ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Вызовы и ответы-4

В фокусе

В последнее время американская полиция все чаще фиксирует тяжелые ДТП по одной и той же, удивительной причине: находясь за рулем, юноши и девушки... отправляют СМС, болтают в чатах или просто блуждают по Сети. 

Здесь все понятно: юным идиотам не то что закон, но и простой здравый смысл не писан.

Но чрезмерное погружение в современные информационные технологи чревато и внутренними катастрофами. Наблюдая за студентами уже который год подряд,  преподаватели вузов констатируют все более ширящуюся неспособность молодых людей к связной речи — не только письменной, но и устной. Более того, многие, прочитав текст, не могут передать его содержание своими словами. Конечно, можно поспорить, чего здесь больше: влияния нашей, белорусской школы или привычки к лоскутному, клиповому мышлению, рожденному Интернетом. Однако это факт. Медицинский.

Но это значит, что потребность в людях, способных мыслить целенаправленно и логично, только увеличится. Значит, возрастает «цена» умения связно и последовательно излагать факты и идеи, при этом выстраивая журналистские произведения как тексты массовой коммуникации (здесь много особых, специфических параметров). Такая способность не может сформироваться без навыков серьезного и систематического чтения, широкой гуманитарной культуры, знания истории, языков, литератур, философии и политологии.  Кроме того, литературных способностей, конечно.

И это есть то, к чему неспособна и никогда не будет способна массовая, «гражданская» журналистика. Это – эксклюзивное поле для профессионалов. Конечно, при этом они, конечно, используют все те феноменальные инструменты, которые даруют им информационные технологии. На одном из семинаров мне довелось слышать лекцию Павлюка Быковского об использовании социальных сетей в целях «добычи» важной, эксклюзивной информации. Я бы многим молодым журналистам порекомендовал послушать эту лекцию. Но при этом не забывать, что итогом использования таких инструментов должны стать журналистские тексты, содержащие четкую тему, обладающие жанровой определенностью, прочной композицией, демонстрирующие ассоциативность мышления автора, уверенное владение ресурсами родного языка.

Возвращаясь к изначальному, латинскому значению слова «текст» как «плетение смыслов», мы должны признать: абсолютное большинство блогеров и разного рода фрилансеров к этому неспособно. Конечно, профессиональные политологи, экономисты, философы и пр., выступают с обзорами, аналитикой, интервью, но это нельзя назвать текстами массовой коммуникации по многим причинам. Среди них главная — они, эти тексты, не вносят в медийную среду новые, эксклюзивные факты. Они есть переосмысление (а иногда просто пережевывание) уже знакомого. Это по содержанию. По форме эти наукообразные тексты не несут в себе необходимой диалогичности, свойственной живому человеческому мышлению, а также не заряжены эмоциями, без которых ни один текст массовой коммуникации попросту не воспринимается. «По-журналистски» пишут и изъясняются очень немногие. Среди политиков, пожалуй, один Анатолий Лебедько, среди экономистов — Леонид Заико и Михаил Залесский. Может, еще несколько человек, не более.

Среди видео, которое выставляется «публикой» в Интернете, пожалуй, вообще не встретишь ни одного связного нарратива, текста как такового. Много лет назад один российский юморист издал брошюру своих заметок под названием «Тоже книга». А что — обложка есть, странички шелестят, на полке стоит. Книга! Так вот, большинство текстов и видео в Сети – «тоже статьи» и «тоже видео». Заметьте, не фильм или репортаж, а просто видео. Освоив нехитрую механику видеокамер, «видеоблогеры» даже не понимают, почему это не журналистика.

На пестром фоне Интернет-среды явно выделяются информационные «продукты», создаваемые профессиональными журналистами. По тематическому наполнению того или иного сайта, по характеру текстов сразу можно сделать вывод, делается это подготовленными сотрудниками СМИ или, например, представителями «третьего сектора».

Профессиональные журналистские сайты отличают, прежде всего, такие характеристики, как:

-       оперативное реагирование на  важнейшие актуальные события, безошибочное попадание в «болевые точки» текущего информационного дня;

-       самостоятельный поиск информации и стремление предоставить своей аудитории  эксклюзивные сведения;

-       умение представить «стереоскопический» взгляд на вещи, с учетом многообразных точек зрения;

-       планомерная разработка наиболее важных общественно-политических тем, их отслеживание и способность предугадывать возможных ход событий, а, следовательно, новые информационные поводы;

-       культура оформления текстов: логичность изложения, лексическое и стилистическое разнообразие, оригинальная композиция материалов.

И все это в режиме круглосуточного «боевого дежурства» в медийной среде, постоянной готовности к выполнению новых и новых задач на достаточном творческом уровне. 

То есть, градация Интернет-ресурсов, определяемая степенью профессионализма их сотрудников, бесспорно, существует. Например,   Sony UK Ltd, учредитель премии им. Рори Пека, предназначенной для внештатных видеожурналистов, специально оговаривает: на конкурс принимаются работы, вышедшие в эфир (на телевидении, в информационных агентствах и признанных онлайн изданиях).

Ради справедливости следует, конечно, заметить, что иногда даже серьезные, профессиональные ресурсы не уберегаются от сетевой заразы - употребления «осетрины второй свежести». Но в этом случае они сами ставят себя в разряд    «бытовых» пользователей Интернета, что не может не вредить их имиджу.   Впрочем, Mediakritika.by об этом уже писала достаточно.

Когда мы упоминали о феноменальной интерактивности Интернет-среды, мы не договорили, что эта активность – совершено особого рода. Здесь мы имеем дело не с живыми людьми, а их коммуникационными «отражениями». То есть, с представлениями людей о самих себе, выраженными разными способами – от статей и комментариев до чатов и видео, выставляемого в Сети. Это то, чем люди хотели бы быть, а не те, кем они являются на самом деле. Профессиональные журналисты хорошо знают, что настоящую, эксклюзивную информацию всегда приходится добывать. Именно потому добывать, что она, информация, порождается реальными противоречиями, и только ими. Любой факт настолько многослоен, что неизбежно затрагивает интересы очень многих общественных сил, стремящихся выпятить выгодную им сторону и скрыть «теневую». И любой человек, институт, учреждение и пр. всегда излагает только односторонний взгляд на событие. Но прессе ведь нужна вся правда, и ее приходится добывать. Мировая практика СМИ породила даже такую максиму: «Информация это то, что от нас скрывают. Всё остальное – реклама».

В большинстве случаев приходится применять специальные приемы, которым обучают в хороших школах журналистики. Это и есть «заговор против профанов» – то, что отличает ремесленника (пусть даже и продвинутого в Интернете) от профессионального журналиста. Этот всегда идет к первоисточнику – человеку, событию, явлению во всей его неприкрытости и истинности. Для этого он профессионально использует эффективные методы: наблюдение (разных типов), результативное общение (интервью открытые и скрытые), опросы, анализ документов, эксперимент. А то и специальные методы, в том числе и технические. Кроме всего прочего, личный опыт изучения проблем дает журналисту неповторимые ощущения и эмоции, которые потом придают его материалу неповторимую окраску. А без нее не было и не будет  эффективной коммуникации.

И этого не заменят никакие технологии, какими суперсовременными они бы ни были. Всё дело в том, что информация, добытая опосредовано – она и не добыта вообще, по сути. Имея дело с отражениями отражений, журналисты- «технологи» неизбежно оказываются в королевстве кривых зеркал, даже если они самые раздемократичные и независимые.

Среди многочисленных методик обучения нашей профессии есть и освоение  навыков «сбегания по лестнице абстракций». То есть, превращения неких идей, сведений, цифр, тенденций в конкретные факты. Репортеры работают с документальным материалом, в этом их «ниша», их рабочее «поле». Журналистика всегда была и должна остаться поставщиком в сферу общественного внимания первичных сведений и непреложных фактов действительного положения дел. Когда журналист этого не делает, а, отсиживаясь в офисе, компилирует нечто из обрывков чужих текстов, он перестает быть журналистом.

Он еще и не журналист потому, что на нашу корпорацию обществом возложены вполне определенные и весьма востребованные (в демократическом обществе) функции. Не буду перечислять, почитайте внимательно Декларацию принципов профессиональной этики журналиста и Кодекс журналистской этики БАЖа, все будет ясно.

И эти функции выполнять надо.   

То есть, журналист, в отличие от блогера, находится на службе, и круг обязанностей, возложенных на него обществом, определен всей историей нашей профессии.

Среди этих обязанностей, например, – контроль за действиями властей. Журналистские расследования проводятся людьми, владеющими специальными методами добывания и разработки эксклюзивной информации. И профессиональная пресса делает это планомерно и целенаправленно. Именно потому она «четвертая власть» и «сторожевой пёс демократии».

Таким корпорациям, как государство или транснациональный капитал может успешно противостоять не менее могущественная корпорация. Ею и являются независимые СМИ, объединенные принципами солидарности в мировые и региональные союзы. Вся разница только в том, что «могущество» журналистской корпорации зиждется не на силовых структурах или многомиллиардных бюджетах, а на силе общественного мнения, которая в демократических странах контролирует институты государства. Конечно, и там  эти механизмы часто не срабатывают. Но в таких случаях именно профессиональные СМИ (в том числе и Интернет-СМИ), являются той единственной инстанцией, которая, в совокупности своих изданий, телеканалов, ресурсов донесет до всех истинное положение дел.

Ничего подобного исполнять различного рода «гражданские инициативы» не способны в принципе.    

В подтверждение – только одна иллюстрация. Сейчас в Европе разгорается колоссальный скандал, связанный с тем, что «элиты» многих стран отмывали свои капиталы в офшорах. В злоупотреблениях замешаны российские олигархи и европейские чиновники, швейцарские с немецкими банки и госструктуры разных стран. Все это тщательно укрывалось от общественности до тех пор, пока Международный журналистский консорциум не опубликовал свое досье.  

Думается, приведенный пример (а их тысячи в истории мировой прессы) – надежное свидетельство того, что деятельность журналистов есть практическая реализация важнейшего из прав человека – права на информацию. Исполнение этой миссии требует профессионализма, который не сотрут любые новации в области информационных технологий. Инструменты журналистской профессии и технологии меняются, а человеческое ее измерение останется неизменным.

Даже если люди будут ходить с чипами, вживленными под кожу. Что совсем скоро уже не будет фантастикой. 

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: