ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

Главный редактор Зелёного портала - Greenbelarus.info

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Почему Мартинович не виноват и кто, если не он?

В фокусе

В Минске задержан и помещен в изолятор временного содержания на Окрестина главный редактор «Нашай Нівы» Егор Мартинович. В отличие от уже привычных обвинений журналистов в якобы участии  в несанкционированных властями мероприятий, статья, по которой главред проходит подозреваемым, – уголовная.

Мартиновича называют причастным к делу о клевете в отношении заместителя министра МВД Александра Барсукова. Поводом для задержания Мартиновича стало интервью, опубликованное на сайте 17 августа. В нем один из диджеев, который включил песню Цоя «Перемен» на официальном мероприятии в Киевском сквере, упомянул замминистра МВД Александра Барсукова и заявил, что тот избивал его на Окрестина.

Следственный комитет считает, что Мартинович умышленно распространил заведомо ложные сведения. Умышленно и заведомо…

Профессия журналиста и редактора – это десятки, а то и сотни контактов в месяц, бесконечные разговоры, вопросы, уточнения, вновь вопросы, и снова уточнения. Поиск правды – задача невероятно сложная, особенно, когда правду скрывают те, в чьих руках сила и власть (а также оружие и возможности его применения).

В общем и целом, всех журналистов учат проверять каждый факт, каждое слово, сказанное собеседником, особенно когда речь идет о конфликтах, потенциальных и явных преступлениях. И это правильно. Мы никогда не можем наверняка знать, что у человека, который с нами говорит, нет скрытых умыслов и тайных мотивов. Что он не утаивает от нас нечто важное.

Впрочем, мы все-таки не следователи, у которых чуть больше инструментов влияния для добычи такой правды. Но если уж и следователи, так уж точно не беларусские – правовые и этические нормы общения не переходим.

Так что, случается, наши собеседники могут нам привирать, бывает, что и откровенно, но очень убедительно лгать. А порой, и так тоже бывает, находятся в таком измененном и стрессовом состоянии, что неверно интерпретируют случившееся. Фактически не лгут намеренно, а видят события через призму искаженного восприятия.

Именно поэтому международные нормы права в случае, если журналист или медиа распространили клевету, становятся на сторону журналиста или медиа. Во многих странах мира, пишет в своем ФБ-аккаунте адвокат Сергей Зикрацкий, признают, что за клевету нельзя судить.

«Международные принципы свободы выражения мнения и деятельности медиа исходят из того, что ответственность за клевету может быть только гражданско-правовая. Если были распространены порочащие высказывания, то на медиа или журналиста может быть наложен штраф. Но журналист не может быть привлечен к уголовной ответственности», - пишет Зикрацкий.

Он же добавляет, что Беларусь не относится к этим странам, и у нас все еще есть ст. 188 Уголовного кодекса Республики Беларусь, которая «предполагает, что ответственность за клевету наступает только при наличии прямого умысла. Это означает, что лицо знает, что сведения недостоверные и, тем не менее, их распространяет».

«Журналист, который получает информацию от своих источников, не может достоверно знать, говорит источник правду или нет. В этой связи у журналиста в абсолютном большинстве случае не может быть прямого умысла на распространение ложных высказываний» - подчеркивает адвокат.

Но Мартинович – даже не журналист, а редактор. Кроме того, вопрос о недостоверности информации в этом случае открыт. Медиа не известно ни о каких фактах проведения, например, служебного расследования в отношение Барсукова, либо иных лиц, причастных к нанесению телесных повреждений диджеям. А вот факты этих самых повреждений, что называется, были налицо (точнее на лице).

Но даже если сведения недостоверные, кто именно имел умысел на их распространение? «Наша Ніва» в лице журналиста или главреда, или же ее собеседник?  Вряд ли следствие захочет разбираться в таких тонкостях.

Тем более что задеты честь и достоинство целого заместителя министра МВД, а это вам уже не шуточки. Согласно беларусскому законодательству высшие должностные лица страны (да и не высшие, но должностные) по части охраны чести и достоинства находятся на особом положении.

Там, где простой гражданин, доброе имя которого полощут на каждому углу (взять хотя бы дело арбориста Степана Латыпова, которого государственные медиа практически признали виновным в намерении отравить земли милиционеров), даже в самых смелых мечтах не может дойти до суда и защитить себя,  представители власти, государственные служащие, судьи и лично президент защищены аж шестью (!) статьями УК РБ.

При  чем оскорбление президента в Беларуси относится к разряду тяжких или особо тяжких преступлений.

При этом, как отмечается в Комментарии общего порядка № 34, принятом Комитетом по правам человека ООН к статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, «Государствам−участникам следует рассмотреть возможность исключения клеветы из разряда преступлений, но в любом случае уголовное законодательство должно применяться лишь в связи с наиболее серьезными случаями, а лишение свободы ни при каких условиях не должно считаться адекватной мерой наказания. Государство−участник не должно допускать ситуаций, когда после предъявления лицу обвинения в клевете судебное разбирательство в отношении этого лица не проводится скорейшим образом, поскольку такая практика оказывает сковывающее воздействие, неправомерно ограничивающее осуществление таким лицом или другими лицами права на свободное выражение мнения».

За такие изменения в УК много лет борется Белорусская Ассоциация Журналистов. И даже проводила кампанию за отмену этих статей. Но воз, как говорится, и ныне там.

Потому что статьи эти – удобные инструменты для расправы с неугодными журналистами и медиа.

И мы все сегодня понимаем, что нахождение Егора Мартиновича на Окрестина - это расправа. Месть за принципиальную позицию медиа и лично редактора.

"Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать"...

А потому Егор Мартинович должен быть немедленно освободжен. А честь мундира замминистра МВД порочат его же подчиненные, так что виновных следует поискать чуть ближе, чем в квартире редактора.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: