Вы здесь

Свобода слова для частных инвесторов

Тренды

Международные инвесторы обычно не высказываются по вопросам свободы прессы. Но ее подавление, в том числе в таких крупных развивающихся странах, как Китай, Россия, Бразилия, Турция, осложняет их работу, мешает выявлять проблемы и риски.

С учетом трендов в сфере ESG (экология, социальные факторы, качество управления) институциональные инвесторы все-таки начинают активнее учитывать информацию о том, как в разных странах обстоят дела с обеспечением свобод, в том числе прессы.

Обстоят они не очень. Средства массовой информации в мире испытывают беспрецедентное давление. В 2020 г. под арестом находилось больше журналистов, чем когда-либо ранее (247, из них 10 – в России), по данным международного Комитета по защите журналистов; а число убитых сотрудников СМИ выросло на треть до 66 по сравнению с 2019 г.

 

Свободный фондовый индекс

Перт Толле, основательница Life + Liberty Indexes, с 2019 г. рассчитывает индекс Freedom 100 Emerging Markets (в США торгуется основанный на нем биржевой фонд – ETF). Веса 26 развивающимся странам присваиваются на основании 76 показателей, оценивающих политические, экономические и гражданские свободы; затем с учетом этих весов составляется индекс из компаний выбранных стран. России в индексе нет из-за низких позиций в рейтингах политических и экономических свобод, подтвердила Толле, которая ранее консультировала богатых клиентов в Fidelity Investments в США, а до этого работала в Пекине и Гонконге.

Если в 2019-2020 гг. динамика фонда Freedom 100 Emerging Markets ETF мало отличалась от iShares MSCI Emerging Markets ETF (крупнейший биржевой фонд, основанный на индексе MSCI Emerging Markets, под управлением BlackRock), то сейчас «свободный» фонд впереди на 9,2 процентного пункта.

«Наш лучший результат в этом году объясняется исключением Китая, чья доля в большинстве индексов и фондов развивающихся рынков составляет 35-40%. Его рынок акций в этом году рухнул именно по той причине, по которой мы исключаем Китай, – из-за экстремального вмешательства властей в работу частных рынков, что подрывает экономическую свободу», – пояснила Толле, которую журнал Wealth Management Magazine в 2020 г. включил в топ-10 наиболее многообещающих управляющих за инновации в сфере инвестиций на основе показателей свободы.

«Без свободы слова, которая, конечно, тесно связана со свободой прессы, у инвестиционного сообщества нет независимого способа подтверждения информации и данных, – говорит Толле. – Для инвесторов, особенно на развивающихся рынках, где отсутствие прозрачности и политический риск – главные причины для беспокойства, относительно свободная пресса – фундаментальный фактор, определяющий возможность инвестирования».

Активы под управлением Freedom 100 Emerging Markets ETF составляют $80 млн (на 30 августа). За последний месяц они выросли на $19 млн. В первые три года существования биржевых фондов и до достижения планки в $100 млн, когда они попадают на крупные инвестиционные платформы, активы обычно растут медленно, так что это очень хороший результат, считает Толле. Тем более для фонда с абсолютно новым принципом формирования и при отсутствии команды по продажам. «В фонде также не было погашений, даже во время обвала в 2020 г. Все это говорит мне, что инвесторы осознают долгосрочные выгоды от свободы», – отметила она.

 

Шаги к бедности

Застой в экономике складывается из таких шагов, как захват «Ведомостей», закрытие VTimes, объявление иностранными агентами «Дождя», «Важных историй» и других изданий; каждый такой шаг – «экстрактивный политический институтик», на котором держатся «экстрактивные экономические институты», говорит Константин Сонин, профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики. Книга Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные» объясняет заданный в названии вопрос тем, что в одних странах складываются экстрактивные институты, защищающие ценой эффективности и развития ренту элиты, а в другие – инклюзивные, дающие возможность конкурировать, хорошо жить и двигаться вперед, поясняет Сонин. Так вот: «Каждый наезд на СМИ – очередной маленький пример усиления экстрактивных институтов. Потому что информация, необходимая для принятия решений, стала чуть хуже, правительству стало чуть сложнее, исчезла площадка для дискуссий. Экстрактивные институты стали чуть сильнее, застой чуть глубже, шансы на рост – чуть ниже».

Активность журналистов может влиять на стоимость государственных заимствований, показало исследование, опубликованное в 2018 г. Брукингским институтом. Авторы изучили доходности муниципальных облигаций в США в 1996-2015 гг. в округах с тремя местными газетами и менее (их число сильно сократилось в XXI в.). Через три года после закрытия газеты доходности бондов оказывались выше на 0,05-0,11 процентного пункта.

Исследователи так объяснили полученные результаты. Закрытие местных газет увеличивает стоимость заемных средств, потому что:

·      сокращается количество публично доступной информации;

·      деятельность чиновников не отслеживается столь же тщательно, что снижает качество управления. В штатах с низким качеством стоимость заемных средств увеличивалась на 0,12 п.п., с хорошим – на 0,06 п.п.

«"Качество управления – это все" – центральная тема нашего подхода к анализу и инвестициям вот уже не одно десятилетие», – говорит Йон Триси, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. Если у инвестора есть жалоба, он прибегает к помощи правосудия; чтобы получить защиту, необходимы обеспечение прав собственности и уважение интересов миноритарных акционеров, независимая судебная система, перечисляет Триси: «Чтобы вся эта система работала, нужна свобода прессы для выявления коррупции и незаконных действий властей. При отсутствии этих факторов премия за риск выше. Поэтому такие рынки, как российский и китайский, обычно и торгуются с дисконтом. Когда наблюдение за этими основами системы управления ослабевает, риск по инвестиционным позициям быстро растет».

У смерти российских медиа (деловых и других) есть и чисто бюрократическо-коридорное измерение, отмечает Александра Прокопенко, бывшая спецкорреспондент «Ведомостей», участник кремлевского и правительственного пулов: из-за отсутствия медиума в виде журналиста ньюсмейкеры понимают друг друга все хуже. «Например, в одном моем тексте в «Ведомостях» о бюджетном процессе через меня поговорили источники в Минфине, Минэке и правительстве, утратившие в определенный момент (и так и не восстановившие) способность говорить об этом не с позиции "мое ведомство право и только так", – рассказывает она. – Текст становился точкой сборки события. И у других сил (общества, башен Кремля, чиновников, депутатов) была возможность в этом событии поучаствовать или даже изменить его ход».

А без журналистов многие совсем разучились даже друг с другом разговаривать, «зато информационно кругом тишь, гладь и благодать», говорит Прокопенко.

«Независимые бизнес-медиа в России особенно важны для частных инвесторов, учитывая, что они ищут новости, которые дружеские по отношению к государству СМИ могут игнорировать из-за давления», – писал в мае, после признания администратора сайта VTimes иностранным агентом, шеф московского бюро Financial Times Генри Фой.

  

Информационные антипрививочники

Во «Всемирном индексе свободы прессы», составляемом «Репортерами без границ», Россия в 2021 г. заняла 150-е место из 180, находясь в окружении Венесуэлы, Демократической Республики Конго, Гондураса и Бангладеш. Индекс был опубликован 21 апреля – за два дня до того, как с «Медузы» началась кампания по объявлению независимых СМИ иностранными агентами и нежелательными организациями, так что в следующем рейтинге результат России может снизиться. Впрочем, ситуация ухудшается не только у нас.

В БеларусИ Верховный суд 27 августа ликвидировал Белорусскую ассоциацию журналистов. Китай за последний год выслал десятки иностранных журналистов, не продлив им визы, и фактически убил независимые СМИ в Гонконге, введя в действие закон о национальной безопасности и закрыв крупнейшую продемократическую газету Apple Daily.

«Журналистика – вакцина против дезинформации, но доступа к ней нет уже более чем в 130 странах», – констатировали «Репортеры без границ».

Там, где журналисты несвободны, несвободны и аналитики: достаточно посмотреть, как последние боятся говорить правду о Китае вне зависимости от своего местонахождения, отмечает Толле.

В этом году в Китае разворачивается драма с участием нескольких крупных компаний. Госбанк плохих долгов China Huarong Asset Management в апреле оказался на грани дефолта. В отсутствие информации инвесторы бросились продавать его бонды (всего их обращается на $39 млрд, из них бумаги на $21 млрд принадлежат иностранным инвесторам – они были популярны у крупных фондов, включая BlackRock, Goldman Sachs, Allianz, сообщает Bloomberg). Цена долларовых бондов с погашением в ноябре 2025 г. падала в апреле до 61% от номинала. Какая-то ясность наступила только в августе – появились сообщения о рекапитализации с участием госструктур.

Инвесторы также не могут понять, насколько близка к банкротству оказавшаяся в тяжелом финансовом положении Evergrande Group, имеющая наибольшую задолженность среди всех девелоперских компаний мира – более $300 млрд. За год с небольшим ее акции упали на 80%, бонды торгуются ниже 40% от номинала.

Почти никто не оценивает последствия от потенциального дефолта одного из крупнейших корпоративных заемщиков в мире, отмечает Триси. И добавляет: учитывая слухи, что у крупнейшего акционера и руководителя Evergrande миллиардера Хуэя Ка Яня тесные политические связи, сложно будет отделаться от подозрений в фаворитизме.

Самое важное в качестве управления – это тренд, добавляет Триси. Оно ухудшается во многих странах, но в Китае – стремительно, «что, с моей точки зрения, делает его непригодным для долгосрочного инвестора».

В Турции двум репортерам Bloomberg грозит от двух до пяти лет тюрьмы за статьи об обвале курса лиры на 40% в 2018 г. Их обвиняют в попытках «подорвать» экономику, распространяя ложную информацию.

 

Свободная составляющая ESG

Некоторые институциональные инвесторы стали учитывать свободу прессы в своих ESG-стратегиях. Доктор Штеффен Хёртер, глобальный директор по ESG-стратегии Allianz Global Investors, вместе с коллегами разработал «инновационное инвестиционное решение для включения ESG в стратегию формирования портфеля гособлигаций развивающихся стран».

Вес Е-фактора (экология, окружающая среда) в ней составляет 20%, S (социальные факторы) – 30%, G (качество управления) – 50%. Последний учитывает семь показателей от разных институтов, включая Всемирный банк, Transparency International и др.; один из них – «свобода прессы» от «Репортеров без границ».

Рейтинг России по шкале от 0 (худший) до 100 (лучший) – 57. Если показатели E и S у России немного выше, чем в среднем по 35 развивающимся странам, то G – ниже.

«Учитывая растущее внимание [инвесторов] к ESG-факторам, правительства должны будут проводить политику, которая улучшает их ESG-рейтинги. Если они окажутся неспособны это сделать, то могут в будущем не получить финансирования», – пишет Хёртер.

В новом десятилетии ликвидности будет меньше, чем в прошлом, указывает он, поэтому инвесторы будут действовать более избирательно. Им также нужно будет «вовлекать суверенных эмитентов в сотрудничество по более качественным аспектам риска, включая ESG-факторы». В Allianz GI не смогли уточнить, как именно может выглядеть такое «вовлечение» и ответить на другие вопросы.

В 2017 г. BNP Paribas Asset Management в отчете по интеграции ESG называла индексы свободы прессы и восприятия коррупции (о которой независимые журналисты часто пишут) в числе пяти показателей, определяющих G-фактор (остальные три – чисто экономические). BNP Paribas AM не предоставила комментарии, но человек, знакомый с принятой в 2019 г. методологией инвестиций в гособлигации Beyond Ratings («Не только рейтинги»), рассказал, что теперь при оценке качества управления учитываются следующие показатели:

·      контроль за коррупцией;

·      эффективность правительства;

·      верховенство закона;

·      качество регулирования;

·      политическая стабильность и отсутствие насилия;

·      право голоса и подотчетность.

Последний показатель определяет способность граждан участвовать в выборе органов власти, уровень свободы слова, собраний и СМИ, что, в свою очередь, влияет на «наличие институциональной базы для поддержки частных инвестиций».

«Инвесторы и бизнес должны сильно заботиться о свободе прессы, а редакционную независимость должны лелеять буквально все, включая бизнесменов, – сказал Bloomberg бывший главный экономист Goldman Sachs Джим О’Нил, придумавший термин BRIC. – Важность правдивой, независимой, заслуживающей доверия журналистики становится все больше и больше».

 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: