ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

Веревка для законодателей

Интересная новость из Москвы: правительство России внесло в Госдуму поправки в Трудовой кодекс. Если они будут приняты, то журналистов и актеров обяжут каждые пять лет подтверждать свою профессиональную пригодность.

Для этого вводятся конкурсы на замещение должности творческого работника. Если кто-то переаттестацию не прошел, то будет уволен в соответствии с новой статьей Трудового кодекса, которую и собираются вводить. Самое печальное, что нигде не указаны критерии оценки творческого потенциала и, соответственно, профессиональной пригодности журналиста или актера. При этом руководители СМИ от участия в конкурсе освобождаются.

Большой простор для предположений.

Скорее всего, под профпригодностью авторы этих поправок имеют в виду необходимый уровень лояльности к властям. В сегодняшней России этому удивляться не приходится. С журналистами всё понятно: многие из них, «независимые», портят кровь чиновникам. Но актеры-то, актеры в чем провинились? Неужели колоннами выходили на Болотную площадь? Или несли с телеэкранов не то, что прописано в сценариях, а в театрах слишком вольно трактовали классику? Впрочем, многие цитаты из Островского, Горького, или Чехова сейчас прозвучали бы весьма современно. А уж Салтыкова-Щедрина... В общем, достойно пера фельетониста. 

Но ситуация складывается скорее тревожная, чем комичная. В подобного рода действиях прослеживается своя логика и последовательность. Можно вспомнить, что в ноябре 2010 года в отраслевом комитете Госдумы обсуждался вопрос о введении лицензий для осуществления журналистской деятельности. Не прошло, однако. Сейчас решили «в пакете» с актерами.

Поправки в Трудовой кодекс могут сыграть роль того же лицензирования, но без нежелательных политических последствий, например, параллелей с фашистской Италией, где такое лицензирование существовало.

Сутью же остается всё то же: сделать журналистов управляемыми. Иными словами, создается такой механизм самоцензуры, который работает надежнее, чем цензура внешняя, да к тому же и обходится гораздо дешевле. 

Если это станет реальностью в России, то такую юридическую новацию с энтузиазмом примут и в Беларуси — партнере по «союзному государству». Во всяком случае, все предпосылки для этого имеются. Наши чиновники от информации уже заявляли о целесообразности лицензирования журналистской деятельности. Сейчас российские коллеги подают им привлекательный пример «цивилизованного» решения проблем взаимоотношений с независимой прессой.

Не нужно большого воображения, чтобы представить себе такую ситуацию. Любое СМИ, как юридическое лицо, обяжут регулярно проводить аттестации сотрудников на «профпригодность». Отказ руководителя СМИ, каким бы он ни был «независимым», означает невыполнение Трудового кодекса, со всеми «вытекающими». И это - еще одна дубинка против негосударственной прессы. При этом ставится задача избавиться от тех именно сотрудников, которые докучают властям. Невыполнение такого государственного «заказа» может породить новые репрессии на совершенно «законных» основаниях. Не нужно забывать, что у нас любые законы обрастают кучей подзаконных актов, позволяющих вертеть любую ситуацию в любую сторону. Например, возникает инструкция, предусматривающая обязательное участие в комиссии представителя Министерства информации. То есть, под нарушение Трудового кодекса можно  подвести любого руководителя СМИ, даже если он защищает своих сотрудников. А это значит, что «подвешивают» и его, руководителя.

Таким образом, управляемость прессы достигается без громких, на всю Европу, скандалов, «утомительных замачиваний» отдельных изданий, посадок и прочих неприятностей.

Кажущаяся бесконтрольность Интернет-СМИ тоже может оказаться недолгой.

В этих условиях обостряется проблема, связанная с выяснением «профпригодности» журналиста. А именно — его соответствия стандартам специальности, которые сложились в течение более чем четырехсот лет существования профессиональных СМИ.   

Особый статус журналистской деятельности закреплен в сотнях международных и национальных документов, важнейшими из которых для нас, очевидно, будут Международный Пакт о гражданских и политических правах (ст.19), ратифицированный Республикой Беларусь в 1993 году, а также Конституция Беларуси (ст. 33 и 34). Именно эти документы являются правовым фундаментом практической реализации свободы слова (включая и социальную ответственность журналиста), которая и есть основная функция СМИ. Да, это повсеместно нарушается у нас, но ориентир существует. Но сейчас под этот фундамент поводят мину, стремясь подменить объективные критерии сиюминутными интересами власти.

Каждый, кто работает в журналистике не один год, наверное, согласится с тем, что здесь необходимы такие навыки и моральные обязательства, без которых нельзя называть себя сотрудником СМИ. Ни журналистские корпорации (профессиональные союзы, крупные редакции и пр.), ни тем более общество и государство не отрицают необходимость наличия некоего пропуска в профессию, в которой ошибки обходятся весьма дорого. В этой связи часто вспоминают врачей и юристов, работающих по лицензиям.

В нашей профессии также проходит непрерывная аттестация на приверженность принципам и этическим нормам журналистики. Однако журналистское сообщество и государственные органы смотрят на эту проблему с разных сторон. Первые — с точки зрения сохранения фундаментальных свобод прессы, другие — с позиции урезания этих свобод, сведения журналистской деятельности к определенного рода службе.

Поэтому дискуссия о статусе современного журналиста в контексте изменений, вносимых новейшими информационными технологиями, приобретает особое значение. Можно сказать, что это — еще один аспект той полемики, которая развертывалась на  mediakritika.by в последние месяцы, который до сих пор не прозвучал.

Во всех этих спорах упускается из виду то, что журналистика, при всей ее причисленности к разряду «свободных» профессий,  никогда не представляла собой вольный, ничем не контролируемый полет фантазий авторов публикаций. Напротив, зародившись на важнейших торговых путях Европы, она с самого начала выполняла вполне определенные функции, главнейшей из которых было донесение достоверной, проверенной информации до возможно большего количества людей. Между прочим, само требование свободы получения и распространения информации принадлежит к числу важнейших функциональных условий ее успешной деятельности. Если нет этой свободы, то и достоверности — никакой, и журналистика такая не нужна. Это было справедливо и в средние века, верно и сейчас.  Обратной стороной этой «функциональности» свободы всегда была, есть и будет ответственность пишущего человека. Именно единство этих двух принципов и делает СМИ институтом, столь необходимым гражданскому обществу, частью которого является и государство.

Именно в этом и состоит «лицензирование» журналистской деятельности, которое медийное сообщество накладывает само на себя, добровольно.

Когда кто-то, опьяненный возможностями современных коммуникаций, видит только одну сторону этого процесса, он не вправе рассчитывать на звание профессионала в сфере масс-медиа.

Конечно, Интернет-журналистика имеет ряд специфических черт и технологий. Однако это не отменяет базовых характеристик журналистской профессии. Попробуем их перечислить:

- журналистика – это не тот род занятий, к которому можно относиться «легко» и считать его чем-то вроде хобби;

- это не средство случайного заработка.  Нужно уделять всё рабочее время и даже сверх того;

- условием причисления к профессии является членство в авторитетной журналистской организации, которая могла бы устанавливать профессиональные стандарты и формы ответственности за их нарушение;

- профессионалом может считаться тот, кто приобретал специальные знания и навыки в учебных заведениях соответствующего профиля.

- журналистская деятельность должна служить обществу, соответствовать принципам, сложившимся в мировой журналистике в течение нескольких веков. Следование этим принципам гарантируется исполнением норм этических кодексов, принятых профессиональными корпорациями. 

Но вернемся к непосредственному поводу нашего разговора.

В России к возможности принятия новых поправок в Трудовой кодекс отнеслись иронически, мягко говоря. Закон будет требовать переаттестации журналистов? Ладно, переименуемся в менеджеров или менестрелей, - вот основная интонация обсуждения в сетях. Ха-ха три раза.

Не хотелось бы относиться к этому так легко.  Нас стремятся вытеснить из профессии, а мы улыбаемся этому. Нельзя недооценивать опасность действий власти, стремящейся переписывать законы.

В чистом поле вседозволенности, вдали от норм и стандартов цивилизованной журналистики — не только свобода, но и вполне реальные опасности. На менестрелей и трубадуров Сети всегда найдутся  разбойнички с большой дороги, вооруженные административной дубиной. Так что лучше уж держаться надежных стен закона, даже если его нарушают сами власти. И отстаивать их несмотря ни на что. 

Потому, что всегда есть к чему апеллировать.  Другой защиты нет.

P.S. Законодатели периода расцвета Древней Греции постановили: кто захочет внести в закон какое-нибудь изменение, является в народное собрание с петлей на шее. Если его отвергнут – от должен тут же, на месте, удавиться.  Говорят, это помогло: за триста лет приняли лишь два дополнения. Закат древнегреческой цивилизации начался с того, что стали менять законы. 

На месте инициаторов поправок в Трудовой кодекс я бы готовил веревку. На всякий случай.  

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: