ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Общественное телевидение: вчера, сегодня, завтра

В фокусе

Заместитель министра связи Российской Федерации Алексей Волин заявил о том, что 19 мая состоится первый эфир Общественного телевидения России (ОТР). Эпохальность события по достоинству можно оценить лишь будучи знакомым с проблемой, а также с историей этого вопроса в новейшей истории России.

Даже те, кому под тридцать, могут вспомнить, что в РФ в середине 90-х годов уже было Общественное Российское телевидение – ОРТ. Тот, кто увидит в происходящем лишь перестановку букв в аббревиатуре, сильно ошибётся. Потому что на самом деле то телевидение было не общественным, а Олигархическим, хотя и с 51% акций у государства.

Через некоторое время после того, как ОРТ изъяли у Бориса Березовского, оно стало Первым каналом, где «демократию приветствуют, но не практикуют». Таково  любимое выражение бессменного генерального директора ОРТ, а потом и Первого канала Константина Эрнста. Во всяком случае, так утверждает известная телеведущая Светлана Сорокина.

Однако в справедливости такого утверждения и его практической применяемости может убедиться всякий, кто ежедневно включает свой «ящик» на Первом и Главном. Кроме него, существует Всероссийская государственная телерадиокомпания, ВГТРК, вещающая на телеканалах "Россия-1", "Россия-2", "Россия-24", "Россия-К" и других, а НТВ контролируется госкомпанией "Газпром". Ситуация на всех названных каналах примерно одинаковая и соответствует чеканной формулировке г-на Эрнста.

В наших, белорусских условиях изобретен своеобразный «микс», где продукция основных телеканалов страны-партнера по Союзному государству выполняет роль крепкой спины для «младших братьев» –  телеканалов ОНТ, РТР-Беларусь, НТВ-Беларусь. Сидя на этой крепкой спине, отечественные государственные телепублицисты получают возможность далеко «въезжать» в массовое сознание белорусов, выполняя свои, не менее государственные, задачи.

Но вот что-то стало сильно меняться в соседней стране, и нам чрезвычайно интересно разобраться, где истоки этих перемен.

Для начала – несколько слов о самой сути Общественного телерадиовещания, поскольку у нас мало кто знает, что это такое на самом деле.    

 Общественное телевидение как индикатор общественного строя.   

Общественное телерадиовещание (его еще называют общественно-правовым) существует во всех цивилизованных странах мира. Но не в качестве мебели, а в роли самого эффективного инструмента саморегуляции общества: его отношений с властями (всеми тремя ветвями), крупными и всесильными корпорациями, политическими партиями, в налаживании коммуникации между слоями населения: бедными и богатыми, молодыми и старыми, большинством и меньшинствами, etc.

Общественное вещание возникло в Европе как альтернатива жесткой бинарной оппозиции: «государственное-коммерческое», которая проявилась в наибольшей остроте к концу семидесятых годов.  К тому времени стало ясно, что от государственного ТВ ничего не дождешься, кроме государственной пропаганды, а от коммерческого (с его богом – Рейтингом) – ничего, кроме попсы, «расчленёнки», убогих боевиков и всего, что ниже пояса.

Становление Общественного телевещания проходило в жесткой борьбе как с государственными структурами (штурм парижскими студентами Эйфелевой башни в 1968 году, пресечение в 1963 году Конституционным судом ФРГ попыток канцлера Адэнауэра «прибрать» один из национальных телеканалов и пр.), так и с коммерсантами, лоббирующими свои интересы. Их интересы, как всегда, в том, чтобы как можно эффективнее осваивать рекламные ресурсы и наживаться за счет населения, вынужденного быть вечным реципиентом этого неизбежного зла нашего времени – рекламы. Сходные процессы проходили по всей Западной Европе  примерно в одно и то же время – в середине 80-х годов прошлого столетия.

Отчетливое видение недостатков обоих типов – государственного и коммерческого – породило представление об общественных службах телерадиовещания. Такого вещания, которое, в отличие от государственного, является подлинно независимым, а в отличие от коммерческого – не гонится за прибылью.  И это не телевидение общественных организаций, как многие могут подумать. Это вещание, которое представляет интересы всех сегментов общества, в том числе и власти.

Создание систем Общественного телевидения показало, что в «тех» странах государство вынуждено прислушиваться к мнению граждан и волей-неволей подчиняться ему. В этом все дело: власть добровольно ставит себя в положение одного из игроков на этом поле, а не исключительно хозяина всего поля. 

Может быть, пример того, как большинство населения в цивилизованных странах смогло отстоять свое право на объективную информацию и человеческое ТВ, показывает с наибольшей очевидностью, что такое гражданское общество и как оно умеет бороться.

К настоящему времени во всей Западной Европе, в Канаде, в Японии, Южной Корее, Австралии, Новой Зеландии, созданы разветвленные системы общественного телерадиовещания, символом веры которых стало удовлетворение информационных, образовательных, просветительских потребностей населения без какого-либо постороннего вмешательства извне.

Исключение составляют США, где массовое телевидение изначально развивалось как коммерческая структура. Однако и там существует сеть станций PBS, зародившаяся в форме  телевидения «университетского», а сейчас развившаяся за счет добровольных массовых пожертвований, практика которых имеет в Америке давнюю и прочную традицию. 

Продукцию корпораций ОТВ часто сравнивают с ресурсами, на которые имеет право каждый – вроде воды из крана и чистого воздуха: общедоступно, чисто, без примесей.  

Выполнение ОТВ своих функций обеспечено надежной, многослойной правовой базой, например, решениями Комитета министров Совета Европы или модельным законом об Общественном телерадиовещании Европейского Вещательного Союза (EBU) - профильной структуры ЕС.

Несмотря на общую модель и базовые принципы, каждая страна избирает свой вариант построения ОТВ как необходимого атрибута правового государства и гражданского общества. К настоящему времени в Объединенной Европе насчитывается около 50-ти моделей  общественного телерадиовещания.

Сейчас процесс преобразования государственных систем телерадиовещания в общественные интенсивно проходит в странах Восточной Европы – новых членах Европейского Союза.  В прошлый раз мы говорили об этом на примере соседней Литвы.

Вместо того, чтобы долго объяснять значение ОТВ для развития нации (это я в свое время попытался сделать в книге «Телепрограмма на завтра»), просто приведу высказывание Игоря Яковенко в пору его пребывания на посту  руководителя Фонда общественного телерадиовещания Союза журналистов России. Этот человек, бывший генеральным секретарем СЖ РФ, а ныне вынужденный жить в Чехии, выразился следующим образом: «Во всех цивилизованных странах обязательно существует общественное телерадиовещание. В странах, где такое вещание есть, люди живут в среднем на двадцать лет больше».

Многим такое утверждение покажется натяжкой. На самом деле здесь всё верно, просто отброшены промежуточные логические звенья. Какие?

Качество жизни включает в себя экономику и медицину, экологию и здоровье, безопасность и социальную защиту, да и просто морально-нравственное состояние людей (повальное пьянство или здоровый образ жизни).

Эти блага цивилизации невозможны без того, чтобы все сферы жизни пронизывались надежным и качественным информированием всех обо всем. В том числе и о многочисленных опасностях: экологических катастрофах (вспомним Чернобыль), упадке экономики, запустении здравоохранения, коррупции, обнищании населения и пр.

Имея представление о том, что происходит на самом деле, нация имеет возможность хотя бы увидеть свет в конце тоннеля. Без доступа к объективной информации она лишена и этой возможности. Собственно, таково предназначение всей прессы, всей журналистики.  ОТВ как наиболее массовое и доступное СМИ, является самым мощным средством решения этой проблемы. А, значит, принадлежит к числу главных механизмов демократического устройства, которые напрямую влияют на качество жизни человека. Следовательно, и на ее продолжительность. Она во всем мире считается наиболее надежным  интегральным показателем уровня цивилизованности общества.

А как иначе?      

Продолжение следует.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: