ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

От философии баррикад - к философии сосуществования

Интервью

К тому, что мнения людей создают реальность, привыкли не все. Чаще ситуация видится нам обратной: воззрения людей складываются под влиянием СМИ. Но социологи хорошо знают: изучение общественного мнения научными методами часто преподносит сюрпризы, которые опрокидывают расхожие стереотипы. Об одном из таких «опрокидываний» и пойдет речь.

Олег Манаев - основатель Независимого Института социально-экономических и политических исследований — НИСЭПИ, доктор социологических наук, профессор ЕГУ. С известным белорусским социологом Mediakritika.by беседует о природе и направленности тех сложных процессов, которые идут сейчас в белорусских медиа. 

-  Есть популярная шутка о социологах: опросы населения проводятся для того, чтобы население знало, что оно думает.

На самом деле это вовсе не шутка. Большинству людей личного опыта не хватает для осознания того, что на самом деле происходит.

Ну да, живешь себе, живешь, и не замечаешь, как превращаешься в статистику.

-  При этом сам с этой статистикой не согласен.

-  И что, в журналистике тоже есть такие казусы?

- Конечно, ведь бытующие представления о белорусских СМИ очень мифологизированы. Причем, эти мифы одинаково распространены как на Западе, так и у нас - в районной газете, в БАЖе, на журфаке БГУ, в Администрации президента.

Мифы эти связаны с тем, что в Беларуси, в силу известных причин, возникло радикальное разделение СМИ на «чэсных» и «нячэсных». Согласно одному мифу, есть государственные медиа (их много, но они плохие), которые получают всё, и негосударственные (их мало, но они хорошие). Согласно другому мифу, если бы все белорусы активно потребляли продукцию независимых СМИ, то через весьма короткое время это была бы другая страна. То есть, если бы правдивая информация, распространяемая независимыми СМИ, свободно проникала в каждый дом, то вскоре «оковы тяжкие» бы «пали» и «свобода нас встретила бы радостно у входа».

От «противного» это подтверждает и сама власть, усердно «утаптывающая» негосударственное медийное поле. Судя по всему, она боится именно этого. Таким образом, мифы распространены по обе стороны общественных «баррикад».

С этим многие не согласятся.

- Пусть. Я кратко обозначу некоторые тенденции, которые будут подтверждать мифологичность такого представления. 

Тех людей, которые об этом говорят и пишут, можно поделить на две большие группы. Первая — это политики, общественные деятели, которые борются с «режимом». Вторая группа — это журналисты, сама корпорация независимых белорусских журналистов. И те, и те оперируют фактами реальными и убедительными по своей жесткости и однозначности. Мониторинги БАЖа  убедительно свидетельствуют о различных видах дискриминации негосударственных СМИ, о лишении доступа к информации, об административном произволе, о прямом силовом воздействии. 

-  Разве это не соответствует действительности?

- Всё это правда, поскольку подтверждено многочисленными фактами. Но — лишь часть правды. 

- Разве это не главное содержание всех событий в нашем медиаландшафте?

-  Давайте посмотрим на это с другой точки зрения. Я — не журналист, политик или дипломат, а социолог, изучающий со своими коллегами из НИСЭПИ белорусское общество строго научными методами. Раз в квартал на протяжении уже свыше двадцати лет НИСЭПИ проводит репрезентативные опросы общественного мнения. За это время изучены мнения свыше ста пятидесяти тысяч белорусов, и почти в каждом опросе были вопросы по медиа. Поэтому я точно знаю, как реально люди к этому относятся: читают-не читают, слушают-не слушают, смотрят-не смотрят, соглашаются-не соглашаются, доверяют-не доверяют и пр. Большинство тех, кто создает контент, содержание СМИ (журналисты) или влияют на него (политики, бизнесмены), этого не знают или их это даже не интересует.

Можно присуждать призы за мастерство, за блестящее содержание и форму журналистских публикаций, но при этом не иметь реального представления о том, что получилось в итоге. Каков результат?  А ведь это самое важное, самое главное. Ведь нередко случается, что журналистский «продукт» почти никакой — а произвел фурор, потому что попал в «болевую точку». А бывает наоборот: прекрасная журналистская работа, а не «прозвучала», не услышана. Почему? Ответ нужно искать в обществе, а не в СМИ.

- Думаю, излишне будет добавлять, что свидетельства эти получены с помощью социологических инструментов, позволяющих избегнуть ошибок, погрешностей (их доля хорошо известна). Тем более — на таком длительном отрезке времени.

- Да, а как иначе? Так вот, возвращаемся к мифам. Согласно опросам, в последние годы уровень доверия белорусской публики к белорусским медиа (даже без их традиционного разделения) — низкий. Сегодня в целом количество людей, которые доверяют белорусским СМИ — меньше тех, кто не доверяет. Не хочу злоупотреблять цифрами, статистическими данными,  графиками. Всё это можно увидеть на сайте НИСЭПИ.

Если мы смотрим динамику за прошедшие двадцать лет, с 1992-го года (именно тогда начал работать наш институт), то видно, что динамика отношения к СМИ — негативная. Это относится как к государственным СМИ, так и негосударственным. Уровень доверия неуклонно падает.

- То есть, мы живем хуже, чем вчера, но лучше, чем завтра. И это длится на протяжении двадцати лет.  

- Но это общая картина. Если разделять государственные и негосударственные СМИ, то оказывается, что уровень доверия к государственным СМИ падает быстрее, чем к негосударственным. То есть, падают все, но «те» падают быстрее.

Им есть куда падать: до «земли» еще далеко. А вот пространство независимых СМИ сужается на глазах.

- Это верно, но не во всем. Масштабы аудитории государственных СМИ, конечно, больше негосударственных. Было бы удивительно, если бы оказалось по-другому. Но это неравенство в количестве читателей, зрителей и слушателей не тождественно разнице в ресурсах. Сегодня соотношение государственных и негосударственных медиа составляет примерно 9:1. То есть, девять государственных против одного негосударственного (сюда входят все СМИ — радио, ТВ, газеты, Интернет-ресурсы). Но в масштабах аудитории соотношение совсем другое. Аудитория государственных СМИ значительно шире, но не в девять раз. Это важный момент. Он свидетельствует о том, что в независимых медиа есть то, что привлекает людей больше, чем в государственных.

- Вот тут-то многие и скажут: «Уважаемый профессор проиворечит сам себе». Никаких мифов нет: если снять все препоны, о которых всё время говорит БАЖ, то через какие-то годы ситуация кардинально изменилась бы.

-  Мифы от этого никуда не исчезают. Дело в том, что это положение складывалось не в последние двадцать лет. И даже не в течение десятилетий советской власти, или даже столетий Российской империи, а еще раньше. Корни сегодняшнего раскола белорусского общества - политического, социально-психологического, культурного, религиозного - уходят глубоко в историю. Беларусь всегда была на линии столкновения разных цивилизаций («линии Хантингтона»). В силу именно этих обстоятельств в нашей стране существует социальная база и для «тех» медиа, и для «этих». Далеко не все обращаются к государственным медиа по принуждению. Многие люди поддерживают их сознательно, поскольку они отражают их представления о себе и окружающем мире. По этой же причине другая часть общества предпочитает негосударственные медиа.  Так вот, тезис, согласно которому, если снять препоны, то «наши» победят «тех» - это и есть миф, поскольку эти «две Беларуси» сосуществовали на протяжении столетий, и сегодня сосуществуют.

- Но Вы не зондировали общество пятьсот лет назад.

- Нет,  но это известно по достоверным историческим фактам. Социология — это не только текущие опросы общественного мнения. Поскольку мы имеем такое длинное «плечо» достоверного исторического знания, то, экстраполируя эти тенденции, можно предположить, что и через 50 лет этот раскол не исчезнет. Такие вещи за несколько лет не «рассасываются». Раскол белорусского общества сегодня настолько глубокий, что на его преодоление потребуются десятилетия. Если вообще это процесс начнется. А он ведь может и не начаться.

- А если эти 50 лет употребить с пользой, чтобы все эти годы независимые медиа...

- Нет. Такие глубокие социокультурные противоречия, включающие экономический, психологический, культурный, религиозный компоненты — они быстро не преодолеваются. Если примеры такого «быстрого решения» и бывали в истории, то «другую сторону» там попросту уничтожали или изгоняли. В итоге оставалась единая общность.

- Но ведь социологам знаком и медийный эффект, когда под влиянием массированной пропаганды в короткое время значительно менялись установки аудитории. Так было в периоды газовых и иных войн с Россией. В такие моменты общественное мнение настраивалось против «братского» народа и склонялось к западному вектору. Во время приливов дружбы — наоборот.

- Приливы и отливы в общественном мнении — быстроменяющиеся процессы. А мы говорим о фундаментальных процессах в общественном сознании и социальной структуре. В Беларуси есть две системы медиа: одна -  государственная, подавляющая по ресурсам и влиянию, - представляет  одну картину мира. Другая – негосударственная, гораздо меньшая, - представляет противоположные ценности. Сам факт наличия этих двух медийных систем - журналистов, органов СМИ, идей, технологий, систем управления, финансирования — говорит о том, что в белорусском обществе есть запрос на совершенно разные ценности. Одним - одно, другим — другое.

Ожидать, что «открытие шлюзов» быстро изменит ситуацию — это очень упрощенный взгляд. Ведь не столько СМИ формируют социальную  реальность, сколько сама реальность формирует разные системы СМИ. И дело не в конкретных людях, работающих в этих системах. Уходят одни, приходят другие. Эти две противоположные медиа системы постоянно воспроизводятся. Думаю, они не исчезнут еще долго, как не исчезнут разные части белорусского части, формирующие на них социальный запрос.

- Послушав такое, не можешь не задаться вопросом: так что же делать той части общества, к которой мы с Вами принадлежим? Ведь нельзя не видеть, что она существует – «другая Беларусь». Особенно это видно на ассамблеях неправительственных организаций. Сотни людей, которые, в свою очередь, представляют тысячи единомышленников по всей стране. 

- НИСЭПИ об этом пишет уже много лет. И пытается искать ответ на вопрос: «где же выход?». Без поверхностного оптимизма, но и без излишнего исторического пессимизма. Эти ответы лежат по-прежнему в плоскости строгого научного анализа на базе статистических и фактических данных. 

Например, мы можем уверенно объяснить причины стремительного падения доверия к государственным СМИ. По мере расширения авторитаризма они вынуждены всё больше искажать реальность. Это отталкивает от них прежних сторонников. Но это не значит, что ушедшие от «них» придут к «нам»! Они просто уходят в консьюмеризм, погружаются в социальную апатию. 

- Но с «нашими»-то СМИ что происходит? Почему и от них уходят приверженцы? Есть версии?

- Не версии, а доказанные факты. Если при своем возникновении (еще до распада СССР) негосударственные СМИ более объективно подходили к отражению реальности не только настоящего, но и прошлого (ВКЛ, революция, БНР, война, «партизанка»), то сейчас палитра дискурса независимых СМИ значительно обеднела. Объективная информация все чаще уступает место «демократической пропаганде», а коммуникация – «демократической мобилизации». Независимо, о чем идет речь — образовании, культуре, спорте,  быте и т. д. Остаются одни крайности: «черное-белое», «наши-не наши».

- И внутри этого дискурса примитивизируется все.

- Конечно. Система «отбраковки» своих и чужих (событий, людей, взглядов) действует всё более жёстко и бескомпромиссно. Кто «не так» говорит и пишет, просто удаляется и вычеркивается. Самый яркий, «показательный» пример — это, конечно, Хартия-97. Об этом сегодня говорят многие. Но есть и другие СМИ, приближающиеся к этой «модели». Напомню, что еще в 90-х известные лидеры независимой белорусской журналистики призывали занять «правильное место» на баррикадах. К сожалению, призывы умных людей (прежде всего, имею в виду известное эссе Валентина Акудовича «Без нас», опубликованное в «Нашай Нiве» в 2001 г. и статью Юрия Дракохруста «Женевская конвенция для войны культур», опубликованную в «Архэ» в 2004 году), фактически остались не услышанными. 

- Так это естественно в нашей сегодняшней ситуации.

- Нет, не естественно. Мы не должны зеркально отражать ту, несогласную с нами, Беларусь – ни в политике, ни в СМИ. Иначе станем такими же. Многие уже стали. И люди это видят. Поэтому и отворачиваются.

- Но ведь наши оппоненты напрочь отказываются от диалога, уповая исключительно на силу.

- Я вовсе не призываю протягивать руку, забывая о своих принципах. Но мы должны думать, что нам делать в своем собственном сообществе. Ведь логическим следствием того мифа, с которого мы начали разговор, в конце концов станет то, что при наступлении благоприятных условий для демократического переустройства мы должны будем «задвинуть» «не нашу» Беларусь туда, куда она до сих пор задвигала нас - используя схожие методы, пусть и во имя демократии. И тогда средства скомпрометируют саму цель.

Выход я вижу в том, чтобы не игнорировать, не отталкивать тех, «других». Одно дело – критиковать власти за неправильную политику, и совсем другое дело – критиковать другую часть народа за «неправильные взгляды». Еще раз повторю: эти две, разные по своим ценностям Беларуси в обозримом будущем никуда не исчезнут. Мы должны переходить от философии баррикад к философии сосуществования друг с другом. И в политике, и в экономике, и в культуре, и в масс медиа. Ведь мы один народ – белорусы.    

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: