситуацию от народа никто не пытается утаить!»

Умеющий читать между строк, да прочитает. Ждем новые ребусы и загадки. Что-то, а республиканскую олимпиаду по логике, статистике и вирусологии пройдут все.

Оценить материал:
3
Средняя: 3 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: