Вы здесь

Преступление с помощью жилета и другие «правонарушения Шурика»

«Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью!» - другого объяснения у того, что происходит сегодня в Беларуси нет. И, кажется, быть не может.

Не успели мы свыкнуться с формулой «иногда не до законов», как беларусские власти стали создавать и формулировать такое количество дичайших по своей логике, содержанию и самой сути обвинительных формулировок, что разум не поспевает за всем этим.

Только за последнюю неделю мы узнали, например, что выплаченный кем-то другим, а не лично правонарушителем, штраф «не считается», потому как человек якобы не прочувствовал всю ответственность момента. И государство оставило за собой право стребовать с правонарушителя штраф повторно.

Не успели «восхититься» такой изобретательностью, как начался судебный процесс над журналистками «Белсата», и нас познакомили с обвинительным заключением прокуратуры, в котором микрофон и жилетка «Пресса», а также камера и штатив к ней, - не что иное, как орудие преступления.

И нет, ни Андреева, ни Чульцова, никого этой камерой не били, и жилеткой не душили, просто вели прямой эфир из окна дома на Площади Перемен. Но вот, глядишь ты, орудие преступление.

Пока мы смеялись над древними формулировками «акула пера» и «дятел клавиатуры», в прокуратуре сочиняли удивительные по своей логике формулировки, в которой и перо, и клавиатура – не много, не мало орудия преступления.

Ну а сами журналисты, как видимо, злостные преступники. Причем все без исключения: и те, кто в поле, и те, кто в редакции.

А значит брать их нужно тепленькими. В самый момент. Как, например, накануне это случилось с другой журналисткой «Белсата» Любовью Луневой и ее оператором Дмитрием Солтаном.

Вышли коллеги на опрос в центр столице – оказались на Окрестина. Ясно же, что на дело пошли!

Борисевич склонила доктора к преступлению, просто задавая вопросы. А сам доктор совершил преступление, просто желая обелить имя погибшего Бондаренко.

Андреева с Чульцовой организовывают незаконные массовые мероприятия, потому что ведут стрим, и останавливают городской транспорт, потому что… ведут стрим.

Александров сидит, потому что помогал осужденным выплачивать штрафы, а Слуцкая с коллегами – потому что «Пресс-клуб» старался быть полезным журналистам даже в условиях политического кризиса.

УВД запрещает публиковать радиоэфир с милиционером, потому что тот не смог ответить на неудобные вопросы. А Калинину задерживают лишь за то, что спросила, как ей попасть на собрание по выдвижению кандидатов на Всебеларусский народный сход.

Власть вопит: «Оставайтесь дома! Не высовывайтесь! Не задавайте вопросов! Не помогайте».

И это звучит абсурдно для медиапрофессионалов. Представьте себе, чтобы такие требования предъявляли спасателям, врачам, милиционерам. Сидите дома, терпите, молчите.

Профессия журналиста просто не предполагает ничего другого, кроме как задавать вопросы, слушать людей, писать, снимать, использовать микрофоны, камеры, штативы.

Нет в ней никаких других задач. Нет никакого другого смысла.

Учителя – учат, врачи – лечат, спасатели – спасают, журналисты – информируют. Так было и так должно быть. Все остальные функции, которыми власти хотят наделить профессионалов, вместо их непосредственных, - от Лукавого.

Не дело учителя – заниматься пропагандистским обслуживанием властей, не дело спасателя – снимать трусы и флаги, не дело врачей – стучать на пациентов и отбирать детей у «неблагонадежных» родителей.

Но Кафка на то и Кафка, чтобы переворачивать все с ног на голову, возводить иррациональное в высшую степень, сеять зерна абсурда везде, где только можно и нельзя.

И, конечно, сажать особо опасных Чульцову и Андрееву в клетку! Потому что «а как иначе?», они же, чего доброго и из пальца стрелять начнут. Преступники такие преступники…

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: