ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

Главный редактор Зелёного портала - Greenbelarus.info

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Несколько вопросов журналисту Гордону

Уважаемый Дмитрий, позвольте пропустить в этом письме все традиционные в таких случаях преамбулы и всевозможные любезности и сразу перейти к делу.

Итак, вы последним из журналистской братии взяли интервью у последнего авторитарного лидера Европы (ок, опустим слово «диктатор» и сделаем допущение в виде «на сегодняшний день»).

И это, несомненно, большая профессиональная удача. Хотя, признаться, сильно сомневаюсь, что это слово сюда подходит. Вас же выбрали, не так ли? Это интервью вам предложили? Наверняка, на определенных условиях, как без них. Тем более, что в самом разговоре беларусский лидер открыто говорит, что вашу личность «пробивали», внимательно анализировали и «не нашли ничего такого».

Где-то в этот момент хотелось бы вашей реакции, но бог с ней. Давайте поговорим о заготовленных и старательно вами заданных вопросах. Точнее, о тех, которые вы по какой-то одной вам ведомой причине НЕ ЗАДАЛИ. А ведь, согласитесь, было что спросить.

Нет, я, разумеется, понимаю, что для украинского зрителя вопрос Крыма и войны за него – краеугольный. И вы вряд ли могли обойти его стороной. Но послушайте, вы говорите с человеком, который причастен к исчезновению политиков и журналиста Завадского. Вашего коллеги и вашего тезки.

Напомнить вам про историю с Гонгадзе и про причастность к ней украинских властей? Или украинские журналисты уже забыли этот «досадный эпизод»? Так почему же вы, сидя напротив Александра Григорьевича, не задали ему этот вопрос? Хотя бы из солидарности. Не с нами. С Димой. Его женой, его сыном, его матерью…

Вы сидели напротив человека, который методично убивает свободу слова в Беларуси, регулярно угрожает, призывает «разобраться», выжимает из страны талантливых журналистов, которые бегут, в том числе, и в Украину.

Вы сидели напротив человека, о котором Павел Шеремет (да-да, тот самый убитый в Киеве) написал книгу «Случайный президент», а в ней – россыпь очень интересных фактов, на которых вы могли построить хороший разговор. Не читали?

Вы сидели напротив человека, который избегает всех предвыборных дебатов и никогда не выйдет с оппонентами в прямой эфир. Нет вопросов?

И это мы с вами только про солидарность и свободу слова говорим. А есть же и другие темы: президент-меценат, например. Отличная тема, безопасная, правда? Президентские стипендии, поддержка талантливой молодежи и все такое. И все это из президентского фонда. Кстати, что за он? Сколько в нем средств? Как он вообще пополняется, когда беларусский лидер регулярно говорит о том, что ни чем не владеет и буквально живет на одну зарплату.

А история с «вагнеровцами»? Не верится, что вам не хотелось ее «додавить». Но вы довольствовались такой смешной версией, что заставляете усомниться в своем профессионализме.

Или вот красивая история была про сравнение Украины и Франции. Польстила вам, да? Тем более что вы сами сравнивали «у Лукашенко» и в Париже. А вы знаете, когда Лукашенко последний раз был во Франции? Погуглите. Интересно, правда?

Конечно, вам очень хотелось поговорить с Лукашенко о Путине. Рейтинговая тема для украинских медиа, правда? Ну, так и поговорили бы. О дорожных картах, газовых войнах, о БелАЭС, которую благодаря Путину, Беларусь вот-вот запустит на границе с ЕС. Вы не можете не понимать, что это стационарная атомная бомба. Ваша-то страна отлично знает, что такое радиоактивное загрязнение.

Ну ок, может для вас это слишком сложные темы? Давайте попроще: в вашей стране бытует мнение, что мы в Беларуси живем как у Христа за пазухой. Сытно, довольно, с хорошими зарплатами, пенсиями и все такое. А вы задавались когда-нибудь вопросом, почему так много беларусов едут отдыхать в Затоку или Железный порт? Не потому ли, что это самый доступный и самый дешевый вариант отдыха для нас? На большее просто нет возможности.

Или интересовались, какое количество беженцев из Украины вернулись на родину, даже в районы боевых действий? Нет? А они возвращаются. Только в моем окружении в течение ближайшего месяца в Донбасс возвращается одна семья, еще одна – в Харьков. С чего бы?

Может быть, вы хотели поговорить с беларусским лидером об истории и культуре, о национальных символах, о шторах цвета беларусского флага, которые снимает милиция, о задержаниях в очереди в магазин национальных товаров. Представьте себе, если бы украинцев в очередях за вышиванками СБУ хватало. Красиво, правда?

Простите, я, наверное, закидала вас своими вопросами. Но это ж и есть журналистика, да? Закидывать вопросами. Сомневаться, не довольствоваться простыми ответами в стиле «моих сыновей никто не видит». Поверьте, только их мы и видим. А «до Коли» давно перестало быть смешным анекдотом.

Извините, но давайте по-чесноку: в этом интервью вы выглядели в высшей степени странно. Чуть лучше, чем подставка под микрофон, конечно. Но Ксения Собчак на вашем месте была куда более зубастей.

И вряд ли у вашего виска был пистолет. Вряд ли вы, в отличие от Дмитрия Завадского, могли не доехать в аэропорт. Вряд ли у вас был шанс после этого интервью оказаться в «американке», где сегодня сидят десятки политзаключенных. Десятки! Пока вы спрашиваете у беларусского лидера о том, как общается Коля со старшими братьями.

В конце концов, вы могли отказаться от  этого бездарного разговора еще до его начала…

Дмитрий, моргните, если вас удерживали там силой.

Оценить материал:
5
Средняя: 5 (1 оценка)
распечатать Обсудить в: