ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Почему журналисты не пишут о людях, живущих с ВИЧ?

Интервью

Раздутый скандал вокруг первого белорусского сериала «Выше неба», кажется, сошел «на нет». Сериал проходит стадию монтажа и скоро должен выйти на экраны страны. В самый разгар конфликта белорусские СМИ много писали о  взаимоотношениях между сценаристом сериала Андреем Курейчиком, развернувшим шумное обсуждение в прессе,  и заказчиком работы в лице ПРООН. Медиа пытались разобраться в хитросплетениях контракта между первым и вторыми, говорили об авторском праве и  свободе творчества, намекали на зависимость Программы развития ООН в Беларуси от государственных властей, белорусского телевидения и прочее.

Между тем, главная цель создания сериала, к сожалению, долго оставалась вне внимания журналистов. Единичные СМИ, рассказывая о конфликте между именитым сценаристом и ПРООН, между строк упоминали о проблеме профилактики ВИЧ и СПИДа в современном белорусском обществе. А ведь, по сути, сериал «Выше неба» создается как один большой социальный ролик, который должен привлечь внимание общественности к озвученной выше проблеме.

Причем «ролик» этот создавался в рамках Информационной стратегии по ВИЧ/СПИДу в Беларуси (ИС), разработанной около года назад с участием целой группы государственных институций и общественных объединений.

Среди прочего, в стратегии, целью которой ее разработчики называют «создание единого информационного пространства», которое должно снизить темпы роста и распространения негативных последствий ВИЧ-инфекции, уделяется большое внимание вопросам взаимодействия со средствами массовой информации.

Для того чтобы разобраться, какую роль могли бы сыграть СМИ и журналисты в достижении столь благородной цели, Mediakritika.by встретилась с председателем Экспертного совета   по Информационной стратегии по ВИЧ/СПИДу в РБ, экспертом в области  психологии коммуникаций   Сергеем Кручининым.

- Сергей Вячеславович, в своем недавнем блоге  на сайте Информационной стратегии, вы затрагиваете тему партнерства с журналистами  и отмечаете те трудности, которые возникают при разработке темы ВИЧ/СПИДа в СМИ – дискриминация, стигмы, стереотипы.  Действительно все так плохо?

- Хочу сразу сказать, я не сторонник баррикад и обвинений. Я прекрасно понимаю, что журналист сегодня пишет про ситуацию на полях, а сегодня его послали на семинар про профилактику ВИЧ. И я не могу накидываться на него за недочеты или неосознанную  стигму. Но есть определенные субъективные и объективные  вещи. Объективно сейчас тема ВИЧ/СПИДа отнесена журналистами к разряду «нелюбимых». Элемента сенсационности тут давно уже нет, все «страшилки» рассказаны, пугать больше и дальше невозможно. А что-то новое искать даже есть желание, не всегда понятно, где. Вот и выходит, что в третью неделю мая, День памяти умерших от СПИДа,  и 1 декабря, во Всемирный день борьбы со СПИДом, тема звучит. Все остальное время – тишина. Но и в эти дни мы мало читаем аналитических статей, все больше очередную статистику. 

Кроме того, знаю, что у журналистов, которые все-таки берутся за эту тему, часто возникают проблемы после выхода публикации в свет. В конце концов, все приводит к тому, что в газетах не появляются  дискриминационные материалы в отношении людей, живущих с ВИЧ, просто потому, что там вообще не появляется материалов на эту тему.

- А если уж появляются?..

- По-разному бывает. В блоге я привожу пример статьи в гомельской газете «Советский район», которая называлась «Опасные поминки». Ее автор не скупился на дискриминационные и стереотипные клише, такие как «люди, обречённые на раннюю и мучительную смерть», «подавляющее большинство… наркоманов, алкоголиков, проституток и лиц нетрадиционной сексуальной ориентации». И хотя его статья  действительно многих зацепила («Зацепило» - так называется колонка этого автора в газете), я против того, чтобы журналиста сразу клеймить, и применять административные рычаги.

- А может быть, они не нужны, эти материалы? Если нет к ним интереса у общества?

- Они нужны хотя бы для того, чтобы с помощью СМИ изменять ситуацию к лучшему. Да, пусть говорят, что в Минске люди не читают газет, но во многих районных центрах, даже при наличии интернета, газеты все еще читают. Многие газеты имеют сайты в интернете. И мы понимаем, что человек получает из СМИ даже в фоновом  режиме некие вещи, которые заставляют его задуматься. И тут медиа могут сделать то, что никто не смог бы сделать лучше и эффективнее. Пусть они не уничтожат в одночасье все стереотипы, которые существуют в обществе о ВИЧ, это крайне тяжело и требует долгих лет серьезной работы, но хотя бы расшатают эти стереотипы. Например, избавят нас от штампов «чума XX века», «смертельная болезнь», «приговор» и т.д. Ведь с появлением новых видов терапии, люди, живущие с ВИЧ, могут жить столько, сколько человек без ВИЧ. Конечно, им необходимо соблюдать режим, постоянно принимать препараты. Понятно, что каждое лекарство имеет побочные эффекты, имеют их и АРВТ препараты. Но принимает же инсулин диабетик, и в обществе нет стигмы по отношению к больным сахарным диабетом. Вы никогда не задумывались над тем, сколько вреда наносят подобные стереотипы? Например, чем дольше СПИД у нас будет ассоциироваться со смертью с косой, тем меньше молодых людей захотят узнать свой ВИЧ-статус.

У нас часто спрашивают, почему  мы «носимся» с этой темой.  Во-первых, в мире продолжается эпидемия ВИЧ-инфекции, наша Беларусь не исключение, и это до сих пор серьезная и неизлечимая болезнь. Во-вторых, для эффективной профилактики, нельзя пугаться и строить «резервации» для людей, живущих с ВИЧ, и представителей уязвимых групп. Единственный эффективный путь - смотреть на ситуацию трезво, без эмоций. Есть вещи, которые все объясняют. Например, человек считает, что ВИЧ – это от того, что кто-то употребляет инъекционные наркотики, либо кто-то состоит в гомосексуальной связи, либо занимается секс-бизнесом, а я – не такой, следовательно,  мне ВИЧ не грозит. А знаете ли вы, что по статистике в Беларуси сейчас рост инфекции происходит в гетеросексуальной среде, и достаточно часто ВИЧ выявляется у 40-50-летних людей с достаточно «солидным» социальным статусом? Опасно думать. Что вам ничего не грозит только оттого, что вы не относите себя к уязвимой группе. Мы должны понимать, что к проблеме ВИЧ/СПИДа можно относиться по разному, что люди вправе иметь свои убеждения, свои религиозные взгляды и т.д. Но если ваши убеждения и взгляды важнее фактора профилактики, вы становитесь уязвимыми. Вот что важно понимать и журналистам, и обществу в целом.

- Любой практикующий журналист знает, что самый лучший способ что-либо донести до аудитории – живая человеческая история. Признаться, мне не встречались в белорусской прессе откровения людей, живущих с ВИЧ. Может быть, они просто не готовы еще?

- Конечно, в Беларуси  очень мало ВИЧ-положительных людей с открытым статусом, тех, кто готов говорить об этом.  И это симптом  существующей стигмы  в нашем обществе по отношению к ним. Между тем, такие люди, с открытым статусом, есть. Важно найти к ним подход. И это работа журналистов. Хотя я лично готов им помочь выйти на контакт с людьми, живущими с ВИЧ, конечно, с соблюдением правил конфиденциальности. Также я приглашаю и СМИ, и читателей на сайты aids.by, aids-tb.by, где мы стараемся в рамках нашей Информационной стратегии как можно чаще публиковать «живые истории» в информационном бюллетене «СПИД&ТБ».  

- Одна из главных ключевых вещей вашей стратегии –  это разработанные стандарты. Расскажите, кто ими занимался и для чего они создавались.

- Для разработки стандартов мы пригласили все заинтересованные лица –экспертов, до этого работающих в бизнесе и имеющих «незамутненный» взгляд на ситуацию, представителей Министерства здравоохранения, Министерства информации, представителей общественных организаций, занимающихся этой проблемой, журналистов, конечно. У нас был определенный драфт стандартов, которые обсуждались между всеми участниками создания стратегии. И, кстати, были стандарты, которые не прошли согласование. Например, изображение обнаженного тела. Оно очень часто используется в обычной рекламе, но в социальной рекламе обнаженное тело часто вызывает больший интерес, чем сама проблема. И, признаюсь, лично мне бы хотелось, чтобы мы ввели запрет на использование обнаженного тела в нашей рекламе, но была организация, которая выступила категорически против такой постановки вопроса и стандарт не прошел.

Некоторые разработанные в рамкам ИС стандарты носят элементы журналистской этики, другие – скорее относятся к рамкам правового поля. К примеру, думаю, не секрет, что разглашение статуса ВИЧ-положительного человека подлежит уголовному наказанию. Потому это один из наших стандартов.

Например, журналист берет интервью у человека, живущего с ВИЧ, разговаривает его, берет устное согласие на печать. А после возникает ситуация, когда после выхода интервью в свет под давлением знакомых, друзей, ваш собеседник идет на попятную и говорит, что его обманули и он не соглашался на публикацию. Потому мы рекомендуем получать письменное согласие. Потому что нужно понимать психологическое состояние людей, живущих с ВИЧ. Восприятие ими многих вещей бывает гипертрофировано. Это объяснимо, ведь они испытывают постоянное внешнее и внутреннее чувство стигмы. Естественно, что они стремятся обезопасить себя.

Рекомендации для СМИ давно известны. Но всегда лучше, особенно если речь идет о каком-то информационном продукте, чтобы он был стандартизирован. Стандарт хорош тем, что его легко проверить. Сразу видно, он выполнен или не выполнен. Согласитесь, с вопросом нравится/не нравится все очень субъективно. И наши оценки и мнения часто могут просто не отражать реальность. К примеру, когда мы проводим  фокус-группы, то сталкиваемся с тем, что молодежь, которая сидит в «вКонтакте» и не смотрит телевизор, не интересуется никакими мультиками, им нужны реальные люди и реальные истории. А взрослых, когда мы спрашиваем, как на их взгляд дети лучше воспримут информацию, отвечают, что детям понравятся мультики, рисованные персонажи и придуманные истории. И тут можно спорить, не соглашаться, но когда ты уже знаешь, что нужно аудитории, то некоторые стандарты становятся очевидными.

- Что именно вы рекомендуете журналистам, которые хотят заняться темой ВИЧ/СПИД?

- Наши стандарты достаточно просты и прозрачны. Мы рекомендуем, например, согласовывать все цитаты и мнения героев материала с ними самими. Почему? Об этом я уже упоминал выше. То же самое нужно делать с фото и видео. Мы просим при публикации любых статистических данных давать ссылку на официальный источник и указывать даты их публикации.

Если речь идет о неких длительных и многократных журналистских проектах, к примеру, в телеэфире, мы рекомендуем обязательное проведение фокус-групп на целевой аудитории. Вы не можете полагаться только на собственное видение либо мнение заказчиков. Ну и, конечно, есть стандарты терминологии: не «жертвы СПИДа», а «люди, живущие с ВИЧ», не «чума, бич, ужасная болезнь и т.д.», а «заболевание, эпидемия, болезнь», не «ВИЧ-инфицированный», а «человек с положительны ВИЧ-статусом, ВИЧ-позитивный».

С полным списком стандартов познакомиться на сайте Информационной стратегии по ВИЧ/СПИДу в Республике Беларусь.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: