ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Вызовы и ответы-1

В фокусе

Кажется, у нас, в Mediakritika.by, складывается что-то вроде клуба, где можно, зайдя на минутку, остаться, чтобы послушать интересных людей и что-то добавить от себя.

Некоторые, последние по времени, публикации создали определенное поле вокруг весьма актуальной проблемы, которую системно, кажется, еще никто не рассматривал. Во всяком случае, честно и непредвзято, без боязни прослыть ретроградом. Я имею в виду статьи Александра Класковского и Янины Мельниковой.

При всей несхожести тематики они, на мой взгляд — об одном и том же — о последствиях прихода в практическую журналистику новых информационных технологий. И о неоднозначности этих последствий, мягко говоря. К названным  публикациям органично примыкает статья Владимира Степанова,«доставившая» факты, насколько интересные, настолько и шокирующе-красноречивые.

Если увидеть эти и многие другие публикации сайта во взаимосвязи, то нельзя не заметить формирующуюся на наших глазах проблему, масштабы и значение которой не могут не впечатлять. Однако, по порядку.

Александр Класковский метко называет дрессурой (и даже техничным сексом)  некоторые современные методы обучения журналистике, способные за короткие сроки вылепить  из молодого человека вполне работоспособного репортера, которого можно ставить на «конвейер» массового производства массовой же информации.

Такое обучение, напоминающее занимательную игру, насыщенное эффективными методиками освоения материала, практических навыков, «энерджайзерами» и прочим, действительно, очень эффективно. Это, скорее, американский, сугубо практический подход, который можно, очевидно, сравнить с тем, как готовят у них не только репортеров, но и пожарников, например, или полицейских. То есть, «вводная №36» – «действия №36». А уж если №37, то и действия №37. Стимул-реакция. Сплошной бихевиоризм.

Все узко, одномерно, предельно практично и эффективно. «Продукт», (понимаемый и как человек-репортер, и как медийные тексты) создается, продукт доброкачественный. И в массовых масштабах. Что и требуется.

Янина Мельникова обращает внимание не на феноменальные возможности современных информационных технологий (это сейчас можно не повторять), а на те негативные последствия для профессиональной журналистики, которые внесли в нее те же технологии. Если Янина не будет возражать, я бы выразил пафос ее статьи в таких словах: «Автомобили — это благо, конечно. Быстро, удобно, с ветерком. Но приходится ездить только по отлично укатанным  дорогам, и из-за скорости не разглядишь людей у этой дороги. К тому же автомобили воняют и отравляют окружающую действительность. Давайте хоть иногда выходить из машины».

Схожесть между этими публикациями заключается в том, что с разных сторон они рассматривают одно и то же явление. А именно: нарушение баланса между творческим потенциалом в журналистике и теми инструментами, которыми она сейчас пользуется. Обеспокоенность коллег вызывает явное доминирование инструментария профессии над ее смыслом и даже социальным предназначением. Об этом убедительно пишут и другие авторы Mediakritika.by: Семен Букчин — о катастрофическом падении общей культуры текстов молодых журналистов, Павлюк Быковский — о том, что журналистика далека от интересов реальной аудитории.

Мне думается, сразу же можно снять возможный упрек в конфликте между поколениями. Поскольку среди «ретроградов» оказались как мэтры (великолепно владеющие современными технологиями), так и молодые журналисты. С другой стороны, среди тех, кто активно применяет (в том числе и в обучении) те самые, «технические» методы, много заслуженных коллег, имеющих немалый опыт в журналистике.

Сейчас очень важно поставить эти вопросы по существу, чтобы желательная  дискуссия приобрела направленность, реальный, практический смысл и пользу для всех нас. 

Невозможно отрицать, что основой современной медийной деятельности является поиск и разработка источников информации, умение вследствие этого находить и предоставлять аудитории актуальные новости в режиме конвейера,  держать в поле зрения важнейшие сферы общественной жизни, исполняя те функции и задачи, которые хорошо известны любому профессиональному журналисту.

При всех рисках в Беларуси эти функции, смею утверждать, исполняются нашими независимыми медиа вполне достойно. Думаю, что многочисленные творческие награды БАЖа, его международное признание позволяют нам сказать это с определенной уверенностью. Говорю это для того, чтобы  предстоящий разговор не ушел в русло традиционных сетований по поводу внешних угроз для деятельности нашей журналистики. Их никто не отменял, они есть, но уже сейчас очевидно, что затронутая проблема имеет другие корни. Она внутренняя, журналистская, эта проблема. И, думаю, не только белорусская.

Так вот, если говорить об «индустриальном» характере производства и распространения новостей и сопутствующей продукции (комментариев, аналитики, дискуссий), то современные информационные технологии справляются с этим в наилучшем виде. Именно в интернет-журналистику переместился сейчас центр тяжести производства и потребления медийных текстов.

Обеспокоенность коллег, как я понимаю, вызывает в первую очередь, потеря человеческого измерения журналистской деятельности, как в самой корпоративной среде, так и в содержании медийных текстов.

Да, это произошло, и это далеко не случайно.

Сейчас уже общим местом стали сетования по поводу того, что наша журналистика (и официозная, и негосударственная) стала офисной, паркетной.

Никто не едет к своему герою, не интересуется судьбой конкретного человека, не выясняет обстоятельства конкретного дела.  Это удручает, конечно.

Но я на минуту представил себя на месте современного молодого репортера, рассматривающего с этой точки зрения обычный информационный день, ленту новостей. Вот, например, сообщение «Распределение студентов. Кому стоит бояться низкой зарплаты в безымянном райцентре?». Материал преимущественно состоит из нескольких ремарок чиновников, работающих в сфере высшего образования.

Репортер, подготовивший эту публикацию, вполне резонно может задать такие вопросы: «Зачем мне ехать на село и опрашивать молодых специалистов на предмет того, довольны ли они своей работой и своим положением? Какое значение имеют подробности того, что у них происходит? Если нужно, телевидение покажет все в наилучшем виде. Зачем мне, готовя текст, мучиться над словами и искать детали, тропы и метафоры, чтобы передать, например, их неустроенность, желание вырваться из «крепостного права» или, наоборот, показать их благополучие? Не архаично ли это, не XIX ли век, когда, кроме газет, не было ничего? Я лучше сделаю мультимедийный материал, где всё будет представлено в наилучшем виде. Да еще с инфографикой, чтобы читатель сам подключился к «контенту», поуправлял им».

Согласитесь, замечание резонное. В самом деле, вместо того, чтобы «трое суток шагать, трое суток не спать», потом еще сутки готовить великолепный, «литературный» текст, репортер лучше выдаст на ленту еще с десяток подобных сообщений, и аудитория проглотит их с такой же скоростью. А на стилистические изыски просто не обратит внимания. Более того, литературные «художества» только отвлекут от точного, адекватного уяснения информации. Знаменитый «треугольник новостей» для того и придуман, чтобы читатель мог сразу схватывать главное, не терять времени. 

Если уж мы избрали «дорожную» метафору, давайте ее продолжим...

Представим себе ситуацию, в которой оказывается ежедневно любой сотрудник СМИ. Ему нужно унылым осенним вечером (ладно, пусть сияющим июньским утром) отправиться в далекий «лес» за «хворостом». Путь неблизкий, но и не далекий. И он настраивается на пешую прогулку из пункта А в пункт Б. Но только он вышел, как подкатывает такой  автобусик или даже такси. Мигает окошечками сайтов, кнопочками функций, линками ссылок. Он домчит в мгновение ока, сэкономив время, силы, деньги (что немаловажно!).

Вы устоите? Сомневаюсь. Что уж говорить о молодых, которые на две остановки на маршрутках ездят? И выходить из автобуса, даже на короткое время, им не захочется. Призывы «вернуться к природе» ни к чему не приведут.

Технический прогресс для того и существует, чтобы экономить силы, а главное, — время, время, время.

С точки зрения технологии любой иной подход будет выглядеть архаичным.

И тут нужно задать себе насколько неприятный, настолько же и необходимый вопрос: а не поздно ли пить боржоми? Не опоздали ли мы ставить вопросы об утрате неких гуманитарных ценностей под напором той многообразной техники (в прямом и переносном смысле), которая пришла на смену «мукам творчества»? Ведь то, что сейчас серьезно обеспокоило, – оно стало реальностью почти двадцать лет назад и сейчас только набирает силу, о чем убедительно свидетельствуют факты, приведенные Владимиром Степановым и во многих публикациях информационной колонки  Mediakritika.by

Нам что, не хочется удобных и скоростных шоссейных дорог, а дОроги ухабы и кочки нашей журналистской юности? О чем сетуем, о каких потерях?  Время другое, дорогие мои коллеги, уважаемые публицисты.

Вот, вчера прочитал у Толстого: «прахлый снег». Возврата нет. Как бы ни было горько.

Но это — только одна грань проблемы. Есть и иные, не менее острые. 

Мне кажется, мы все говорим об одном и том же, однако видим явление по частям и пока что чисто эмоционально. Это, конечно, естественно. Сама же проблема, очевидно, намного более обширна. Фактически — это вызов нашей профессии, брошенный современными технологиями и последующими социальными изменениями.

Нужно на этот вызов отвечать. Как?

Давайте для начала сформулируем проблему…

Продолжение следует

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: