ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

И входят, и выходят…

В фокусе

Казалось бы, проблемы быть не должно. Перефразировав Кузьму Пруткова: «Хочешь быть журналистом – будь им». На деле, все не так просто. При чем речь вовсе не о том, что «журналист – это звучит гордо», а значит уверенно заявить о том, что ты состоялся как профессионал может далеко не каждый. А о том, что путь в журналистику для молодых тернист и полон препятствий. В основном, законодательных. Но не только.

 

Учиться? Не учиться? И если учиться, то где?

Вопрос, прямо скажем, на злобу дня. В последнее время все чаще наблюдаю, как завтрашние выпускники Школ молодого журналиста, работающих при редакциях региональных изданий, буквально зажимают в углу выпускников вчерашних. Тех, которые уже стали студентами Института журналистики БГУ.

«Ну, как? Стоит оно того? Интересно? Чему учат? Как поступал?» – вопросы сыпятся, как из рога изобилия. «Как тебе сказать…» – пытаются уйти от ответа студенты-первокурсники. А в глазах такая тоска…

О том, что учеба в какой-то момент становится «очередью за дипломом», говорят многие нынешние и бывшие студенты. Впрочем, в эту очередь еще нужно стать.

Конкурс в Институт журналистики БГУ, как впрочем, и на факультеты журналистики  в Гродненском, Могилевском и Брестском государственных университетах, а также Минском педагогическом университете традиционно высок. Журналист – это, все еще, звучит гордо. Но до конкурса нужно еще дойти.

Вот уже пять лет, как все абитуриенты до подачи документов на журфак обязаны проходить профессионально-психологические тестирования в вузах, после которых им выдают рекомендации для поступления.

Что из себя представляет тестирование, вспоминает студент Института журналистики БГУ Антон Суряпин. Говорит, готовились с друзьями основательно, штудировали информацию о СМИ Беларуси, редакторах, журналистах. Знали, что могут спросить. А спросили о другом: стоит ли вводить цензуру в Интернете по примеру Китая. О том, как это было,  Антон, будучи уже студентом, даже написал блог с советами тем, кто пойдет вслед за ним.

«Собеседование, на мой взгляд, имело сугубо идеологический характер, чтобы еще перед поступлением в Институт журналистики выявить «нячэсных», – говорит Антон.

Впрочем, по его мнению, ввести комиссию в заблуждение не сложно.

«Даже хорошим актером не нужно быть, просто представить, что хочет от тебя услышать комиссия и сказать это. Тут все зависит только от того, хочет ли человек идти на сделку с совестью», – говорит Антон. И признается, что четыре года назад, 17-летним юношей, не думал о таких «высоких материях».

«Сегодня если бы я проходил подобное собеседование, да еще с такой биографией, имел бы все шансы не быть допущенным к поступлению», – признается Суряпин.

Тогда была бы Антону и таким, как он, одна дорога – в Европейский гуманитарный университет. Учиться там, говорят, интересно, вот только специалистов оттуда возвращается немного. Понять молодых амбициозных и вкусивших европейской жизни ребят, конечно, можно. Только где же тогда редакциям белорусских СМИ брать «свежую» кровь?

 

Поступить и дойти до финала

«Дорогу осилит идущий», – утверждение верное, но не всегда работающее. По крайней мере, в наших, белорусских условиях. Отчисления по мотивам, не имеющим ничего общего с учебой, в наших вузах не редкость. Пожалуй, одна из самых громких историй с отчислением на тогда еще факультете журналистики БГУ произошла с Франаком Вячеркой. Формальным поводом к отчислению студента стал его 15-суточный административный арест, из-за которого молодой человек не мог сдавать сессию.

Войти в положение студента, всегда отличавшегося своей политической активностью, преподаватели не посчитали нужным. Учебу Вячорка продолжал все в том же ЕГУ.

Впрочем, если весь период учебы вы вели себя тихо и смирно, на вопросы преподавателей отвечали лишь то, что от вас ожидали услышать, это вовсе не означает, что ваш путь в профессию будет легким и гладким.

Успешно окончив вуз студенты-бюджетники, например, непременно наткнутся на очередное препятствие в виде обязательного распределения. Единицам повезет, и распределение дастся легко. Остальным придется изрядно поволноваться, а то и предпринять определенные шаги, чтобы оказаться в «нужном», либо хотя бы не самом затерянном на карте Беларуси месте.

Выпускница Института журналистики Виктория Луд вспоминает, что заявки от будущих работодателей в комиссию по распределению они несли чуть ли ни всем курсом.

«Уже на предварительном распределении комиссия стала запугивать каким-то «темными местами» на карте. Естественно, никто не хотел попасть «на район», вот и подстраховались, кто как мог», - рассказывает Виктория.

Шли туда, куда могли договориться, соглашались на минимальные деньги, «лишь бы пересидеть» два года. А после уже можно будет действительно подумать о карьере.

«Распределиться в негосударственные СМИ сейчас практически невозможно, практику пройти – еще куда ни шло, но получить разрешение от вуза работать там – нереально», – говорит журналистка. И это существенно ограничивает выбор студентов-выпускников.

Впрочем, по словам Виктории Луд, в последнее время среди выпускников Института журналистики становится все более престижным распределение не в СМИ, а в IT-компании. «Туда, кстати, у нас охотно распределяют», - признается Виктория.

На вопрос, куда еще, кроме «районок», не хотят идти работать будущие журналисты, Виктория Луд отвечает: «Никуда. Они вообще не хотят распределения, потому среди журналистов и пиарщиков сейчас становится популярным фриланс. Все хотят на свободу...»

 

Фрилансер? Свободен!

То, что во всем мире, давно принимается, как осознанный самостоятельный профессиональный путь, у нас по-прежнему считается тунеядством. Журналист-фрилансер в современной Беларуси – едва ли не мошенник, который выдает себя за того, кем не является.

Все дело в законе «О СМИ», который определяет журналиста как человека, который должен быть связан трудовыми отношениями с редакциями СМИ. Не подпадающие под это определение «свободные художники», формально не имеют ни прав, ни обязанностей журналиста.

Белорусская ассоциация журналистов начала кампанию за изменение ситуации  и приданию фрилансерам статуса журналистов наравне с теми, кто работает в штате СМИ, либо является нештатным его корреспондентом.

«Сегодня практика показывает, что журналист-фрилансер не имеет возможности качественно исполнять свои профессиональные обязанности. Он не может беспрепятственно попасть на важные мероприятия, брать интервью у того, у кого нужно, а не у того, у кого придется, – говорит один из один из координаторов кампании БАЖ «За фриланс» Татьяна Бубликова. –  Почему так произошло? Причин две – идеологическая и тотально все контролирующая».

Так, по мнению Татьяны Бубликовой, власти страны переживают ностальгию по прошлому и строят современную Беларусь с советским мировоззрением и на советских моделях.

«Поэтому мы получаем закон «О СМИ», в котором журналист без места работы невозможен в принципе», – отмечает Татьяна.

Кроме того, для той модели политического строя, который есть в современной Беларуси, по мнению Бубликовой, тотальный контроль «жизненно необходим».

«Невозможно контролировать журналиста, который нигде не работает. Когда у него нет постоянной зарплаты, нет кредитов, нет страха потерять место из-за того, что не подчинился редактору, нет страха, что из-за твоей деятельности могут закрыть редакцию, то есть когда нет «крючков», как тебя можно контролировать?» – говорит Татьяна Бубликова.

Журналистка считает, что тот день, когда власти Беларуси признают в фрилансерах журналистов, станет «началом конца».

«Ведь тогда многие журналисты «выйдут из подполья», и у властей просто не хватит ресурсов для контроля», – предвидит Татьяна Бубликова.

 

Свобода – это познанная необходимость

Вместе с тем об абсолютной свободе деятельности журналистов, речи все же не идет. И хотя большинство работников СМИ считают, что вход в журналистскую профессию должен быть открытым для всех, определенные «базовые ограничения» все же должны быть установлены.

«Достаточно уголовного и административного кодексов, в которых содержатся основные правила жизнедеятельности человека любой профессии, – говорит Татьяна Бубликова. – Все остальные «детали» модно отрегулировать в процессе непосредственно журналистской работы: не так задаешь вопросы – будешь получать не те ответы, украл чей-то материал – коллеги дадут «по шапке». Если человек способен учиться, то, как говорится, жизнь его научит».

И сделает это гораздо лучше любых ограничений, которые, по сути, давно научились обходить.

Таким образом, вход в профессию журналиста в современной Беларуси, одновременно, ограничен и для тех, кто только собирается делать в ней первые шаги,  и для тех, кто давно реализует себя на этой стезе, но желает легализоваться.

Ситуация могла бы измениться, если бы государство изменило отношение к журналистам, как к обслуживающему свои интересы персоналу. Однако, сдавать этот плацдарм, похоже, никто не собирается. Ждать изменений в законодательстве, также не приходится. Для этого нужно, чтобы парламентарии и, в частности, профильная комиссия, приняли на себя ответственность и пожелали дать статус журналиста (а вместе с ним права и обязанности) всем, кто создает журналистские материалы.

Ну, и, конечно, нужно менять условия поступления на «стратегически важные факультеты». Идеологические фильтры еще на подходе к поступлению совершенно не вяжутся с основами современной европейской журналистики, которая базируется на свободе слова и свободе выражения мнений.

 

Матэрыял падрыхтаваны ў партнёрстве з арганізацыяй Index on Censorship

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: