ОБ АВТОРЕ

Родился 1 марта 1951 года в г. Бобруйске Могилевской обл., Беларусь.

В 1972 г. окончил Белгосуниверситет по специальности «журналистика». В 1972–1986 гг. – младший редактор, редактор, старший редактор, комментатор, заместитель главного директора программ Белорусского телевидения. В 1986–1991г.г. – доцент кафедры журналистики Института политологии и социального управления.

В 1991–1992гг. - руководитель коммерческих видеопроизводящих организаций. В 1992–1994 гг. - главный редактор общественно-политических программ Белорусского телевидения, заместитель председателя Госкомитета РБ по телевидению и радиовещанию.

В 1994 году был ведущим телевизионных дебатов действующего премьер-министра Кебича и кандидата в президенты Лукашенко.

В 1995–1999 г.г.- руководитель пресс-службы Исполнительного секретариата СНГ.

В 1999–2000гг.- генеральный директор ЗАО «Белорусская деловая газета».

С 2000 – зам. председателя, член правления, член Совета ОО "Белорусская ассоциация журналистов".

Осенью 2004 года был избран действительным членом Евразийской Академии телевидения и радио (Москва).

С 2005 года –  профессор Европейского Гуманитарного университета (специализация - «Массовые коммуникации и журналистика»).

С 2008 года – автор и ведущий еженедельных ток-шоу «Форум» телеканала БЕЛСАТ, продюсер документальных телепрограмм и фильмов.

Вы здесь

О бедном эксперте…

В итоге первого тура телевизионных дебатов Барак Обама проиграл Митту Ромни десять пунктов в рейтинге популярности. Во втором – выиграл семь процентов.

Избрание главы самого могущественного государства в мире зависит от «телегеничности» политика, умения «отбрить» острым словцом, от его настроения, грима, одежды,  от внешности жены и т.п.!

Разве это серьезно?

Такой вопрос вполне уместен, если вспомнить, какую роль присутствию экспертов на телеэкране придает автор статьи «Вторжение чайников».

В США к этому относятся серьезно с 1960-го года, когда Ричард Никсон, отказавшийся от грима и услуг пиарщиков, проиграл президентскую гонку Джону Кеннеди. Там, где идет действительно жестокое сражение за голоса избирателей, чашу весов могут качнуть и такие «мелочи».

Но все это не имеет никакого отношения к нашей, белорусской действительности. Государственное ТВ давно превращает жизнь беларусов в телевизионную «картинку», далекую от реальности. Подтверждения и искать не приходится. Вот одно из последних. Ради российских журналистов, призванных отразить на экранах «процветающую» Беларусь, рабочих завода «Гефест-техника» ОАО «Брестгазоаппарат» выгнали на работу в выходной день, субботу.

Но вопрос о роли экспертов в формировании квалифицированного общественного мнения можно поставить принципиально. Способно ли ТВ вообще, как СМИ, помочь людям разобраться в том, что происходит, и принимать самостоятельные решения? Может ли быть научное, специальное знание  быть доступным человеку «с улицы»? И если да, то как ТВ должно передавать эти знания?

Ответы нужно будет искать не в нашем государственном, насквозь фальсифицированном, телевидении, а там, где вещатели действительно стремятся быть полезными своему зрителю.   

К сожалению, из белорусскоязычных телеканалов, проводящих независимую программную политику, можно назвать только «Белсат». В эфире «Белсата» выступает множество известных в Беларуси людей – политиков и экономистов, юристов и политологов, артистов и культурологов. Нет нужды говорить, что своим появлением на экране они обязаны прежде всего своей личной гражданской позиции и, естественно, высокому уровню компетенции.

На «Белсате» существует 4 цикла информационных программ (среди них главная – «Объектив»), 18 – публицистических, 3 – образовательных и 5 – познавательных.

То есть, пространство для общения существует. 

Я постараюсь опереться на то, что мне больше знакомо: на технологическую сторону участия экспертов в ток-шоу «Форум» – единственном на телеканале «Белсат».

К настоящем времени в эфир вышло более 120-ти программ этого цикла, в них приняли участие сотни основных экспертов и участников «массовки» (не люблю этого слова: на «Форуме» именно «массовка» часто задает тон дискуссиям, не позволяя экспертам уходить в абстракции или быть неискренними).

Вот итоги этих наблюдений.

Прежде всего, нужно оговориться, что серьезными экспертами мы должны считать не только ученых с академическими степенями. Что, бывший следователь прокуратуры Олег Волчек или подполковник милиции запаса Николай Козлов не являются экспертами в правоохранительной тематике? Или политики Рыгор Костусев, Сергей Калякин, Анатолий Лебедько, Владимир Некляев, Андрей Санников, Павел Северинец и многие другие  – в оценке политической ситуации в стране? Или экологи, врачи, строители, финансисты – каждый в своей сфере? Конечно, они эксперты.

Но, коль они попадают в телевизионную студию, на всех начинает распространяться одно и то же правило: они должны стать телевизионными «персонажами». Слово не самое хорошее в данном случае, но без него не обойтись.

Что это значит?

В атмосфере телевизионной дискуссии, где высказаться хотят многие,  нужно  очень связно и лаконично излагать свои мысли и оценки. Ясно и доходчиво, энергично и эмоционально. Да еще мысль заострить, подать парадоксально, в обрамлении ярких ассоциаций.

Этим искусством владеют многие, например, экономисты Сергей Балыкин, Михаил Залесский, Леонид Заико, историки Олег Трусов, Валентин Голубев, социологи и философы Алесь Антипенко, Андрей Вардомацкий,  политологи Алесь Логвинец, Александр Класковский, Юрий Чаусов, правозащитники Олег Гулак, Гарри Погоняйло, Людмила Грязнова, Павел Левинов, Валентин Стефанович, писатели  и поэты Эдуард Акулин, Леонид Дранько-Майсюк, Владимир Орлов, общественные активисты Ольга Карач, Николай Петрушенко и многие другие. Их манера общения  вызывает симпатию и создает образ человека открытого и компетентного. Вот почему – «персонаж».

Как пример приведу размышления известного экономиста Михаила Залесского о социальных причинах депопуляции.  Проще говоря, вымирания белорусов. На очередные пять лет принята программа демографической безопасности Беларуси.  Компетентную оценку этой программе и ее перспективам Залесский сделал в форме размышлений, которые не могут оставить равнодушным. И сам предстает перед нами как человек, мыслящий оригинально и образно.  

Серьезные ученые, привыкшие к монологическому общению в университетских аудиториях, в живых дискуссиях чувствуют себя неуверенно. Норовят закатить лекцию, а для этого на ток-шоу просто нет времени. Их тут же перебьют, им возразят, им зададут неудобный вопрос. «Академик» хочет свой ответ обставить аргументами, доводами, он раздумывает, он ищет слова. Но на все это нет времени. К сожалению, сожалению, сожалению…

Вот и сюжет, который вы только что просмотрели, составляет менее четвертой части того, что на самом деле сказал Михаил Залесский.

Я и сам вижу часто после записи: человек не удовлетворен, он не успел сказать что-то важное, его перебили. Я тоже огорчен, но не могу по-другому: ведущий должен дать высказаться каждому участнику. Но если сам человек проявил вялость и недостаточную напористость, то эту возможность у него отобрали другие.

Многие кабинетные люди, однажды побывав в атмосфере студии, не всегда вспоминают об этом по-доброму. Им все кажется цирком: крики, шум, аплодисменты, невозможность высказаться логично и последовательно, грим, яркий свет и пр. Некоторые ученые, однажды пострадав, отказываются от дальнейшего сотрудничества с ТВ, во всяком случае, в жанре ток-шоу.

Но так поступают далеко не все.

Другие, разозлившись на самих себя, стараются сделать выводы, лучше готовятся к неожиданным «экспромтам» в студии и, как следствие, получают симпатии зрителей. То же можно сказать и о политиках.

Но если ученых можно понять, то общественных деятелей, уклоняющихся от общения со зрителем, я понимать отказываюсь. Если ты пошел в политику, что ж ты прячешься от миллионов глаз, которые хотят тебя видеть? Я мог бы назвать сейчас около двух десятков человек из наших белорусских политиков и политологов, к которым не испытываю никакого доверия только потому, что они предпочитают кулуарные соглашения и переговоры в офисах открытой дискуссионной площадке. Наверное, это слишком субъективный взгляд.

Но не зря ТВ однажды назвали «рентгеном характера» человека на экране. Сейчас, по-современному, лучше назвать ТВ «детектором лжи». В самом деле, если в словах еще соврать можно, то в искренности эмоций, в непредсказуемых ситуациях ток-шоу – почти никогда.

Может, в этом и есть смысл всяческих теледебатов: нация подвергает своих избранников испытанию на детекторе лжи. Телевидение разговаривает форматами и жанрами. Каждый из них берет свое начало в какой-то житейской ситуации общения.

Ток-шоу я бы назвал разговором на площади. Это не самый вдумчивый разговор, конечно. Здесь велика опасность пойти на поводу у популистов, которые эмоционально и ярко пропагандируют… ложные идеи. Но это не значит, что нужно перекрывать им дорогу в эфир. В том-то и дело, что ложным ценностям «чайников» нужно противопоставлять истинное знание. Но – опять же! – в форме разговора на площади. Дискуссия тем и хороша, что втягивает в размышление даже тех, кто ни разу о проблеме не задумывался.

На телевидении есть и другие жанры, и «Белсат» активно их применяет.

Кстати, я вижу многих из наших участников – и «удачливых», и «неудачливых» – в иных передачах «Белсата», где они в режиме монолога раскрываются  полнее. Но и здесь нужно быть собранным, уверенно владеть навыками публичного одиночества (есть такой термин в профессиональной литературе о ТВ), уметь проявлять свои эмоции, а не подавлять их перед всевидящим оком телекамеры.

Вывод из этого можно сделать следующий: не все эксперты соответствуют требованиям такого телевизионного жанра, как ток-шоу. Может, это и не нужно. Но все равно, тем, кто не привык к открытому общению, кто носит свои знания как хрустальный сосуд, боясь расплескать нечто сокровенное – им трудно на телевидении вообще. 

Для того чтобы стать медийной фигурой, серьезный специалист должен обладателем даром популяризатора своих знаний. То есть, умением говорить о серьезном и сложном лаконично, просто и доходчиво.  Да еще в атмосфере дискуссии, дефицита времени.

Однако, работая в любом жанре, нельзя защититься от проклятья современного телевидения, которое зовется клиповостью мышления нынешнего зрителя. Или, если угодно, мозаичной психопатией. Тон задает реклама. Ее стиль – агрессивный, зазывной, крикливый, излишне эмоциональный – стал стилем  всего вещания. Во всяком случае, постсоветского. Наш  современный «медиа-сапиенс», увы, иное смотрит редко. Нынешнее постсоветское ТВ, попсовое во всех смыслах, приучило зрителя к мельканию и яркости.

Сам знаю: попробуй на монтаже «передержать» человека более 1-2 минут -  потеряешь зрителя. Он привык к динамичному переключению внимания, то есть, к постоянной эксплуатации непроизвольных рефлексов, инстинктов. А с инстинктами бороться трудно. И мы, создатели программ, вынуждены с этим считаться.

Правда, есть одно исключение – телеканал RTVI. Вообще, казалось бы, не телевидение. Радиопрограмма «Эхо Москвы», передаваемая по телеканалам. Но здесь создается эмоция иного рода. Она возникает от созерцания разворачивающейся на наших глазах мысли. Но сами посмотрите, каков уровень общения и каков уровень экспертизы! Правда, не во всех программах.

У нас тоже есть такие люди. И на «форуме» были случаи, когда человек говорит спокойно и продолжительно, а в студии – муха не пролетит. Но такие мгновения редки.

«Белсат» пока не предлагает такого формата и уровня эксклюзивного общения: его просто нет в обойме программ этого канала. Может, и не зря: мы еще не готовы. Наверное…

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: