Вы здесь

Медийные сети против сетей дезинформаторов: кто, кого и каким образом

Тренды

На Львовском медиафоруме эксперты рассуждали о ключевых угрозах от дезинформации и о том, где она обитает. Самое важное мы записали, чтобы вы могли почитать.

Марьяна Малачивская, основательница и CEO Социологической агенции Fama.

Времена вкусных фейков проходит. Самих фейков становится меньше и, казалось бы, это повод для бурной радости. Но всё не совсем так, потому что на место фейков приходят манипуляции, а с ними бороться гораздо сложнее. Фейк – это просто боевой солдат в информационной войне. Такие солдаты легко клепаются, но и бороться с ними тоже очень просто. С манипуляциями всё намного сложнее, потому что манипуляция менее очевидна.

Дезинформаторы пытаются не просто заставить человека во что-то поверить. Хорошая информационная кампания направлена на то, чтобы человек менял своё поведение. Мы наблюдаем борьбу ценностей и онтологий, и её последствия могут быть незаметны на короткой дистанции, но при этом очень долгосрочны.

Вообще, дезинформация может выживать везде, но в Украине тг-каналы – это самое сердце манипуляций. На руку манипуляторам играет анонимность авторов некоторых каналов, и именно такие места становятся точкой входа манипуляции в инфополе. Основной посыл анонимных каналом, неависимо от содержания, везде одинаков: «от вас прячут правду, а мы её знаем и расскажем».

Мы в FAMA провели исследование контента, которое показало, что самые часто употребляемые понятия в записях у анонимных телеграм-каналов – это «инсайт» и «сплетни». Это показывает нам, в каком ключе там представляют новости.

Фото: euvsdisinfo.eu

 

Ксения Ильюк, менеджерка проектов ОО “Детектор медиа”.

В современном мире постоянно увеличиваются инфопотоки, и это приводит к тому, что отдельно взятые индивиды начинают считать себя экспертами просто из-за того, что немного почитали по какой-то теме.

В основе критического мышления есть принцип сомнения относительно всей информации, которая нам попадается. Дезинформаторы тоже использует этот принцип, отрицая, например, научные достижения. И это не случайные ошибки, а целенаправленная дезинформация – научное исследование, проведённое в соответствии с определённой методологией, приравнивается к частному мнению, основанному на доверии. И важно понимать, что дезинформация есть во всех сферах, и она не ограничивается темами политического влияния и финансовых капиталов.

Мы можем по-разному потреблять медиаконтент, и при этом нас можно объединить в четыре большие группы:

Наивно доверяющие

Такие люди абсолютно пассивно воспринимают всю информацию, поступающих из разных источников, они обычно не дочитывают материалы до конца, и у них часто проявляется так называемая «амнезия источника» - они не запоминают, откуда берут информацию. Крайнее проявление наивного доверия – люди верят вообще всему, что написано. И даже если они прочитывают два материала на одну и ту же тему, но противоречащие друг другу, у них не возникает диссонанса.

Инфонигилисты

Инфонигилизм – это стратегия, противоположная наивному доверию. Инфонигилисты не верят ничему и никому и очень резко реагируют на авторитетов, но при этом верят, что существуют некие скрытые эксперты и другие источники информации, которые обладают Тайным Знанием, но от простых смертных его скрывают. Правда недоступна большинству, но она есть у условного Рокфеллера, масонов и т.д. Ещё одна особенность инфониилистов заключается в том, что они убеждены, что ни на что не могут повлиять.

Инфоскептики

Эти люди самостоятельно ищут информацию и склонны к тому, чтобы её перепроверять. Для них важна статистическая информация, они дочитывают тексты до конца. Часто они не оценивают материалы однозначно. Инфоскептики задают много вопросов, любят аргументы, ищут материалы из разных источников, у них жёсткие критерии к оценке источников.

Рефлексивно доверяющие

У них нет слепой веры к материалам и источникам, как у наивно доверяющих, и они используют много информации из разных источников. В отличии от скептиков они не занимаются быстрой перепроверкой, а более глубоко копают. Они выделяют отдельное время для поиска информации, - для них это не фоновая деятельность. Им важны аргументы, они имеют представление об идеальном материале и сопоставляют прочитанное с этими критериями.

Безусловно, один и тот же человек может демонстрировать разные способы потребления информации на разные темы и в разных сферах. Можно быть скептиком в теме медицины и наивным потребителем в теме политики.

Фото: dekabristen.org

 

Дмитрий Тужанский, директор Института центральноевропейской стратегии

В Украине самое комфортное для дезинформации пространство – это пространство нарративов. Важно помнить, что тот массив классических медиа, соцмедиа и тд, которыми оперирует агрессор, намного больший, чем массив противостояния.

Есть очень важный вопрос: какими должны быть современные украинские нарративы, чтоб они не велись только к контрнарративам российской пропаганды. Россияне очень массово вкидывают нарративы в соцсети и классические медиа. Им всё равно, что мы будем опровергать их дезинформацию, им важно, чтобы их нарративы массово распространялись

Сейчас российская дезинформация пытается действовать против нас, обвиняя украинские медиа и общественные и государственные структуры в создании и распространении дезинформации.

Сейчас и правда идёт борьба за нарративы и борьба за реальность. Какой мы имеем сегодня контекст? Российская пропаганда с помощью проплаченных ботов и полезных идиотов создаёт определённый контекст. И хочешь или не хочешь, но начинаешь двигаться в этой системе координат. Думать про возможное повторение крымского сценария и выстраивать собственную редакционную политику соответствующим образом.

 

Артем Захарченко, глава аналитического департамента Центра контент-анализа.

В Украине наблюдаются две тенденции в области фейков и дезинформации: заимствование российских методик и снижение уровня тех медиа, где часто распространяются фейки. Сейчас дезинформаторам не нужен даже сайт-однодневка, чтобы распространять фейки. Снижается технический порог, и уже достаточно того, чтобы просто закинуть текст в соцсети.

Но всё равно наибольшее влияние имеют фейки, которые попадают в СМИ. И возникает вопрос, как влияют создатели фейков не только на аудиторию, но и на журналистов. Как они умудряются обходить журналистские стандарты и прорываться через все проверки? Это обязательно надо изучать и анализировать.

Дезинформация очень эффективно работает на всех уровнях, и у неё для этого есть много инструментов. Вот как оправдываются новостники за то, что опубликовали новость, в которой не были уверены:

  • Это привело к успеху
  • У меня было плохое настроение, я плохо себя чувствовал/а
  • Два или больше медиа написали, что проверили новость через своих источников
  • Я использовал/а в заголовке формулу «Что-то случилось – медиа»
  • Я использовал/а в заголовке формулу «Что-то случилось – соцсети»
  • Я использовал/а в заголовке формулу «Что-то случилось – источник»
  • Я использовал/а информацию из анонимного телеграм-канала и хотел/а быть быстрее конкурентов
  • Я не мог/ла проверить информацию в ближайшее время (информация появилась в пятницу вечером)
  • Я взял/а информацию у ресурса, который раньше уже давал правдивую информацию
  • Журналист/ка ручается за свой ресурс
  • Босс сказал/а, что это правда

 Наста Захаревич специально для Mediakritika.by

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: