Вы здесь

Вынесен приговор журналисткам Белсата. По два года колонии каждой

Тренды

Гособвинитель Алина Касьянчик посчитала, что их вина в совершении преступления по ч. 1 ст. 342 УК доказана, и запросила два года лишения свободы в колонии общего режима для каждой.

Сегодня судья Наталья Бугук вынесла решение: признать виновными и назначить наказание в виде двух лет лишения свободы в колонии.

На рассмотрение дела и вынесение приговора понадобилось три судебных заседания.

— Понятен ли вам приговор? — уточнила судья.

— За что это? — в унисон спросили Дарья и Катерина.

По решению суда вещдоки: четыре ежедневника, наклейки, ткань бело-красно-белого цвета — должны уничтожить. А технику и жилеты с надписью «Пресса» — конфисковать.

Диктофон, ноутбуки, плеер, фотоаппарат, некоторые телефоны, денежные средства — от ареста должны освободить и передать Бахваловой и Чульцовой.

 В своем последнем слове накануне Екатерина Бахвалова сказала:

«Мне 27 лет, 6 из них я посвятила любимой профессии — журналистике.

Прошлым летом я превратилась в репортера из горячей точки. Каждый раз, уходя на работу, я рисковала не только своей свободой, но и здоровьем, жизнью. Мне удавалось уворачиваться от резиновых пуль и продолжать вести репортаж, продолжать выполнять свои профессиональные обязанности.

Моим коллегам повезло гораздо меньше. Их били в живот, им ломали носы, в них стреляли с нескольких метров. Но до сих пор по фактам насилия над ними не заведено ни одного уголовного дела, как и над мирными протестующими.

11 ноября был убит Роман Бондаренко за то, что не позволял срезать ленточки. 15 ноября на Площадь Перемен вышли люди. Я показывала эти события в прямом эфире. За это меня бросили за решетку по придуманному, сфабрикованному обвинению. Представленные доказательства доказывают мою невиновность. Я не совершала преступление сама и не подстрекала никого к этому.

<…>

У меня есть все: молодость, любимая профессия, известность и, главное, чистая совесть. Свои силы я хочу посвятить на созидание, на построение Беларуси, в которой не будет политических репрессий.

Я не прошу, а требую оправдания и освобождения для себя и моих коллег. Свободу Дарье Чульцовой, свободу Катерине Борисевич, свободу Игорю Лосику, Алле Шарко, Юлии Слуцкой и остальным сотням политических заключенных».

 

По мнению следствия, журналистки организовали действия, грубо нарушающие общественный порядок, что повлекло нарушение работы транспорта, а также участвовали в них. Путем озвучивания информации из «деструктивных аккаунтов в социальных сетях» они осуществили сбор активных участников протеста «с целью создания массовости для возможности противостояния действиям сотрудников правоохранительных органов».

Защита настаивала на невиновности журналисток. В тот день, когда Катерина и Дарья вели стрим, в Минске не было мобильного интернета, то есть участники акции протеста не могли наблюдать за прямой трансляцией. В высказываниях Катерины Бахваловой эксперты-лингвисты не обнаружили призывов к каким-либо групповым действиям.

По их мнению, информация, озвученная во время прямого эфира, констатирует происходящее и носит нейтральный характер. Ни один из свидетелей со стороны обвинения, которые выступили на процессе, не заявил, что именно действия журналисток привели к тому, что на площади собрались люди, а движение личного и общественного транспорта оказалось заблокированным.

— Фактически мы установили, что Катерина Бахвалова осуществляла работу журналиста. За эти действия она и Дарья Чульцова уже больше трех месяцев находятся за решеткой. Мы полагаем, что в действиях Бахваловой и Чульцовой отсутствует состав преступления, — подчеркнул в судебных прениях адвокат Сергей Зикрацкий.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: