ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

С чего начинаются новости

Интервью

Рано или поздно, но белорусское телевидение тоже пройдет тот путь, который остался за плечами наших литовских коллег. Познакомиться же с их опытом можно уже сейчас. Чтобы просто не терять времени даром…

Как бывшее Литовское советское телевидение избавлялось от «родимых пятен прошлого» и становилось Общественным Литовским телевидением? Об этом и многом другом Mediakritika.by поговорила с Жигинтасом Печюлисом.

- Господин Печюлис, в чем, собственно говоря, заключается главное отличие Общественного ТВ от государственного или коммерческого?

- Вы сразу это поймете, когда увидите, с чего начинаются новости. Если с «расчлененки», криминала — то коммерческое. А если общественное — то, например, с повышения тарифов на тепло и воду, как недавно у нас было. Причем журналисты обнаружили, что в домах, стоящих по соседству — разные тарифы и разные суммы платежей. Почему? Такого рода «народные» новости, которые касаются всех, чаще всего открывают информационные выпуски на каналах Литовского общественного ТВ и радио. Или сюжеты из Сейма. Но не об очередном заседании комиссии, а, например, о коррупционном скандале: прокурор просит лишить депутатской неприкосновенности одного из народных избранников. За что? Опять журналистское расследование. Часто в центре внимания оказываются суды, где проходят процессы, привлекающие общественное внимание. Правительство попадает на экраны в свою очередь, опять-таки в связи с какой-то острой ситуацией. Для появления на экране президента требуется особый повод, который выпадает не так уж часто. Само перечисление этих приоритетов лучше всего, я думаю, говорит о принципах деятельности общественного телерадиовещания.  

А если президент появляется излишне часто и возглавляет сводку новостей, то это, бесспорно, — государственное телевидение. При этом я сомневаюсь, что новости в таком случае будут полноценными. Мы с таким телевидением распрощались довольно давно. Вы будете удивлены, но еще до обретения независимости, когда не было президентов, а были первые секретари ЦК компартий «союзных республик», как тогда говорили.

- Как начинался этот процесс?

- Телевидение тогдашней Литвы было типичным представителем советской системы телерадиовещания. То есть, исправно выполняло пропагандистские функции и немного развлекало. Правда, были и особенности, вызванные нашим соседством с государством, которое не входило в СССР — Польшей. Дело в том, что сигнал Польского телевидения хорошо принимался и в Литве. Люди, естественно, предпочитали смотреть передачи «из-за бугра». В ответ на это с пятницы по воскресенье Литовское телевидение продлевало свое вещание на ночные часы и показывало лучшие советские фильмы, а иногда и зарубежные.  Мыслилось, что рядовой литовский зритель будет отвлекаться от «чуждого» ему влияния. Такое, «продлённое вещание», имевшее «контрпропагандистское» значение, практиковалось на все приграничные районы Советского Союза.

- Да, было оно и в БССР, но выборочно — только на Гродненскую и Брестcкую области, потому что жители именно этих областей могли принимать у себя Польское телевидение.

- К тому же на Литовском ТВ больше уделяли внимания национальному компоненту. Например, мультипликационные фильмы у нас показывались только на литовском языке. Специально дублировались. Ни одного — на русском. Были и другие, не совсем типичные для советского времени, особенности Литовского ТВ. Например, выходили прямые телевизионные встречи с министрами, где они отвечали на вопросы зрителей. Вопросы, конечно, фильтровались, но некоторая степень остроты все же присутствовала. Была и такая передача —  «В семье Петрайтисов» —  калька с американских семейных сериалов, где большие проблемы осмысливались на уровне  «кухни». Это позволяло некоторые пропагандистские клише советского образа жизни подавать в «очеловеченном» виде. Так что и в советские времена Литовское ТВ было в большей степени открыто миру.

- Как и когда началась радикальная трансформация?

- Новая история Литовского ТВ и радио начинается в 1988 году, когда был создан «Саюдис», возглавивший общенациональное движение литовцев за отделение от советской империи. Никто не ждал прихода независимости: радикальные изменения начались еще на вполне советском Литовском телевидении. В прямом эфире появилась передача «Саюдиса», в которой говорилось такое, что еще недавно трудно было бы себе представить.

- А как это было вообще возможно? Кто допустил к прямому эфиру, если говорить о белоруссском аналоге — Белорусский Народный фронт?

- «Саюдис» был очень влиятельной организацией. 80-90 процентов населения Литвы его поддерживало, и этому трудно было что-либо противопоставить. К тому моменту произошли и знаковые перемены в руководстве компартии Литвы. Первым секретарем ЦК стал Альгирдас Бразаускас, который позднее был избран президентом страны. Трудно сейчас сказать, был ли это план Москвы, чтобы при помощи такой «рокировки» сохранить свое влияние в Литве. А, может, это  значение личности самого Бразаускаса.

Так вот, своеобразная ситуация, которая сложилась в Литве в 1988-89 годах, отражалась и на нашем телеэкране. Например, отмечалось 70-летие Компартии Литвы. Вечером выходит передача, посвященная этому юбилею,  типичная советская передача. А через час какой-нибудь — передача «Саюдиса» в прямом эфире, где рассказывается о преступлениях литовских коммунистов, о ссылках тысяч литовцев в Сибирь и пр. Вот такие противоположности одновременно существовали в телеэфире.

После провозглашения независимости Литвы 11 марта 1990 года руководство Литовского телевидения сменилось. Начались системные реформы телевещания и радио. Начался путь к общественному вещанию.

-  Но пришлось пройти еще и через 13 января 1991 года...

- Да, в этот день советские войска попытались взять штурмом Вильнюсский телецентр. Весь город встал на его защиту! К тому времени литовцы уже понимали, что значит для них свободная информация. Понимали это и те, кто приказал открыть огонь. Сейчас всякий, кто посещает комплекс Литовского телевидения, проходит мимо мемориала, посвященного жертвам того трагического дня. 13 января ежегодно отмечается в Литве как День защитников свободы.

Мемориал павших при защите Литовского телецентра 13 января 1991 года.

- Какими были первые шаги по реформированию системы телерадиовещания?

- Прежде всего, в соответствии с законом, принятым Сеймом Литвы еще в 90-е годы, был создан общественный совет телевидения и радио как главный регулирующий орган в этой сфере. Было время, когда в этом совете насчитывалось до 30-ти человек от различных организаций, шли поиски оптимальной структуры управления. В дальнейшем Литва как член Евросоюза и его структур (в частности, Европейского вещательного союза, EBU) выполняла все решения, касающиеся плюрализации вещательной деятельности. Но директивы  EBU дают широкие полномочия, позволяющие каждой стране находить свой вариант эффективного сочетания прав и обязанностей телерадиовещателей, а также аудитории.

На рынке телерадиоинформации Литвы действуют сейчас как коммерческие общенациональные каналы (TV-3, LNK, BTV, Lietuvos Rytas), так и каналы Общественного телерадиовещания (LRT-1, LRT-Культура, LRT-World). 

Совет Литовского телевидения и радио работает в таком составе: 4 члена Совета делегирует президент  (в их числе — ваш покорный слуга), 4 — Сейм (по два человека от правящей партии и от оппозиции) и 4 — от общественных организаций (религиозных, культурных, от научного сообщества).

- Весьма распространенная, можно сказать, типовая европейская модель управления вещанием.

- Раньше генеральный директор Общественного Литовского телевидения назначался Сеймом. Сейчас  двенадцать членов совета избирают генерального директора LRT на каденцию протяженностью в пять лет. Таким образом, фигура генерального директора является результатом компромисса между членами управляющего органа,  представляющими как разные ветви власти, так и различные слои общества. Вот сейчас как раз кончается очередная каденция, объявлен конкурс на этот пост, и в марте совет должен будет выбрать генерального директора среди нескольких кандидатур.

- По каким критериям члены совета отбирают генерального директора?

- Каждый из соискателей представляет свою программу, видение перспектив развития национального вещания.

- Какие именно предложения соискателей были бы предпочтительны именно для Вас как представителя президента в совете?

- Для меня важнее всего, чтобы претендент на пост генерального директора понимал основные принципы Общественного вещания. Это необходимо, потому что в Литве многие политики, представители интеллектуальной элиты еще не понимают сущности ОТВ. До сих пор они представляют его как вещание государственное. Дескать, оно должно пропагандировать хорошую работу правительства. С другой стороны, интеллектуальные элиты хотели бы видеть в ТВ пропагадиста элитарной культуры, и только. Это довольно распространенное явление даже в странах с устойчивыми демократическими традициями. Но Общественное вещание — это вещание для всех, общенародное, потому что каждый человек платит абонентскую плату, своего рода налог, и за эти деньги он имеет полное право получать разнообразную информацию и зрелища в соотвествии со своими запросами и без каких-либо «примесей» политических или корпоративных интересов.

- А какова величина абонентской платы за подключениее к каналам Общественного ТВ?

- В том-то и дело, что в Литве до сих пор такая плата не введена. Еще лет десять тому назад был подготовлен соответствующий закон, но потом все поняли, что общественое мнение к этому не готово.

- Отсутствие абонентской платы создает опасность административного  влияния на Общественное телевидение: кто платит, тот и заказывает музыку. Как финансируется ОТВ в Литве?

- Из бюджета и за счет доходов от рекламы. Сейм утверждает соотествующую строку в бюджете. Но сейчас готовится проект закона, который предусматривает исчисление бюджета Общественного ТВ и радио в объеме определенного процента от ВВП. 

- Но тогда существует реальная опасность создания не Общественного телевидения, а парламентского, что тоже плохо. В 2000 году в Чехии такое положение привело к массовым акциям протеста против назначения новых руководителей информационных служб телевидения комиссией парламента. Или ваша ситуация в чем-то отличается?

- Эта опасность нам уже не грозит, потому что генерального директора избирает общественный совет, и только он. А потом никто не вмешивается в компетенцию генерального директора, касающуюся назначения руководителей подразделений ОТВ. Кроме того, состав совета обновляется, все время идет частичная ротация, не совпадающая по срокам ни с парламентскими, ни с президентскими выборами. Это европейская норма, и это — мудро: никто не приведет в совет свою «команду» и не подчинит себе этот важный орган. Правда, у наших консерваторов, бывших у власти до последних парламентских выборов, два-три года тому назад был план упразднить этот механизм делегирования полномочий. Фактически это означало получить доступ к назначению генерального директора ОТВ, а тем самым — поставить вещание под свой контроль. Но против таких поползновений активно выступил Европейский вещательный союз, литовская общественность возмутилась, и эти предложения не прошли. Сомневаюсь, чтобы нынешняя власть опять захотела поставить совет под свой контроль.

Был и другой крен, инициированный оппозицией: «никаких представителей власти в совете, только общественные организации». Но ведь представители власти в совете — это и люди из парламентской оппозиции. Потом — вот  я, например, представитель президента. Но я не политик, а ученый. Кроме меня, журналиста, по квоте президента работают экономист, юрист, представитель искусства. А вообще в совете — и члены Союза журналистов, и писатели, и академики.

Все такие «крены» преодолеваются не административным нажимом, а через дискуссии, в том числе и телевизионные. Такие факты показывают, что и при демократическом устройстве могут быть попытки подмять телевидение под себя. Но им противостоят надежные механизмы. В таких случаях я очень хорошо понимаю популярное выражение: «Демократия — это процедуры».

- Можете ли Вы привести пример того, каким образом совет влияет на Общественное телевидение, как исполняет функцию контроля со стороны общества?               

- Года полтора-два тому назад Совет высказал вотум недоверия генеральному директору LRT – тому самому, каденция которого сейчас заканчивается. Правда, вотум недоверия поддержан не был, и генеральный директор сохранил свой пост. А вообще, на ежемесячных заседаниях совета обсуждаются общие, стратегические вопросы. При этом всегда существует некая «красная линия», за которую нам заходить нельзя. Мы обсуждаем работу администрации Общественного ТВ, но нам нельзя становиться надсмотрщиками. Мы не должны говорить: «Эта передача нам нравится\не нравится!». Это не наше дело. Гендиректор имеет широкие полномочия, касающиеся планирования программ, их содержания, оценки эфирной продукции и пр. Мы же, со своей стороны, должны оценивать тенденции, следить за тем, чтобы не ущемлялись интересы ни одной категории населения.

Сувенир от президента. Во время встречи Дали Грибаускайте с работниками масс-медиа по случаю Дня печати

-А как осуществляется сам процесс? Вы составляете какие-то отчеты, аналитические записки?

-Есть закон об общественном ТВ и радио, и там прописано, что и как мы должны делать. Мы утверждаем сетку вещания, пропорции телепрограмм по тематике: сколько информационных, сколько культурных и т. д., мы выбираем гендиректора.

Ведем дискуссии. Например, об освещении выборов. Коммерческие каналы и раньше продавали свое эфирное время тем или иным политическим партиям.  В прошлом году впервые это было разрешено и общественным каналам. То есть, партия закупает время и повествует о себе, о своих целях, задачах — короче, «пиарится». Но зритель предупрежден, что такая передача идет на правах рекламы, это важно. Однако впервые передачи вели журналисты Общественного ТВ. И вот разгорелась дискуссия: имеют ли они на это право?  Обнаружилось явное противоречие в законодательстве: политическая реклама может идти, но журналисты в ней участвовать не могут. Но в то же время нельзя отдавать эфир на откуп политическим партиям. Если вместо журналистов на экране будут появляться непрофессионалы, да еще ангажированные своей партией, то пострадает зритель. Тогда мы этот вопрос не решили, но без законодательных инициатив на этот счет, очевидно, не обойтись.

- Как Общественное ТВ представляет различные точки зрения?

- Есть несколько программ, содержанием которых являются дебаты — не шоу, а настоящие дебаты по актуальным проблемам. Например, цикл передач «Народная площадь». И мы все привыкли, что в «дебатных» передачах всегда  пристутствуют «про» и «контра», позиция и оппозиция. Если бы наши зрители увидели, что представлена только одна сторона, они бы просто возмутились.

- Каковы отношения Общественного ТВ с коммерческими каналами?

- Есть проблема! Если Общественное телевидение делает только серьезные передачи, оно рискует терять рейтинги. К сожалению, сейчас зритель охотнее смотрит ток-шоу, фильмы, концерты, где все эмоционально, живо, зрелищно. И возникает довольно-таки неудобный вопрос: какой из каналов более «общественный» —  коммерческий, который имееет рейтинг повыше, или LRT, рейтинг которого ниже?

В последнее время разрыв между коммерческим вещанием и общественным  уменьшилась за счет падения рейтинга коммерческих и роста рейтинга общественных каналов. Эта разница составляет сейчас около четырех процентов. Но самые популярные передачи идут, конечно, на коммерческих каналах. Проблема остается: статус Общественного телевидения не должен отменять конкурентной борьбы за зрителя. ОТВ должно предоставлять зрителю острые, интересные, зрелищные передачи. Быть новатором в коммуникационных технологиях.  Наше Общественное ТВ одно из первых стало вещать в Интернете, начало архивацию всех программ в Сети. То есть, обеспечивает общий доступ ко всем без исключения своим передачам.

Но плюрализация вещательной деятельности всем дает равные права. И не предусматривает никаких преференций. 

Признаюсь, иногда у нас устают от таких «сложностей», где всё приходится со всеми согласовывать, уступать, заключать союзы. Так хочется «сильной руки», которая сможет решить все одним махом. Чтобы какой-то дядя стукнул по столу и сказал: «Это нельзя и вот это нельзя!».

В таких случаях я говорю своим коллегам: «А вы что, Беларусь хотите?».

Тогда у нас все разногласия исчезают.

Справка

Жигинтас Печюлис – директор Института журналистики факультета коммуникации Вильнюсского университета, член Общественного совета Литовского телевидения и радио. 

Окончил факультет журналистики ВГУ. Работал на телевидении редактором детских, молодежных, научно-популярных программ. Затем — радио, газеты. В том числе «Lietuvos Rytas», крупнейшее ежедневное национальное издание. Потом - аспирантура БГТХИ в Минске. Кандидатскую диссертацию защищал в Санкт-Петербурге. Докторскую – в Вильнюсском университете. С 1988 года профессор Печюлис преподаёт журналистику в родном  университете. Автор семи книг, из них только в одной не стоит в заглавии слово «телевидениие». Один из ведущих в Литве исследователей теории и практики телевизионного вещания. 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: