ОБ АВТОРЕ

 

В журналистике с 1992 г. 

С 1995 г. был «соучастником» создания новых независимых масс-медиа в Бобруйском регионе и их менеджером.

Работал собкором  «Комсомольской правды» в Беларуси», спецкором «Московского комсомольца» в Беларуси». Сотрудничал с рядом других республиканских СМИ.

В 2001 г. создал собственную Школу молодого журналиста, которая, действуя на общественных началах, просуществовала три года.

С 2003 г. по настоящее время – главный редактор газеты «Бобруйский курьер», которая теперь выходит только в электронном виде.

Профессионально занимается литературой.

Член Рады БАЖ.

Вы здесь

Править или не править?

В фокусе

В этой публикации речь пойдет не о мучительных раздумьях стареющего диктатора, однажды, по случаю, прихватившего одну европейскую страну средних размеров вместе с ее народом. Нет, мы поговорим всего лишь о редакторской правке «вторичных» текстов и о работе с информацией,  полученной из различных источников.

Информация секонд-хенд

Все мы, – журналисты, редакторы, –  время от времени имеем дело с «вторичной» информацией, добытой не нами, а полученной из различных официальных сообщений, пресс-релизов, публикаций.

И это нормально: такова специфика нашей работы.

Но иногда бывает так, что, например, намереваясь перепечатать чей-то материал (разумеется, со ссылкой на СМИ, где он был впервые опубликован),  мы видим, что он содержит неточную информацию.

Между тем, если мы ставим ссылку на средство массовой информации, его опубликовавшим, мы тем самым как бы «фиксируем» его оригинальность и «нетронутость». В этом случае вторгаться в чужой текст – моветон, нарушение принципов журналистской этики.

Это  с одной стороны. Но с другой,  мы ведь работаем для читателей, служим, так сказать, интересам общества. И должны свято соблюдать его право на достоверную информацию.

Здесь, на первый взгляд, вырисовывается дилемма: чем «пожертвовать» – профессиональной этикой или интересами общества?

На самом деле, никаких загвоздок здесь нет: журналист и СМИ, распространившие недостоверную информацию в своем первоисточнике, сами нарушили журналистскую этику и право общества на получение правдивой информации.

Дублировать их ошибки дальше и вводить в заблуждение читателей – не следует. Поэтому мой ответ: править! Или – не ставить этот материал, если таковое возможно.

Как вариант, убирающий все «душевные переживания», – внизу использованной публикации поставить уточнение «от редакции»  со своими, «проверенными» цифрами и фактами. Подчеркну, речь идет о перепечатке всего материала, а не использовании его в качестве информации, цитат или ссылок.

Между тем, давайте рассмотрим и другие случаи, связанные с распространением информации, полученной  из внешних источников.

Что говорит закон?

Тут не все так просто, как было раньше, в старой редакции закона «О СМИ», который  назывался «Закон о печати и других СМИ». Да, с журналиста, учредителя, главного редактора, информационного агентства, корреспондентского пункта, распространителя  и юридического лица СМИ снимается ответственность, если распространяемые ими сведения:  

- получены  от государственных органов и других государственных организаций, их должностных лиц, а также содержатся в официальных информационных сообщениях и (или) материалах;

 - получены  от информационных агентств при условии наличия ссылок на данные информационные агентства;

- получены  от политических партий, других общественных объединений, иных юридических лиц, а также содержатся в официальных информационных сообщениях и (или) материалах пресс-служб политических партий, других общественных объединений и иных юридических лиц;

- являются дословным воспроизведением официальных выступлений должностных лиц государственных органов;

- содержатся в информационных сообщениях и (или) материалах телевизионных и радиовещательных средств массовой информации, выходящих в эфир без предварительной записи (статья 52 «Обстоятельства, исключающие ответственность» закона «О СМИ» РБ).

Но! В той же 52-й «реабилитационной» статье, в пункте втором, содержится «оговорка по Фрейду».  В соответствии с ней все только что упомянутые нами «добрым словом» субъекты правоотношений в сфере массовой информации  обязаны проверять «сведения», если они получены:  «от политических партий, других общественных объединений, иных юридических лиц, а также содержатся в официальных информационных сообщениях и (или) материалах пресс-служб политических партий, других общественных объединений и иных юридических лиц».

Причем все вышесказанное касается сведений, уточняет законодатель, «которые могут дискредитировать Республику Беларусь, а также порочить честь, достоинство или деловую репутацию физических лиц либо деловую репутацию юридических лиц».

В этой же юридической новелле содержится  требование «предоставить возможность распространения одновременного комментария физических и (или) юридических лиц, в том числе государственных органов и иных государственных организаций (их пресс-служб), в отношении которых могут быть распространены данные сведения либо в компетенцию которых входит подготовка разъяснений в отношении распространяемой информации».

То есть – все равны перед законом, но вот к негосударственным «образованиям», этим «ошибкам природы», у  чиновников доверия нет. Действительно, мало ли чего могут «понавыдумывать», а потом «несанкционированно понаписывать» эти «нэповцы» от умственного труда!

Иными словами, в указанном нами и законодателем случае нельзя обойтись лишь ссылкой на первоначальный источник – и спать спокойно.  А нужно  позвонить, скажем, Бараку Обаме и поинтересоваться: именно «это» он имел в виду или иное?  Ведь Обама, как нам известно, не относится к официальным государственным и к тому же – белорусским источникам информации.

В ином случае – «секир-башка» и – распишитесь в получении предупреждения от много видящего и всегда бдящего министерства информации.

Наш выбор?

Таким образом, получив информацию из официальных государственных источников и сделав ссылку на них, мы можем не беспокоиться за последствия, даже если эта информация неверна.

Но это – крайне неэтично.  Мы ведь работаем не для госчиновников, а для читателей! Имеем ли мы право водить их в заблуждение, распространяя заведомо ложную или неточную информацию, прекрасно зная, что она не соответствую действительности?

Как у государственных СМИ, так и у тех, которые, как пионеры, на них равняются, таких вопросов не возникает. Что, например, мы видим после каждых выборов, читая в газетах официальные сведения об итогах голосования.

Так как же быть тем СМИ, которые служат читателю, а не государственным интересам и не «государственной целесообразности», которые, скажем так, не всегда совпадают с интересами общества и с «мнением» законодательства?

Мой ответ, как практикующего редактора, – не ставить такую информацию, поскольку править ее в данном случае совершенно невозможно. Или публиковать ее, но  тут же давать комментарий специалиста в данной области, который сможет расставить все точки над пресловутой буквой «і».

В ином случае, следуя «букве закона» и распространяя недостоверную информацию из государственных источников (без редакторской правки, без комментариев эксперта), мы  вводим в заблуждение читателей.

И утрачиваем его доверие к нам как СМИ.

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: