ОБ АВТОРЕ

Постоянный корреспондент Mediakritika.by.

Журналист-фрилансер. SMM'щик.

Экс-редактор ныне замороженного проекта 'Belarusian News Photos'.

В 2014 году окончил Институт журналистики БГУ.

Член БАЖ

Вы здесь

О чем Давыдько говорил с будущими журналистами?

В фокусе

23 января в Институте журналистики БГУ состоялась творческая встреча с руководителем Национальной государственной телерадиокомпании  Геннадием Давыдько.

Ведущий "Клуба редакторов" рассказал будущим журналистам о Белтелерадиокомпании, о том, кто разрабатывает приставки для подключения цифрового телевидения, у каких же журналистов есть мешок с деньгами и как лично он относится к телеканалу «Белсат». 

БТ как оно есть

Я люблю поесть. И гастрономическая метафора всегда понятна людям и всегда ближе. Представим себе все телеканалы Белтелерадиокомпании как столы, которые нужно накрыть в определенное время для определенного круга людей, потому что правильно и вовремя накрытый стол — это гаранты здоровья и хорошего настроения. Вы представляете, если кто-то ждет детский праздник, а там накрывают водку, пельмени. То есть, ты не вовремя накрыл и не так сделал. Это и есть наполнение содержанием канала.

Телеканал «Беларусь-1» специально формируется как главный общественно-политический телеканал. Но, тем не менее, если бы у человека (такого нет, но гипотетически), предположим, была только одна кнопка, на которой транслировалась «Беларусь-1», мы должны сделать так, чтобы этот человек был полностью удовлетворен, как информационно, так и развлекательно, нравственно, духовно.

И сетка должна выстраиваться таким образом, чтобы там было все, что надо этому конкретному человеку. И этого человека мы знаем. Мы знаем, сколько ему лет. Мы знаем, какого он пола и какое у него образование. Более того, мы знаем, как мигрирует этот человек по сетке. Мы знаем, какой человек включает наш экран в семь утра, во что он превращается к 9 утра и так далее. Вот эти знания позволяют нам формировать контент и направлять его в нужную сторону. Мы часто что-то трансформируем и меняем, но в соответствии с измерениями, которые нам приходят, и мы вынуждены подчиняться.

Телеканал «Беларусь-2» образовывался у нас на базе телеканала «ЛАД». Мы решили сделать из него спортивно-развлекательный канал. Спорта у нас очень много. Белтелерадиокомпания имеет договор с Европейским вещательным союзом, в рамках которого пакетом мы закупаем огромное количество спортивных программ. И даже не успеваем все показывать — не хватает времени, а имеем право. Поэтому решили сделать «Беларусь-2» спортивно-развлекательным телеканалом. На этом канале находится все, что любит человек, который любит спорт. 

Канал «Беларусь-3» — это канал нравственности, духовности, образования. У нас будут долгосрочные договора (хоть сначала и будут носить рамочный характер) с Министерством культуры, Министерством образования, Академией наук, конфессиями, Министерством природы и окружающей среды. Будет много место для творческих союзов — писателей, художников, архитекторов. И для молодежи.

Я очень хочу, чтобы канал «Беларусь-3» отличался своей, может быть даже гипертрофированной и не совсем причесанной интерактивностью.

Вот студент журфака учится на телевизионщика, сделал какой-то сюжет — буквально на лестничной площадке идет обсуждение этого сюжета, что получилось, что не получилось... Да, пусть это будет узкий сегмент зрителя, но все равно настоящий журналист делает что-то. Журналист, по-моему, это всегда активно действующий человек,  человек устремленный на прорыв, на улучшение - во всяком случае - окружающей среды, а не просто на ее сохранение и описательство.

Скорее всего, с появлением второго мультиплекса у нас появится канал «Беларусь-4», который, вполне возможно, будет чисто спортивным.

Канал «Беларусь-24» — это наш очень мощный внешнеполитический рыцарь, который в настоящее  время собирает все лучшее, что создается на каналах ОНТ, СТВ и каналах Белтелерадиокомпании, плюс запускает много своих проектов.

Канал вещает 24 часа в сутки практически на полмиллиарда жителей земного шара.  Телесмотрение разное. Мы вещаем с двух спутников, а также у нас множество договоров с кабельными вещателями. «Беларусь-24» есть в интернете.

Конечно, это самый мощный канал среди всех белорусских по количеству просмотров. К примеру, в небольшой Эстонии, что меня сильно удивляет, 500 тысяч включений в сутки. По Российской федерации порядка трех миллионов смотрят. Это отражено в тех галочках, которые ставят телезрители России напротив «Какой канал они хотят сохранить в своем кабельном пакете». В Казахстане пока 300 тысяч домохозяйств, что маловато, но мы с этим работаем.

Также мы транслируем телеканал НТВ-Беларусь на территории нашей страны, и этот канал наша, так сказать, дойная корова.

Основную долю прибыли от проката рекламы мы имеем с этого канала.

Что касается радио, в нашей системе работают пять радиостанций: «Первый канал национального радио», «Культура», «Радиус-FM», «Радио Столица» и «Радио Беларусь».

Последнее имеет сейчас, чтобы не соврать, 204 договора только в Евросоюзе. Вещает через сервер в Германии. Очень сильно представлено в интернете. По количеству скачиваний и ссылок самое востребованное в интернете радио среди прочих подобного формата станций. Мы сейчас вещаем на 7 языках, уже начали вещание и на китайском языке.

Мы работаем над корпоративным духом и имиджем. И очень сильно боремся за доверие нашего телезрителя и радиослушателя.

Последние результаты и динамика нас устраивают. Агентство телевизионных новостей стала работать тоньше, точнее и глубже буквально в последнее время. Это не просто слова, а на основе анализа, на основе тех ран, которые мы наносим нашим недоброжелателям и на основе анализа этих ран. Поэтому мы работаем и очень хотим работать еще лучше.

Я Белтелерадиокомпанию называю БТР (это такая стреляющая машина) — собираемся и дальше воевать.

После вступительного слова Геннадий Давыдько ответил на вопросы публики.

Каковы перспективы перехода на цифровое вещание?

Нет никаких проблем с переходом — существует государственная программа О переходе на цифровое вещание. Наши области фактически все уже в цифре. Что касается населения, разрабатывается общая программа о косвенной дотации тех людей, для которых переход на цифровое телевидение будет проблемой. Социально слабым слоям населения этот адаптер будет либо дариться, либо по какой-то условной цене отдаваться.

 Адаптер производится в Беларуси. Так получилось... случайно получилось... (смеется — авт.) Мой сват делает этот адаптер. Я удивился очень сильно! Мы отмечали Новый год, я спрашиваю: «Саша, ты чем занимаешься?» А он отвечает: «Ты не поверишь, я главный конструктор этого адаптера, который вам будет нужен!» Ну, надо же!

Насколько равнозначным будет доступ к новым телеканалам? И нет ли идеи создать чисто спортивный телеканал типа Евроспорта.

Что касается доступности, то «Беларусь-3» будет доступен с 8 февраля примерно 70% населения страны на восьмой кнопке пульта, с апреля же будет 99% покрытие.

«Беларусь-2» мы собирались делать спортивным каналом, но наткнулись на то, что чисто спортивный канал нам пока не по карману потому, что он убыточен.

Я хочу «Беларусь-2» оставлять для мужчин. Убрать всю лирику. С появлением «Беларусь-3» на втором канале останется спорт, юмор, хорошее настроение. А такие программы как «Калыханка» уйдут на Беларусь-3.

Не знаем, что делать с «Белорусским времечко». Она имеет свой круг зрителей. Скорее всего «Белорусское времечко» будем разделять на две программы. [переходит на белорусский язык — авт.] Адна цалкам беларускамоўная і зробіцца «Беларускім часам», ці нават назва будзе змененая. З'явіцца нейкая інтэрактыўная праграма на «Беларусь-3», дзе цалкам будуць пытанні маральнасці, культуры, духоўнасці. [обратно на русский — авт.] И программа «Белорусское времечко» должна появиться на спортивном канале, но там другая тема, другой посыл, другая упаковка. Над этим мы сейчас активно работаем.

На канале «Беларусь-1» вот-вот появится программа «День в большом городе». Такой формат... Мы наполовину его подсмотрели-украли, наполовину сами додумали.

Устраивают ли вас результаты опросов населения, которые ложатся в основу стратегии развития белорусского национального телевидения?

Поскольку, как говорят, «есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика», мы статистику принимаем во внимание, но ни в коем случаем она не лежит краеугольным камнем в формировании «там чего-то».

В Белтелерадиокомпании работают очень профессиональные люди. И соразмерно нашему вкусу и нашему пониманию мы формируем стратегию. Но мы прислушиваемся. Есть два измерителя. Сейчас есть переговоры о проведении пиплметрии. Но это настолько вчерашний день... К примеру, в России используются уже другие методы.

Я недавно смотрела Белсат. Эдуард Мельников, ведущий ток-шоу «Форум», обратился прямо к вам напрямую. Сказал, что ток-шоу «Форум» появилось на белорусском телеканале на три года позже, чем на Белсате. И обратился к вам с предложением конкурировать в обсуждении острых социальных вопросов. В последнем выпуске «Форума» на Белсате обсуждался вопрос противодействия наркомании и ставилась такая проблема: надо ли разрешить легкие наркотики в Беларуси, а если не разрешать, то как сотрудничать с государством и противостоять этой проблеме. И вот Эдуард Мельников вызвал вас к барьеру, можно сказать. Как вы относитесь к конкуренции с тем же Белсатом, ибо там работает много бывших сотрудников Гостелерадио?

Понимаете... Вот тут много будущих журналистов. Можно со мной спорить... Но... Со мной на эту тему спорить бессмысленно. Слишком у меня много аргументов на эту тему. Журналистов свободных и независимых не бывает.

Счастье журналиста — когда он исповедует те мысли, которыми он живет и верит в то, что он делает. И за это получает деньги. Для любого человека огромное счастье заниматься любимым делом и зарабатывать зарплату.

Но когда человек знает, что «там просто больше платят, поэтому я буду работать там, и так жить». И убеждает себя, в результате уговорил и исповедует те идеи, против тех идей, за пропаганду которых меньше платят. Или, допустим, «эти идеи проповедовать выгоднее, здесь больше платят, но на самом деле я думаю как ТАМ». Все. Этот человек долго не проживет. Я имею ввиду как личность...

А может быть даже и как физическое тело, потому что этот внутренний разрыв между любовью и потребностью — это духовная проституция, страшнее которой ничего не бывает.

Это так... к портрету немножко журналистов, которые многие работают на «Белсате».

"Белсат" — это финансируемое... Мы [Белтелерадиокомпания — авт.]  финансируемые из бюджета страны, «Белсат» — финансируемый зарубежными государствами, они тоже благодаря этому живут. Точки зрения у нас не на предмет разные, у нас разные точки зрения на существо. «Во имя чего мы вещаем. Во имя чего мы существуем».

Я за диалог. Вы знаете, когда родилась идея «Клуба редакторов», я позвонил Середичу — отказ, я позвонил Высоцкому — отказ. То есть, практически лично обзвонил... «Вот когда в прямом эфире — давайте!»

Я мечтаю. Но сейчас не могу выйти в прямой эфир потому, что студия в субботу и воскресенье занята. У нас нет большой студии, где мы могли бы поговорить. Но когда мы делали теледебаты кандидатов в депутаты и приглашали, ведь многие просто уклонялись от дискуссии.

Не умеют... нет культуры дискуссии. О чем вы спорите? О легализации легких наркотиков? О политическом строе? Они просто пытаются использовать эту трибуну. Я не смотрю «Белсат». Он у меня не идет и, честно говоря, сильно по этому поводу не переживаю.

Что касается дискуссии... Вы понимаете, что существуют подлые журналистские методы? Очень тонкие. Вы знаете,  такое информационное оружие, и давно. Еще Наполеон говорил: «Четыре хороших газеты могут нанести врагу урон гораздо больший, чем стотысячная армия». Почему четыре? Либерал, радикал, женщины и мужчины. Если четыре газеты бьющие по ножкам этого стола, то стол подкосится, и все!

Вот когда человек идет и он упал: снайпер попал. Выстрела не было слышно, а человек упал. А вот когда человек идет и стал другим — он просто другой! В него попало идеологическое оружие, мысль другая.

[Повышает голос — авт.] Выбиты ценности, исторические ценности. Выбито доверие к могилам, выбито доверие к образованию, доверие к духовности, храм выбит из души. А посажен денежный мешок, в эту душу. Это тоже задача нашего идеологического врага! Все продается и покупается!

«Какая у вас зарплата?» - Да, маленькая зарплата. А почему у нас должна быть большая зарплата?! Откуда она возьмется у нас большая зарплата?! Давайте посчитаем, откуда Беларусь выросла? Сколько у нас бед было? Война... война... война... Разруха. Сталин с Лениным повыбивал. Репрессии! Войны! Чернобыль бахнул! Полезных ископаемых нет! «Зарплату дай...» Слушай, если у тебя мать болеет, ты ей помогаешь?.. А Родина — это разве не мать? Давай! Беги к богатому дяде — он больше заплатит. И вещай с «Белсата»...

Вот мое отношение к этим людям. И с ним я спорить не буду: когда мать болеет, он идет к другому дяде, который больше заплатит. Почему я должен общаться с этим человеком?

Как ведется эта самая идеологическая война? Иногда Александра Григорьевича Лукашенко печатают и вражеские, скажем так, негосударственные, средства массовой информации. Допустим, «Белгазета».

Ну, напечатала портрет президента. Издалека — пресс-конференция. Там заголовок какой-то, но обязательно должен быть подвох! Я смотрю, должна же быть какая-то фишка. Аааа! А внизу подзаголовок другой статьи, как бы той статьи: «В Беларуси будут мерять сиськи». Значит на одной полосе с президентом должно быть какое-то слово типа «сиськи».

« Комсомольская правда» в Белоруссии»: тоже пресс-конференция, а внизу написано: «Финны удивляются, что русские любят становиться ногами на унитаз». Расположить идеально близко с образом президента слова «унитаз» или «сиськи» — это как раньше коммунисты рядом с храмами пивбары строили, примерно вот так. Специально. Потому что подсмутно это как-то сработает, как-то заденет. Это мне омерзительно и противно, но это и есть то самое идеологическое оружие.

Формирование общественного сознания — это задача других людей, а информирование — это задача журналиста. Они... Ай, ладно, не хочу... Увлекаюсь, извините, пожалуйста...

Кто имеет право критиковать журналистов?

Да вроде бы все! Но критиковать на самом деле имеет право человек, который страдает от несовершенства мира и любит объект, который он критикует. Если человек ко мне обращается с критикой, и я вижу, что человек действительно добра хочет, а не просто критикнуть...

Что касается критики конструктивной, ее у нас просто нет! У нас нет ни театральной, ни кинокритики, ни телевизионной критики. Но я считаю, что эта критика должна появиться.  Если она будет, такая программа на телеэкране, я готов уступить место на канале «Беларусь-1». Допустим, если соберутся три-четыре аналитика (а не критика) и потом выскажут свои пожелания, то просто никакого гонорара жалко не будет этим людям.

Для чего критикуется что-то? Чтобы сделать это лучше. А, как правило, кто идет в критики (а не аналитики)? Человек, который пострадал от своего неумения овладеть любимым делом или карьерно пострадал. Ощущение ущербности обычно двигает человеком, который идет критиковать что-то другое.  Вот это обидно.

Я бы с удовольствием встретился с людьми, которые хотят конструктивно критиковать белорусское телевидение, готов с ними сотрудничать, дать полномочия, даже предоставить слово на еженедельных директоратах. Если есть желание и здесь присутствуют эти люди, хоть худсовет возглавляйте, камня на камне не оставьте от любого продукта — буду благодарен!

Но в том случае, если этот человек сам пытался делать программы, сам умеет писать, сам умеет отвечать и может предложить, как лучше сделать. В противном случае я критику не принимаю.

К сожалению (делаю акцент, к сожалению!), в современном мире писатели утратили возможность быть духовными лидерами, к сожалению, это право делегировано журналистам, поп-звездам, спортсменам и даже тем, кто вообще не умеет говорить.  Для молодежи важнее, что сказал Дима Билан, чем то, что сказал председатель горисполкома. К сожалению, я получил врага — Ивана Чергинца.

С тремя вопросами к Давыдько обратился единственный за эту встречу студент, которому дали слово. Первый — о содержании журналистских материалов, второй — о их форме, третий — об интернете.

Я бы с удовольствием давал вначале какой-то сюжет, который заманивал бы зрителя, а потом дозировано в определенном ракурсе давал то главное, что нужно дать. Так делают многие.

К сожалению, часто художнику и журналисту мешает статистика. Предположим, Сергей Валентинович плохой редактор газеты и вызывает двух человек: нужна тема о наркотиках, оба завтра приносите материалы. На следующий день приносят. «Сколько у тебя?» - «Полоса». - «А у тебя?» - «Две полосы» - «Вот это серьезный подход! Две полосы! А вы что принесли? [первому с одной полосой — авт.] Вы уволены!».

Но постойте, если там на одной полосе история, как кто-то отказался от наркотиков, а у другого на двух «ля-ля-ля»... 

Эффективность, пуля — убивает человека мгновенно, а вагон бумаги делает то же самое, но дольше.

Что касается интернета, то здесь у нас есть технические проблемы. К сожалению, в этом году у меня сорвались закупки по ряду причин. Мы собирались покупать оборудование, которое увеличит наши возможности присутствия во всех современных гаджетах. То есть, скорость будет хорошая, качество будет великолепное.

Более того, мы создаем интернет-вещание. Оно уже почти готово, но там тоже технические проволочки. К осени, я думаю, оно уже заработает. Там молодая креативная группа, у ребят мысли просто сумасшедшие. Идеи потрясающие и в основном интерактивные.

Я хочу вернуть на современное телевидение как можно больше прямого эфира и интерактива…

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: