ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Вызовы и ответы-3

В фокусе

Чего нельзя не признать за новыми технологиями — так это их демократичность. Сайты с форумами, блоги, социальные сети, чаты. Шлюзы открыты в обе стороны: и на передачу информации, и на ее прием. Все видят всех и со всеми разговаривают. Разве это плохо?

Продолжение. Начало здесь и здесь.

Но нам сейчас важно разобраться: имеет ли всё это отношение к профессиональной журналистике?

Новые информационные технологии, естественно, сделали доступным многое (если не все) из того, что раньше было прерогативой профессиональных журналистских предприятий: редакций, агентств, телерадиокомпаний. Сейчас можно снять видео хорошим айпэдом, смонтировать «на колене» и заслать в Сеть. И это самое сложное, с точки зрения технологии. Все остальное — еще проще. О содержании таких материалов мы пока не говорим.

Интернет создал надежные каналы донесения нового контента до аудитории. Возникли неограниченные возможности для обратной связи аудитории с коммуникатором, интерактивность Сети просто феноменальна.

То есть, в сфере чисто технологической поле нашей профессии, действительно, размыто. Может, кому-то и хотелось бы в упор не видеть эти реалии. Однако не получится, если мы не хотим заслужить упрек в корпоративной спеси.  Естественным образом профессиональные журналистские предприятия   оказались в ситуации, где их конкурентом стала аудитория, способная сама создавать контент, его распространять и осмысливать. Некоторые ресурсы уже предлагают посетителям выставлять свои темы для обсуждения и размещать «собственные» новости.

Можно сказать, что многие традиционные святыни просто рухнули. Например, одним из принципов и важнейших социальных миссий профессиональной журналистики было донесение мнений и «чаяний» широких слоев населения до институтов власти. Это всегда считалось  важнейшим предназначением нашей профессии, служащим укреплению демократических основ любого общества в любое время. «Дать голос тому, кто его не имеет» - такой лозунг я увидел в редакции одной берлинской газеты много лет назад. Так вот, сейчас никто не ожидает, когда ему «дадут голос». Его берут в любой момент безо всяких посредников. А различного рода инициативы типа революций через социальные сети показали, что новые информационные технологии способны людей и мобилизовывать на активные действия. Так что «коллективный организатор» в Сети тоже действует эффективно.

Технологические изменения повлекли за собой и естественные в такой ситуации эволюции общественного сознания. Миллионы людей, наконец-то, почувствовали себя равноправными участниками коммуникационного процесса, способными обходиться без каких-либо институций и персон, «присвоивших» себе право говорить от их лица. В мире медиа произошла настоящая революция, принесшая стихийную, уличную, опьяняющую демократию. И соответствующие иллюзии.

В  широких «массах» возникло то, что назвали «гражданской журналистикой» (хотя раньше под этим понимали совершенно иное), способной, по уверениям многих, заменить журналистику профессиональную. Такие представления  находят понимание и среди интеллектуалов. Некоторые из них убеждены: социальная реальность настолько изменилась, что журналистика как отдельная профессия уже стала анахронизмом. Исходя из этого, делаются выводы о «вредности» обучения молодых людей теории и практике этой «устаревшей» профессии. Последствия — практические. Например, с 2012/2013 учебного года в Европейском Гуманитарном университете специализация «Массовые коммуникации и журналистика» заменена на «Новые медиа», с соответствующей корректировкой учебных программ. 

Проще всего встать в оборонительную позицию и осудить такие воззрения, опираясь на корпоративную этику, мораль и традиции нашей профессии. Можно даже взять в союзники Хосе Ортегу-и-Гассета и сказать, что эдакое, коммуникационное «восстание масс» привело к тирании толпы, сетевой толпы в нашем случае.

Но это будет недальновидно.

Не лучше ли поставить самый главный и важный вопрос: приход новых информационных технологий — это настолько радикальное изменение, что меняет сами принципы, суть и методы журналисткой профессии? Иными словами, это уже совсем иная профессия? Или же революционные технологические новации - не более чем инструментарий, который должен служить всё тем же принципам и функциям СМИ в обществе?

Однозначного ответа, как видно, ждать не приходится. 

Конечно, иллюзии относительно того, что «гражданская журналистика» заменит собой профессиональную, начинают развеиваться. Например, Франк Ширрмахер, видный немецкий журналист, лауреат многочисленных профессиональных премий, соредактор  общенациональной немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, констатирует: за последние двадцать лет «народная журналистика» не развила в Германии ни одного мало-мальски успешного проекта, имеющего значение на рынке массовой информации. Вывод Ширрмахера: без качественной журналистики общество, как и прежде, выжить не может.

При всем уважении к мэтру хотелось бы все же заметить, что изменения в технологиях столь радикальны, что само представление об «успешности» и «качественности» журналистики сильно меняется.

Наверное, сегодня профессиональная журналистика уже не может обойтись без учета следующих факторов:

Положение СМИ как источника, «вещающего» на большое количество людей, скорее всего, уходит в прошлое. Произошло то, что на языке научных монографий называется «распылением общественного дискурса». Одна огромная массовая аудитория распалась на сотни, тысячи маленьких, каждая из которых выбирает свой, тоже весьма ограниченный, спектр источников новых сведений. Вместо огромных дворцов массовой информации с миллионными тиражами возникли тысячи маленьких поселений и даже отдельных хижин, где живут пару сотен и даже десятков человек.

Массовые «тиражи» в Сети, конечно, остались. Но их собирают преимущественно сайты знакомств, справочники, каталоги, метеобюро и прочие источники сугубо утилитарной информации. И все это на фоне явно усиливающейся «желтизны» наиболее популярных ресурсов, размывания граней между новостями и развлечением

Удручающая картина, что и говорить.  Но она отражает естественные последствия неограниченной, уличной свободы в сфере массовых коммуникаций.  Сетовать  на это не имеет смысла. Лучше задуматься о том, как минимизировать потери и сохранить профессиональные позиции.

Сейчас журналист может рассчитывать лишь на то, чтобы ценой значительных творческих усилий добиться положения «первого среди равных». При этом всегда нужно быть готовым получить “feedback”, и весьма оперативно, и весьма разного достоинства — от серьезных, уважительных комментариев, до издевательств каких-либо троллей. То есть, аудитория приобрела собственный голос, и его невозможно игнорировать. Да и зачем? Многие журналисты-классики мечтали  о такой возможности. Правда, они не предполагали, что в этом «голосе» могут проскальзывать ненормативные выражения. 

Но, тем не менее, сейчас интерактивность взаимодействия журналиста  с аудиторией достигла такой степени, что общение может проходить в режиме реального времени.

В этих условиях все чаще не журналист формирует повестку дня, а публика, ежедневно вбрасывающая в медийное пространство свои интересы, свои страхи и свои ожидания. Не видеть этого — значит попросту лишать себя возможностей быть востребованным. 

Учитывая все это, журналисту нужно отбрасывать иллюзии относительно своего особого статуса и учиться выполнять творческие задачи в реальном потоке информации, в онлайнрежимах, да еще и с использованием мультимедийности как совершенно необходимого качества современных СМИ. Ясно, что в таких условиях время кабинетных одиночек, создающих публицистические шедевры, взахлеб читаемые «массами», ушло безвозвратно.

«Властителей дум» поубавилось, это точно. Сейчас профессиональный журналист, многофункциональный, как швейцарский армейский нож (выражение одного западного эксперта), вынужден доказывать свою  состоятельность не только (и уже не столько) перед нанимателем, сколько перед аудиторией. И значение этого обстоятельства невозможно переоценить. 

Но в том-то и дело, что многие из молодых сотрудников СМИ проигнорировали именно эту, самую продуктивную черту современных коммуникаций. Вместо того, чтобы плотнее и эффективнее сотрудничать со своей аудиторией, создать  из «обратной связи» неисчерпаемый источник тем и творческих идей, они... отвернулись от нее, уйдя полностью в манипулирование инструментами Сети. Компиляция материалов из разных ресурсов, снабженная несколькими собственными фразами, выдается за оригинальную публикацию. В иных случаях собственные «размышлизмы», не подкрепленные какими-либо фактами, вдумчивым анализом, выдаются за публицистику с расчетом на то, что  это будут читать. 

Опьяняющая легкость создания таких «творений» без приложения сил, труда и умения увлекла сегодня молодых коллег. Из-за этого многие из журналистов, работающих в редакциях или фрилансерами, фактически превратились в блогеров, пишущих различную отсебятину, расположившись в удобном автобусике, оснащенном информационными сервисами. Они просто забыли о предназначении своей профессии и подменяют ее требования субъективными пожеланиями и пристрастиями. Что ж, аудитория сейчас имеет великолепные возможности об этом напомнить. Коллеги метко сравнили это с камнем, который публика швыряет в окно такого, «туристического» автобуса, чтобы вернуть журналистов к реальности. 

Великий британский драматург, писатель и публицист Бернард Шоу любую профессию называл «заговором против профанов». Он имел в виду то,  что в любом ремесле есть набор неких навыков, методов и приемов, которые не лежат на виду, а осваиваются упорным трудом и учебой.

В чем же на сегодняшний день состоит этот «заговор» в журналистике? Иными словами, каковы границы того поля, где принципы и миссия этой профессии не изменяются ни при каких обстоятельствах?

Окончание следует.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: