ОБ АВТОРЕ

Окончила факультет журналистики БГУ, Высшую школу журналистики им. М. Ваньковича в Варшаве.

Работала корреспондентом в "Газете Слонімскай", журналистом в онлайн-проекте Ximik.info, была автором и ведущим программы "Асабісты капітал" на телеканале "Белсат".

С 2010 года  координатор кампании ОО "Белорусская ассоциация журналистов" - "За якасную журналістыку".

Член Правления БАЖ.

Руководитель проекта Mediakritika.by

Вы здесь

Такая работа: подставка под микрофон

Блогер и «антижурналист» Виктор Малишевский когда-то начал собственный проект «Неудобные вопросы». Вопросы Витя задавать умеет – факт. Особенно неудобные. Хотя, если задуматься, а разве вправе журналист задавать удобные вопросы? Исключительно гладить по шерсти своего собеседника, задабривать его эго и ласкать его слух?

По-хорошему проект «неудобные вопросы»  должен стать проектом всей белорусской журналистики. Потому что, как признается сам Виктор в своем блоге, «интересно смотреть туда, куда собеседники точно смотреть не хотят» и задавать вопросы, на которые «не знаешь, как ответит». Все остальное – поглаживание по шерсти, скукотища.

Работа подставкой под микрофон – не сложная, но благодарная ли? Сегодня, может, и да. А в перспективе? Когда зритель, слушатель, читатель поймут, что его надурили? Не сказали ничего нового, неожиданного, ничего такого, чего он бы не знал заранее?.
Взять вот историю последних дней связанную с высказываниями политэмигранта (да простят меня те, кто считает его действующим политиком) Зенона Позняка. Высказался человек, жестко и безапелляционно. Так, что даже государственные каналы процитировали.

Но стали ли его высказывания предметом обсуждения в СМИ? Нет, нет и еще раз нет. Его цитировали «свои» и «чужие», но отнестись к словам критически, задать неудобные вопросы, спросить мнения у оппонентов и так далее не смогли. Или не захотели?

«Радио Свобода» сделало робкую попытку вернуться к теме, задав вопросы… все тому же Позняку.  Поводом, кстати, выбрали, опять-таки, не то, что говорил сам политэмигрант, а его цитирование по государственному телевидению.

Простите, но я сомневаюсь, что аудиторию «Свободы» интересовала реакция Позняка на цитирование. По крайней мере, меня так точно нет. А вот, что меня действительно очень заинтересовало в этом интервью на «Свободе», так это якобы существующие связи Позняка с КГБ. То есть, когда ваш собеседник вдруг озвучивает цифры, которые якобы были сказаны на допросе в этом ведомстве, а вы знаете, что он больше десяти лет не живет в этой стране, то разве не резонно прижать его к стенке и выудить все факты? Откуда такая осведомленность? Есть ли у него доказательства? Документы? Разобраться в этой истории до конца.

Потому что в противном случае вы – не более, чем подставка под микрофон, в который можно говорить все, что угодно. Вы – ретранслятор достаточно серьезных обвинений, которые требуют разбирательства.

В такой ситуации мало быть ушами и глазами, нужно еще мозгом, следователем, человеком, который не выдает в эфир все подряд слова, просто потому, что они были сказаны, но и серьезно анализирует сказанное.

Не поймите меня превратно, я не о том, что журналисты – крайние. Политики, конечно, обязаны «отвечать за базар».  Но ни один уважающий себя журналист на Западе не отмерит своему собеседнику газетную площадь (либо эфир) на все, что он только хочет сказать. Потому что политика априори не может быть кристально чистой и абсолютно честной (даже если кто-то считает некоторых политэмигрантов совестью нации). И вопрос, кому и зачем это выгодно именно здесь и именно сейчас – не праздное любопытство, а профессиональная необходимость.

Критичность – вот, что отличает журналиста о того, кто им не является. Вам может сто раз нравится ваш собеседник, но в голове стоит держать читателя, который может не быть таким лояльным к улыбчивому человеку напротив.

На сегодняшний день в нашей, белорусской, журналистике уровень скептицизма нередко зашкаливает, но скептицизм – не критичность. Первое – недоверие, уверенность и сомнение, второе – способность подвергать всестороннему анализу различные гипотезы, отказ от предрассудков и шаблонов.

Виктор Малишевский говорит, что задать неудобный вопрос легко… Ему одному? Или есть еще другие?

Оценить материал:
Голосов еще нет
распечатать Обсудить в: